May 12th, 2014

мечтатель

Повести исконных лет

В лето 6462 (954). Приходили слы от императора ромейского Константина, принесли поминки великие и богатые и просили дать войско русское, зане побили сильно агаряне греков на востоке, и город Германикию, что на границе Каппадокии с Киликиею и Сириею, забрали, а сына доместика схол Константина Фоку пленили. Аще же не даст войска Ольга, то да призовёт варягов русских на службу к императору. И за то император золотом заплатит.
Collapse )
мечтатель

По поводу Владимира иже робичич

Вот тут задумался по двойному поводу.
Некая Рогнейд Рагнвальдсдоттир отвечает отцу своему на вопрос: "Пойдёшь ли за Владимир?" смертоносную фразу: "Не хочу розути робичича, но Ярополка хочу".
Вопрос первый: а почему, собственно, "робичич", а не просто "робич"? Был бы сыном "раба" или "рабы" - был бы "рабич", нет? Внук раба/рабыни? Кого - великих князей Игоря и Ольги?
Знаю, впрочем, что версий много, и толкований ещё больше, но вопрос второй тоже интерес вызывает:
а почему, собственно, ключницу великой княгини можно назвать рабыней? В принципе, это близко к франкскому мажордому, это управделами великого князя, тиун личного хозяйства. Я не к тому, что тиуна нельзя назвать холопом - по-своему он тоже холопом может быть признан.
Но можно ли было в средневековой иерархии признавать неблагороднорожденным сына мажордома/мажордомки? Откуда презрение к представителю рода от великого князя и матери в позиции одной из высших должностей в княжестве?
Не стоит ли тут, сверившись с Фасмером, предположить, что говорила она на самом деле о ребёнке, о "робе"? А "робичич" - означало что-то вроде нашего: "Да он ещё дитя дитём!"
А если приплести сюдя осмысление "робкий", то получится действительно оскорбительно - ведь и в самом деле Владимир даве от гнева Ярополка за море бежал! И гнев вплоть до изнасилования понятен: конечно же, оскорблённый в своём самом дорогом подросток очень захочет отомстить насмешнице наиболее обидным уже для неё образом...
Как думаете?