Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.1. Археологические источники. 4

И кто же в этих условиях создал новое государство – РСФСР? Неужто эти вот мужики, которые так за сошкой и проходили, пока кто-то увлекательно делил власть?
Да нет. Ибо археологическая география совершенно ясно показывает нам места сосредоточения элит, то есть людей, кто не производил, а пользовался плодами производительного труда. Это не говорит о том, что эти люди были паразитами – время вульгарного марксизма прошло, а история строительства либерализма в России доказывает жизненную необходимость наличия грамотных управленцев, пусть даже они лично за станками не стоят. Нет, эти люди тоже производили продукт – собственно государство, за что и получали возможность присвоения продуктов, в этом государстве производящихся.
И вот что мы видим:

Характерной чертой скандинавских дервностей X – XI в. Южной Руси является их исключительно богатый контекст (роскошные погребения, вещи из кладов), что, очевидно, может свидетельствовать о существовании здесь знатных фамилий, которыми скандинавское происхождение было осознано.


То есть это не варяги-находники, это не скандинавские воины-наёмники. Это местные жители, полноправные граждане. Но – скандинавского, по виду, происхождения.
Это во-первых, это вещи –

- основная концентрация которых… связана с территорией, занятой на протяжении всего древнерусского времени усадьбами знати, церквями и монастырями.

Знати, напомню, русской. Ибо XI век – это уже сугубо древнерусское время, время, когда самодеятельные ватажки воинов Севера уже не могли ходить по этой земле. И тем более оставлять на великокняжеских форпостах свои погребения с тётьками и лошадками.
Стоит, правда, оговориться: это касается только Южной Руси. На севере в изобилии представлены практически все известные скандинавские стили вплоть до начала XI столетия: «Хватающий зверь», он же Оссберг, типичный для IX века, Борре (конец IX – первая половина X вв.), Эллинг и Маммен (вторая половина X – начало XI вв.). И это, в общем, одностилевые комплексы.
Любопытно, что по мнению шведских историков, анализировавших находки в России, захороненные в этих местах скандинавы происхождением были из Средней Швеции. Кроме того, ряд исследователей видит в этом миграционном движении также и след ютландцев.
На юге же Осеберга нет, зато есть Рингерикс и Урнес XI века. А между ними – тоже Борре, Эллинг и Маммен. В чём разница? В том, что здесь – как мы это видели на примере шестовицкого «хёвдинга» - скандинавские вещи представляют собою лишь часть погребального комплекса, носящего в целом некий «универсальных» характер.
А значит, мало того, что на севере скандинавы появились ещё в 800-х годах, но до юга дошли только через век. Как оказывается, русы на юге, меняясь и ассимилируясь, с удовольствием прикупали вещи со своей исторической родины, ощущая с нею культурную связь.
Более того. Судя по этой разнице, первоначально власть русов концентрировалась на юге, вокруг Киева, а на севере по-прежнему ватажничали новые и новые выходцы из Скандинавии. Иными словами, уйдя из Ладоги или Рюрикова, Олег это сделал по принципу «уходя – уходи». Ни Ладогу, ни Рюриково, ни Тимерёво с Сарским и Михайлловским он больше не контролировал. Строительство и расширение Русского государства началось действительно из района Киева.
Это, кстати, объясняет многие до сих разно трактуемые факты. То, почему в дальнейшем восприятии жителей Древней Руси «Русская земля в узком смысле» ассоциировалась с Киевом и ближайшими к нему землями – отсюда «государственные» русы начали свою экспансию, отсюда выходили они покорять древлян, северян и прочих радимичей, создавая, собственно, Русь. То, почему киевские великия князья стремились рассадить своих сыновей по дальним городам: завоевали – посадили. То, почему Владимир брал Полоцк – не потому, что Рогнеда была непослушна, а потому, что это была земля, русам отродясь не подчинённая.
И в этом свете мы вновь сидим придурочность вековечного спора антинорманистов с норманистами. Да, русы были родом из Скандинавии. Но Русь они строили-завоёвывали уже на паях с местными элитами, включая их в свой состав и сами растворяясь в них. Оставляя им лишь своё имя. И отвоёвывали её как раз у скандинавов, вновь и вновь посылавших свои отряды в Восточную Европу, ходивших по тамошним рекам, захватывавших и продававших местных рабов и – главное! - везущих кровью заработанное серебро мимо натруженных рук киевских володетелей прямо в Скандинавию.
Это было неприемлемо, этого было не должно быть.
И этого не стало.
Смотрим.

