October 7th, 2016

О всеобщем спасении грешников

Оригинал взят у fater_go в О всеобщем спасении грешников
Снова всплыл старый спор: есть ли у адских мучений конец? Будут ли все прощены? А заодно вопрос: существует ли ад вообще?

http://www.bogoslov.ru/text/5076544.html

Догматически тут все ясно. Ад есть. Об этом и сам Христос говорит "где червь не усыпаемый и огнь неугасаемый", и "тут будет плач и скрежет зубов". Аналогично и об окончательном Суде(Ин зач. 16), и о том, что верующие будут спасены, а неверующие уже осуждены своим неверием. Сами осуждены, заметьте! Никаких претензий к Богу за его суровость не принимается. И про муку вечную Христос тоже говорит. А выше инстанции, чем Христос, нету! Разве что Евангелие переписать! А что? Ведь предлагали переписать Евангелие в угоду еврейскому вопросу сторонники "Христианства после Освенцима"! Чтобы убрать пресловутое "кровь Его на нас и наших детях" и тому подобные моменты. Но, надеюсь, что сторонники осужденного вселенскими соборами учение об апокатастасисе (всеобщем спасении грешников) до этой дерзости не дойдут.

Что же все-таки смущает прекраснодушных противников вечного наказания? Отчасти ответ виден из самого заголовка статьи: "Тест на человечность".

Вот именно - человечность. Они-то это слово понимают с позиции "гуманизма" (что и переводится, как "человечность", хотя это слово несколько дискредитировало себя в последние десятилетия). Я же хотел посмотреть на это слово с точки зрения восприятия его в смысле "антропоморфизм". Наше человеческое понимание, наше сиюминутное понимание, наше житейское понимание... Человеческое понимание, а не Божественное. А вот с понимание Божественным, с этим всегда трудно, ибо Бог не таков, как мы, хотя и воплотился, учил, и распялся за нас. Но именно Он мыслит понятиями вечными, а мы пребываем в понятиях временных. И чтобы понять Бога и его "вечные глаголы", надо попытаться проникнуть, хоть на миллиметр в глубину некоторых привычных нам, с человеческой точки зрения, вещей.

Например, что такое вечность? Как это понимать? Ибо без представлении о вечности нет понимания вечных мук. Вечность можно понять как бытие или состояние, неограниченное во времени. Хорошо, а что такое время? Мы понимаем время здесь, в этой жизни... Мы его ощущаем психологически. "Как летит время!" - восклицаем мы. Мы понимаем его астрономически, как смену периодов - день и ночь, лето, осень, зима и весна, смотрим его по часам. Оно разделяет причину и следствие. "до" и "после". А что будет там, куда мы уходим после смерти? Ведь у Бога, возможно времени нет. Он ведь говорит, что Он - "Альфа и Омега, начало и конец". Ведь время, по большому счету, форма существования тварного мира, оно отделяет в нем одно событие от другого. Оно такое же, как длина, ширина и высота - одна из координат пространства-времени. Но когда мира не было, то Бог был. Как это возможно, мы даже и вообразить себе не можем - вот это и есть не человеческое, но Божественное! Это мы ждем Страшного Суда, а для умершего, он возможно уже настал.
Делай раз - душа покинула мир.
Делай два - предстала перед Творцом открытая во всем своем убожестве, или достоинстве - это... как жила, в том и предстала!
Вот оно как может быть.

Чтобы продолжить размышления о вечных муках надо подумать о том, что из себя представляет душа человеческая после его кончины. Нет, меня не интересует старый спор святителей Феофана и Игнатия об эфирном теле души. Меня интересует другое. Меня интересует мое бессмертное Я, которое живет во мне, в моем теле, где-то там. Причем не просто конкретное состояние этого Я на данный момент, а некоторое интегральное значение моей личности, ибо Я таково и есть. Оно вмещает память, свойства характера, некоторые духовные и душевные компоненты, способности, таланты, отношение к жизни, и многое другое, что и составляет мою личность. Внимательно наблюдая за собой, я, по ходу моей жизни, выясняю, что это интегральное Я достаточно подвижно, что если я долго буду жить в благочестии, причем не только внешнем, а еще более внутреннем, буду во всей полноте своей жизни стремиться жить по заповедям, а если возможно, то и более, буду в постоянной молитве и памяти Божией, то мое Я становится иным. Это то, что Отцы Церкви именовали "обожением", и без этого процесса дух человеческий источается и становится равен нулю. После смерти у грешника не остается того предмета (души или личности), которое может жить. Христос говорит о праведных, воскресающих в жизнь вечную, и грешных, воскресающих на Суд (и это слово в контексте означает беспощадность этого Суда). Вот что может быть прощено, если прощать нечего? Если душа злобного убийцы, циника и эгоиста окажется мельче и ничтожнее души верного пса или ласковой кошки?

В Рай не войдет ничего скверного. Именно в этом Любовь и бесконечная забота о человеке нашего Господа? Жалко ли нам грешников? Конечно, да. По-человечески. Но по Божески? Можем ли мы отказать Богу в праве создать особый мир для праведников? Конечно, нет! И он создал его, и открыл в него путь, когда Воскрес из мертвых, и ныне уже населяет его. Это и есть Рай, где соберутся все труждающиеся и обремененные и Христос упокоит их в Своей великой Любви, которую почувствовал Силуан Афонский и с плачем мечтал о ней всю свою жизнь.