Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.5. Хазарские источники. 2

Примечание об «Острове русов»


Что же касается ар-Русийи, то, она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги.

Так написано в сочинении Ибн-Русте, одного из важнейших арабских авторов для темы истории Древней Руси, под названием «Дорогие ценности».
Ему вторят другие восточные авторы:

Русь находится на острове, окруженном озером. Остров размером в три перехода, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр. В то же время у них много городов, и живут они привольно.
Остров не большой и не маленький, с болотистой почвой и гнилым воздухом…
Место то лесистое и труднодоступное, и никогда ни один человек не достигал того места…


И так далее. Можно сказать – с перепевами, ибо у древних арабских авторов было принято «заимствовать» сведения друг у друга, добавляя к ним что-то своё по ходу дела или уточнённое, актуализированное при общении с кем-то, кто более точно знает о предмете. Кроме того, арабы в своих сочинениях о неведомых землях любили опираться на античные источники - было очень авторитетно тогда сослаться на мнение древнего автора. По отношению к ним - древнего. Как у нас на мнение какого-нибудь академика. В общем, желание опереться на былые авторитеты для поддержания авторитета собственных умозрений было распространено.
Этим очень часто объясняется противоречивость сведений из арабских источников, с чем мы уже встречались и ещё встретимся. Вот как здесь:

размером в три перехода –


- и -

- у них много городов, и живут они привольно.


Три перехода – это километров 90. Не маловато ли для привольной жизни во многих городах? Не коррелируется ли это с известиями из «Худуд ал-Алам», географического трактата 982 года неизвестного персоязычного автора, и из второго рассказа Ибн Ийаса, в которых никакого острова для русов нет?
Или другой пример. У процитированного Ибн Русте (и в другой, тоже самой ранней редакции Мутаххара ал-Мукаддаси) остров русов помещается посреди озера. А в текстах более поздних авторов мы уже видим море. И даже замечаем, как и когда это произошло: ещё один автор, Ал-Марвази, дал оба варианта. Видно, не мог выбрать…
Наконец, и само слово «остров» даётся в таком варианте, который, что называется, позволяет выбирать: «джазира» может толковаться и как остров, и как полуостров, и даже как междуречье.
Впрочем, последнее как раз и открывает нам путь к расшифровке этого загадочного топонима…
Ещё один ключ нам даёт время.
По заключению исследователей (А.Я.Гаркави, которое, кажется, никто не опроверг), Ибн-Русте писал свой текст в 930-х годах. Правда, многие его сведения, в частности, о славянах и руссов, как считается, восходят ко второй половине IX века. Но это важно для историков, которым важны именно сведения, - а для любого аналитика очевидно, что автор, выпуская в свет свой текст, всегда стремится дать в нём наиболее свежую информацию.
Таким образом, нижняя граница для появления «острова русов» - 930-е годы. Всё, что писалось далее – те самые «перепевы» и актуализация информации, благодаря которым, в частности, в источниках и появилось «море».
Где же мог находиться этот самый остров русов?
Опять же не будем привлекать долгую историю его поисков историками. В ней есть много замечательных, спорных, а подчас и забавных страниц, но нам сейчас это неинтересно. Ибо мы ответ уже знаем. Остров русов, очевидно, находится там же, где… сами русы.
По поводу же местонахождения русов мы можем говорить уверенно. Это прежде всего сама Русь. В 930-е годы это территория от Ладоги до Киева и от Волыни до Волги в районе нынешнего Ярославля. Военная же активность русов распространяется до Константинополя, Азербайджана, Польши и Карелии.
Никакого острова в три перехода диаметром эта локализация, очевидно, не даёт.
У нас есть второй вариант, Он исходит от весьма обоснованного исторически, лингвистически и археологически предположения, что русы есть люди скандинавского происхождения. Возможно, их остров – это Скандинавия и есть? Тем более, что арабы прекрасно знали труды Птолемея, а этот знаменитый античный географ так и писал, что на просторах северного океана –

- расположен остров по имени Скандза.


Ему вторили римский географ I в. н. э. Помпоний Мела и уже известный нам певец готской истории Иордан. Остров этот они помещают в Коданский залив, который сегодня идентифицируют с Гданьским. Иными словами, оба автора верно указывают на Балтику.
Могли ли, однако, арабы иметь в виду Скандинавию? Лично я долгое время думал именно так. Птолемея они уважали, про заполярную Лапландию, превращающую остров Скандзу в Скандинавский полуостров, они не ведали, да и универсальное слово «джазира» вполне корректирует их ошибку, если это было ошибкою.
Однако есть значительные минусы и у этого предположения. Скандинавия ни в коем случае не производит впечатления болотистой местности. Уже подплывая к ней, ты видишь обилие камня – от островков в шхерах до могучих скал в обрамлении фьордов. Три дня пути – тоже маловато: если уж арабские авторы знали от кого-то про болота и леса, то оный кто-то уж точно ведал, что Скандинавия значительно обширнее площадью, нежели место, которое можно форсировать в три перехода. Во всяком случае, слова –

- не большой и не маленький –

- к могучей Скандинавии никак не подходят.
Где же у нас ещё могут быть русы, чтобы в месте той их локализации попытаться отыскать их «остров»?
Снова на помощью приходят восточные авторы. Один из них, ал-Идриси, описывая рукав реки Атила, говорит, что он впадает в Чёрное море:

Один ее рукав (кисм) течет до города Матраха и впадает в море между ним и городом Русийа.