Наиболее ранние скандинавские находки происходят из нижних напластований Старой Ладоги, датированных серединой VIII-IX вв. Наиболее поздние — из культурного слоя Новгорода и Суздаля, к ним же относится и рунический камень с о.Березань.
Основная часть скандинавских вещей найдена в районе нижнего и верхнего Волхова (Старая Ладога и Рюриково Городище), на территории юго-восточного Приладожья, на верхней Волге под Ярославлем (Тимерево) и на верхнем Днепре (Гнёздово). Затем по количеству находок следует Среднее Поднепровье (Шестовица и Киев) и район Владимирских курганов. Небольшое количество находок связано с Новгородом, Псковом и их окрестностями, районом Белоозера, междуречьем Западной Двины и Днепра и некоторыми другими местностями. Карта очень хорошо показывает, что большинство находок связано с пунктами, расположенными на основных водных магистралях или вблизи них.


То есть мы ясно видим: погребальные поля и городища, где явственно виден след скандинавов, оказываются на самых стратегически важных направлениях тогдашних транзитов. Это:
- Ладога-Плакун – открывает и запирает вход в Восточно-Европейское пространство с севера;
- Рюриково городище – открывает и запирает вход в систему речных транзитов с севера;
- Гнёздово – городище и некрополь - открывает и запирает вход в систему речных транзитов с запада;
- Тимерёво – Сарское - открывает и запирает вход в в Восточно-Европейское пространство с востока;
- Полоцк – открывает и запирает вход в Восточно-Европейское пространство с запада;
- Муром – открывает и запирает вход в Восточно-Европейское пространство с Оки.
Отмечаем: это всё пункты, где присутствие скандинавов заметно ещё до времени Рюрика, либо непосредственно после его «призвания».
Чего нет? Правильно – замка на юге. Там – хаос и хазары.
И вот тут появляются – причём, что характерно, лишь в самом конце IX – начале X вв., когда транзиты между Скандинавией и Востоком были уже разобраны по добрым рукам:
- Шестовицы – Чернигов - открывает и запирает вход в Восточно-Европейское пространство с юга;
- Киев - открывает и запирает вход в Восточно-Европейское пространство с юга, распараллелив эту роль с Черниговом.
Дублирование, не правда ли? Какой-то из опорных пунктов явно лишний.
Какой же? Это легко определить.
Собственно южный вход-выход держит Киев. Чернигов контролирует его лишь в той мере, в какой имеет возможность перехватить охотников прошвырнуться по «янтарному пути». Забраться от Чёрного моря на север или наоборот – спуститься оттуда по Днепру и пощекотать тёпленьких гречанок - он никому не мешает.
Киев – другое дело. Но ему, со своей стороны, вывозить нечего и некуда. Мехов тут нет или для их получения надо сначала примучить злостных древлян. С Царьградом торговать нечем. Рабами разве что. То есть опять же – трудными древлянами. Или северянами. Но за теми – хазары и вообще…
Опять же – с греков какой навар? Им рабов все, кому не лень, пачками таскают. Весь Северный Кавказ денно и нощно над этим производством горбится. Хазария цену сбивает. Причём кем? – да конкурирующими русами же на севере собранным товаром! А греки ещё и носы морщат, губки поджимают – кончилось-де время рабовладения, оглянитесь, давно уже прогрессивная общественная формация на дворе. Нам больше воины нужны, да крестьяне. А с рабами – вон, к отсталым хазарам да арабам обращайтесь…
А как к ним обратишься? На пути – вона! – хазарский северянский Чернигов стоит. Пройти-то ты его, может, и пройдёшь – хотя, зар-раза, по такой гнутой и перекатистой речке, как Десна в том месте, не факт, не факт… Так дальше всё равно угрюмые вятичи сидят сумрачно – и опять же под хазарами волкохищными. А перед ними радимичи…
И куда бедному русу податься? Только на справедливую войну за захват Чернигова.
И пал Чернигов.
И появился Чернигов. Но уже как киевский город. Под заботливым присмотром молодцов из Коровеля.
Но дальше Десна опять не свободна! Радимичи там зверовидные сидят. И даже гей-парадов не разрешают. И то, что характерно, под хазарами! Нет, точно – последний глоток воздуха эти степные шакалы для русского Киева закрыли! Транзит восточный на всём протяжении держат!
Ну, технология уже отработана:

