August 18th, 2016

Перс

Кто должен вешать небратьев?

"... Придет Россия, вас всех повесят, а я буду рада" - буднично так, и по-деловому сообщила укропограничникам на пункте пропуска украинско-польской границы "Грушев-Будомеж" укрогражданка Татьяна Монтян.  И во фразе этой, как в зеркале, отразился весь агрессивный инфантилизм и всё восхитительное иждивенчество горлопастых и нахрапистых небратьев, во множестве расплодившихся по периметру российской границы и обладающих потрясающим чувством долга, то есть чувства, что им кто-то должен.

Collapse )

В продолжение темы Рогнеды Рагнвальдовны, оскорбившей Владимира Святославича

Давно уже было, но затеялся такой разговор:
Некая Рогнейд Рагнвальдсдоттир отвечает отцу своему на вопрос: "Пойдёшь ли за Владимир?" смертоносную фразу: "Не хочу розути робичича, но Ярополка хочу".
Вопрос первый: а почему, собственно, "робичич", а не просто "робич"? Был бы сыном "раба" или "рабы" - был бы "рабич", нет? Внук раба/рабыни? Кого - великих князей Игоря и Ольги?
Знаю, впрочем, что версий много, и толкований ещё больше, но вопрос второй тоже интерес вызывает:
а почему, собственно, ключницу великой княгини можно назвать рабыней? В принципе, это близко к франкскому мажордому, это управделами великого князя, тиун личного хозяйства. Я не к тому, что тиуна нельзя назвать холопом - по-своему он тоже холопом может быть признан.
Но можно ли было в средневековой иерархии признавать неблагороднорожденным сына мажордома/мажордомки? Откуда презрение к представителю рода от великого князя и матери в позиции одной из высших должностей в княжестве?

На то получены был очень интересные и в большинстве очень умные ответы. И прикрутился разговор сам собою. На днях, однако, многоуважаемый и мудрый mazzarino возобновил его следующим замечанием:
Касаемо ключниц.
Да, ключницы "котировались" в холопском ранге, как, кстати, и тиуны. Естественно, это были не простые холопы, а привилегированные, за убийство тиуна или ключника вира была ой-ой-ой, но, тем не менее, они числились в холопах. Подробно положение разных разрядов холопов разобрано в Русской правде.

Поскольку там всё уже далеко и давно, решил я свой ответ оттуда перенести поближе. И был он таковым:
И всё же всё равно не получается.
Дело даже не ключнице великой княгини, которая какой бы холопицей относительно неё ни считалась, всё равно занимает один из высших постов в иерархии феодального государства. Это та же холопка, какой при Иване Грозном какой-нибудь "холопишка твой Ивашко Шуйский со дворяны своимы" (условно).
Мы прекрасно информированы а) о многожёнстве среди язычников и Святослава в том числе; б) что даже незаконнорожденный сын короля всё равно принц, а не холопич (бастард не есть ругательство, это есть признание факта, что рождён вне официального брака; в) что киевская династия всяко познатнее полоцкой, и не дочке норманнского князька воротить морду с оскорбительными выражениями от сына Святослава; г) что Ярополк к тому времени был вполне себе женат, и гражданка Рогнейд Рагнвальдсдоттир Пальтескьяс фактически требовала себе места второй жены - не kvaen, а bedja, на что пойти законнорожденной княгине вряд ли моглось и должнось, да ещё ценою войны.
Последнее обстоятельство представляется мне самым важным. Раз Святослав сажал Владимира наместничать в Новгороде, раз его соратники и дворяне имели с ним дело как с княжичем, раз сама княгиня Ольга воспитывала его вместе с "законными" внуками - то это значит, что, будь он трижды от холопки, но Святослав сажал его на колено и тем самым приравнял к законнорожденным. Всё! Более Владимир никакой не робичич, а Святославич!
Таким образом, вся легенда о нежелании Рогнеды выйти за сына холопки повисает в воздухе даже не дважды, а четырежды! -
1. если с Владимиром вообще имели дело, а не держали на заднем дворе вместе с другими детьми, прижитыми от прислуги, - значит, он был признан законнорожденным;
2. конунгсдоттир едва ли могла хотеть быть чем-то меньшим, нежели квеною при князя, ибо дети от бедья НЕ БУДУТ ЗАКОННОРОЖДЕННЫМИ;
3. матерью Владимира была одна из высших дворянок княжества, и назвать её сына холопичем можно было только и строго в оскорбительном намерении;
4. поскольку феминизмом тогда не занимались даже азербайджанцы, то голоса жёнам и тем более дочкам никто не давал, следовательно, раз подобные слова были переданы посланцам Владимира от имени конунга Рагнвальда, это означало объявление войны Владимиру, т.е. Новгороду - но, судя по дальнейшим событиям, Рагнвальд к войне не готовился, и на Новгород не шёл.
Эрго суммум: Рогнейд таких слов не говорила, ибо это было невозможно ни политически, ни по обычаям, ни по реальному общественному положению Владимира.

То есть там был больше разговор лингвистический, а здесь хочется, чтобы он стал конкретно-историческим. Тем более что нарисовывается замысел четвёртой книжки серии "Русских..." - "Русские среди славян". Каковы будут мнения уважаемых коллег?