June 16th, 2016

Новый солдат империи

И вот теперь она уходит совсем. Навсегда. Под серым небом января. Под крики ворон.
И всё – как в тумане. Хотя по форме и не так. Всё Алексей видел нормально, остроты зрения и восприятия не терял. Не первая смерть рядом. Но и не так, как отца хоронили. Там вот этой непонятной пелены между ним и миром не было. Хоронили солдата. Павшего в бою с врагами. С фашистами. Сделавшего в том бою максимум, что мог сделать безоружный, - плюнуть фашистам в лицо. И завещать тем самым отомстить за себя. И Алексей уже тогда воспринимал отца как однополчанина, как боевого товарища, за которого врагам будет отомщено. Потому что плевка в лицо – мало. Он, сын и однополчанин, должен стать тем оружием, которого не было в руках отца во время его последнего боя. И стал, будем надеяться. Раз фашисты на трусливые теракты перешли. Впрочем, им привычно…
Collapse )