- Кому дань даете?
- Козаром.
- Не хрѣнъ! Мнѣ давайте.


К вятичам, очевидно, тоже была послана делегация с незым, кротким словом. Но те, судя по дальнейшим событиям, не вняли голосу мира и славянской солидарности. Настолько с хазарами, видать, спелись, что пришлось Святославу их предварительно нейтрализовать в рамках похода на Хазарию. И то, похоже, не сильно удалось. Во всяком случае, в ответ на хрестоматийное –

- «Кому дань даете?» -

- они –

- ркоша: «Козаром по щелягу от рала даем».


И? И… всё! Молчок. Никакого "мне давайте!" - не последовало.
Лишь ещё через два года –

- побѣди вятичь Святославъ и дань на нихъ възложи.


Святослав!
Правда, через 15 лет уже сын его Владимир –

- вятичи побѣди и възложи на ня дань от плуга, якоже отець его ималъ.


Но те снова отложились, и на следующий год Владимир снова должен был их побеждать.
После этого, наконец, вятичи смирились. Так это ж сколько лет после Олега прошло!
Вот и получается, что бегали русы к грекам шапки к голове гвоздиками прибивать не со зла, а от нужды-туги великой. Им тоже хотелось кушать и серебра – но к булгарам, хазарам и к сказочному Багдаду конкуренты русили, а им ходу не было. А маршрут к богатеньким арабам по Дону или Волге опять-таки предусматривал проход через злющих после отъёма двух племён-данников хазар. А обходные маршруты по Азову, Кубани-Тереку или Фазису-Куре означают сплошные миротворческие операции на Кавказе. Только лишь в 944 году, вроде бы, удалось закрепиться в Бердаа, что ныне в Азербайджане, от арабов отбиться, - но не впрок местная пища пошла, извелись поносом…
И Святослав не зря на Болгарию зарился. И в самом деле – была она логическим и логистическим центром его чаемых владений. Что такое Киев? – ерунда, далёкая северная окраина, запертая с севера и востока. А на западе только торговать можно, транспортируя мёд и воск в Богемию. Так Богемия на Дунае лежит, на прямой речной дороге! Это тебе не по лесам с дикими поляками пробираться! А тот же Дунай в Болгарию приводит. И Днепр. И Дон, где после разгрома хазар удалось опорные пункты установить. И греки рядом. Он же так и говорит, Святослав:

Не любо ми есть в Киевѣ жити, хочю жити в Переяславци в Дунаи, яко то есть среда земли моей, яко ту вся благая сходяться: от Грѣкъ паволокы, золото, вино и овощи разноличьнии, и изъ Щеховъ и изъ Угоръ — серебро и комони, изъ Руси же — скора, и воскъ, и медъ и челядь.


