September 24th, 2009

Убедительно?

Виктор бросился перед женою на колени и, как это писалось в старинных романах, буквально осыпал её поцелуями.
- Прости, прости меня, - счастливо и лихорадочно шептал он. – Я отпустил тебя… Из-за меня они посмели… А у меня нет ничего дороже тебя… Солнце моё родное…
Она смеялась счастливо и только всё дёргала руками, вспоминая и тут же забывая, что они прикованы.
Кто-то стукнул Виктора по плечу и вложил ему в руку ключи от наручников.
Из кухни доносились звуки пинков и непритязательный матерок – пользуясь состоянием грогги, в котором пребывали бандиты, от них выпытывали подробности заказа.
Серебряков этого не слышал. Он купался в лучезарных глазах Насти. И шептал, шептал… Collapse )

Вняв критике. Другой конец. Ы?

Нет, СОБР ещё не ворвался в квартиру, когда они домчались до Песчаной. Задержали бойцов. Отчасти – из-за Серебрякова. Который доложил, как и положено, о неожиданном звонке Натальи.
В результате милицейскими головами был сделан – с их точки зрения, справедливый – вывод, что заложниц теперь не одна, а две. А потому потребовалось дополнительное время. Чтобы оценить новую ситуацию, добыть в МЧС план квартиры и вообще в целом подкорректировать план штурма. Или, что точнее, подождать такого развития событий, когда принятие любого дальнейшего решения будет иметь не персональный, а вынужденный характер.
Основной вопрос стоял так: надо ли вступать в переговоры - или эффективнее начать штурм внезапно. Collapse )