February 2nd, 2016

Новый солдат империи

Было ли страшно?
Да вроде нет. Александра уже водили на расстрел. Первый раз – в Афганистане. Какой это был год? Девяносто седьмой, что ли? Да, точно!
А, нет! Тогда в первый раз – в Чечне. В девяносто шестом. Когда они, группа журналистов, чин чином, в сопровождении пресс-офицера, оказались возле комендатуры Гудермеса. Или Шатоя? Нет, Гудермеса, Шатой был позже. А это была весна, грязь непролазная, всё вокруг какое-то серое и тоже грязное. Серое небо, серые горы, серые лица. Уже тогда – это уж задним числом понятно стало – серость лиц солдат и офицеров предвещала нелепый и позорный результат всей той нелепой и позорной войны.
Collapse )