Действительно, чего там, в Киеве делать? Древлян в который уж раз примучивать? Или вятичей диких, о мести и восстании мечтающих? А торговать чем? Изделиями народных промыслов? Словом, ни подвигов тебе, ни торговли…
В общем, не было киевским русам иного пути, кроме экспансии на север. Наступления на владения альтернативных конунгов русских, о которых смутно поминается в некоторых скандинавских сагах, например, в «Саге об Одде-Стреле». И уже оттуда пробиваться к источникам серебра.
И что же мы видим?
Интересные вещи мы видим, прямо скажем.
Тимерёво. Угасание и ликвидация в начале XI века. Что делается рядом? Как раз в период до 1010 года будущий великий князь Ярослав сжёг финно-угорское поселение, оставшееся в истории под именем Медвежий Угол. А на его месте построил город Ярославль. Который запер тому же тимерёву вход-выход на Волгу. А ведь это торговое было поселение, ему такой выход жизненно нужен.
Сарское. Угасание и смерть в конце X века. После того, как рядом, на озере Неро, появился в 960-х годах город Ростов, выросший вокруг резиденции киевского наместника. А откуда взялся наместник? А откуда взялось вот это? –

- серединой X в. датируются новые укрепления на этих поселениях; вал на Гнёздовском городище, вторая линия укреплений на Сарском. Впрочем, напряженность обстановки чувствуется в это время повсюду: укрепляются Ладога, Киев, Новгород, Полоцк, Изборск; Смоленск упоминается Константином Багрянородным как крепость…

И Ростов, что характерно, формируется выходцами из Сарского городища. Потому и имя своё, скорее всего, у него и забрал.
Рюриково. В 930-е рядом возникает Новгород. Причём почти сразу как киевский домен. А это наша святая Ольга устроила:

В лѣто 6455 иде Олга Новугороду. И устави по Мьстѣ погосты и дань, и по Лузѣ погосты и дань, и оброкы…


Обратим внимание: даже в 947 году киевские правители не получали дани от Новгородской земли! Кто уж там сидел в это время в Рюриковом – но Киеву он точно не подчинялся!
Теперь пришлось. И практически сразу начинается угасание городища. Вернее, не так. Стоял ли он какое-то время пуст или продолжал существовать, скукожившись, по материалам раскопок сказать трудно. Но из вика и протогородского послеения он в конечном итоге превратился лишь в княжескую резиденцию. Ирония судьбы: Новгород, взлелеянный в качестве оплота киевлян против местных вольных русов, князей в дальнейшей истории как раз особо до себя не допускал, а отправлял их в Рюриково…
Гнёздово. Гигантский комплекс! Некрополь, три городища. Существует… Можно предсказать: до начала XI века. Как раз до того времени, когда возникает современный Смоленск, точнее, Смоленск на современном месте.
Полоцк. Первые пласты древнего городища – первая половина IХ века. Уничтожен и выстроен заново в качестве киевского форпоста в 980-х. Тут, правда, особая история. Взял-то Полоцк Владимир, будучи ещё незаконным захватчиком Новгорода. Незаконным с точки зрения тогдашних киевских властей. Но взял его Владимир у некоего Рогволода – судя по имени его и имени дочери скандинава, а по постоянству княжения – местного конунга. То есть – «вольного» руса. А после взятия Владимир довольно быстро стал великим князем Киевским, но Полоцк уже не отдал. Точнее, отдал позднее во что-то вроде вотчины своим потомкам от несчастной Рогнеды.
И, наконец, можно увенчать этот мартиролог городом Псковом. Который сначала был поселением местных автохтонов кривичей, потом был сожжён и захвачен во времена Рюрикова нашествия – оно же призвание, но больно своеобразное: Псков был практически уничтожен норманнами. А в начале XI века – предсказуемо, правда? – был не только полностью ликвидирован Ярославом Мудрым, но и перестроен по уже сложившимся нормативам русских городов.
Так и получилось древнерусское государство – в ходе борьбы киевских русских с «вольными» русами Восточно-Европейской равнины…
Впрочем, мы отвлеклись. Это – тема следующей главы.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments