June 26th, 2015

офицер

Армения: потерпевшим быть не хочет никто

Каждая массовая акция в духе "майдана" – штука, серьёзно организуемая и управляемая. Это ни для кого не секрет более. Не является исключением и нынешняя демонстрация в Армении. Люди снабжаются напитками и продуктами питания, активисты снабжаются лозунгами и "кричалками", официальные спикеры – аргументами.
"Кто говорит твоими устами?" – было принято спрашивать на Востоке, когда в переговорах участвовали посредники. "Устами" – по крайней мере, одними из и очень активными – толпы на проспекте Баграмяна в Ереване стал некий Вагинак Шушанян. Он человек достаточно известный именно как активист разнообразных "общественных движений против роста цен и тарифов". На данной акции он выступает как один из руководителей общественной инициативы "Нет грабежу!", активисты которой составляют заметную часть митингующих. Более того, по его же собственным словам он управляет ходом акций протеста в Гюмри и Ванадзоре. Действительно лидер.
Collapse )
офицер

Сколько должны проехать коновозы

25 июня

После непланового вчерашнего выходного казаки проделали сегодня очередной отрезок своего пути на Берлин. И попали… в Грановку. Да, ту самую, где ночевали, и где вчера провели выходной.



Сей парадокс объясняется просто. Путь от Москвы до Берлина должен быть пройден весь – такое решение было принято ещё при организации конного похода, такую установку постоянно проводит в жизнь шеф предприятия Павел Мощалков. Но – путь на лошадях. Что, конечно, не предполагает, что и казаки должны ночевать на том месте, где пересекут незримую черту финиша очередного дневного отрезка. Место для их ночлега выбирается, исходя из местности и условий. Как и для ночлега коней, собственно. То есть где-то рядом с маршрутом должно быть жильё для людей и конюшня (на худой конец – коновязь) для лошадей. Об этом заботится команда квартирьеров, состоящая из Сергея Балаклеева и Анны Николаевой.





Collapse )
офицер

Скончался русский Дэн Сяопин

Такое у меня сравнение.
Проблема в том, что хотя все годы вне большой политики его мнения и размышления в политике России оставались важным и влиятельным фактором, но решающими, как у Дэна, становиться не могли. У Путина они становились лишь частью общей суммы.