Ну, с передовыми воззрениями на географию, согласно которым один из рукавов реки Волга впадает в Чёрное море, мы сейчас спорить не будем. Впадает и впадает, вольно ему. А вот какая-то Русийа в пространстве между Волгою и Чёрным морем весьма интересна. Особенно, если принять во внимание что море как раз в те времена звали аккурат «Русским».
В этом же выдающемся своём сочинении – «Нузхат ал-муштак» - ал-Идриси довольно точно даёт расстояние до этой неизвестной Русийи:

…от него –


- имеется в виду Трапезунд –

- до устья реки Дану (Дунай), пересекая море на лодке, девять дней морского плавания. От Атрабзунда, пересекая море, [до] Русийа пять дней морского плавания.

Если промерить соответствующие расстояния, то мы обнаружим, что от Трабзона до устья Дуная 955 км. Взяв циркуль и отмерив половину этого расстояния, мы найдём на другом конце радиуса Синоп на южном берегу моря, где адмирал Нахимов славно разгромил турецкий флот. Но на Русийю это достопамятное место явно не походит. Зато на северном берегу лежит местность, в которую некогда бежали после поражения русские корабли. На неё указывает византийский император Иоанн Цимисхий, урезонивая вконец распоясавшегося князя Святослава:

Полагаю, что ты не забыл о поражении отца твоего Ингоря, который, презрев клятвенный договор, приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком лодок.

Да. Киммерийский Боспор – это нынешний Керченский пролив. Именно до него пять дней плавания от Трабзона – 476 км против 955. И именно на азиатском его берегу нам известно из истории и твёрдо локализуется древнерусское Тмутараканское княжество.
Да, но при чём тут «остров»? Таманский полуостров всегда был полуостровом…
Однако не будем торопиться.
Вот, скажем, знаменитый наш создатель первой русской летописи преподобный Никон, спасаясь от преследований великого князя Изяслава Ярославича, бежит в Тмутаракань. Там он, желая отойти в уединение, и поселился, после чего –

- …возросло то место и образовался там славный монастырь, во всем подобный Печерскому.


Опять же - нам пока не важно, где образовался тот самый монастырь. Главное, что место под него Никон нашёл, -

- дойдя до острова…

Троп? Переносный смысл? Описка?
Может быть. Но вернёмся-ка мы к тому самому городу Матарха, чьё имя тут уже прозвучало. Двух мнений по его поводу у историков нет: это та самая генуэзская Матрега, до того – монгольская Матрика, до того – русская Тмутарака́нь, до того – хазарская и византийская Таматарха. Ныне – станица Тамань. А в самом начале – античное поселение Гермонасса, принадлежавшее Боспорскому царству.
И что же у нас пишут об этом месте современные античные авторы?
Вот что говорит знаменитый Страбон:

Сейчас за Корокондамой –


- это тогда деревня, расположенная у выхода из Керченского пролива в районе мыса Тузла –

- морской путь идет на восток. В ста восьмидесяти стадиях от нее находится Синдский порт и город, затем в четырехстах — так называемые Баты, селенье с гаванью.

180 стадиев – это от 28 до 33 км. В зависимости от длины того стадия, который имел в виду Страбон. Ибо, как мы уже видели на примере Геродота, данные меры длины могли быть разной… э-э, длины. Даже основных – две: в 157 или в 185 метров.
Впрочем, у нас ещё будет повод проверить эти данные по другим источникам. Пока же они приводят нас к устью так называемого Кизилташского лимана, который представляет собою, собственно, затопленное устье реки Кубань. Которая во времена Страбона впадала в Чёрное море. Как, впрочем, впадала она в него вплоть до начала XX века, когда река -

- не доходя 8 км до начала Ахтанизовского лимана, делилась на две части:
- Переволока - впадающая в Ахтанизовский лиман - старая Кубань (Джига, ныне Кубанка) - впадающую в Кизилташский лиман.


Переволока же появилась в 1819 году, когда –

- жители станиц Стар.Ахтанизовской и Темрюкской прорыли в этом направлении канал, чтобы опреснить Ахтанизовский лиман, который соединили с Курчанским, у Темрюка, искусственным гирлом. Равнина перед Азовским морем ниже, чем перед Черным морем, потому основной скат Кубанской воды пошел в Азовское море. Оба лимана опреснились. Джигинский, впадающий в Черное море, не существует. Тамань из острова стала полуостровом.

При этом –

- вода устремилась по прокопам. Ахтанизовский лиман стал пресным, течение на Курчанском гирле усилилось. Это гирло имело несколько островов. Так как прокоп не поддерживался, то он за несколько десятилетий обмелел. К 1830 г. ни Переволоки, ни Темрюкского гирла уже не было.
Ахтанизовский лиман стал замкнутым озером. Десятилетием позже русла были прочищены вновь, и к 1864 г. вода в лимане стала пресной. В 1871 г. был вырыт Петрушин канал, направивший воду Кубани в Курчанский лиман. Все боковые ерики были забиты, и река расчищена от большого количества накопившихся в ней карчей.
С этого времени началось интенсивное уменьшение стока Кубани в Черное море через Бугазский рукав (от 67% в 1858 г. до 1% в 1893 г.) И соответственное увеличение ее стока в Ахтанизовский лиман через Переволоку.
Соответственно Бугазское гирло сузилось с 0.5 км (1833 г.) до 50 м (1865).


Пометим:

из острова стала полуостровом.

Практически на наших глазах!
А тот же Страбон указывает, что при нём Тамань вовсе была архипелагом из пяти островов.
Почти современник древнего географа, некий Псевдо-Скимн, тоже свидетельствует: Синдская гавань, как и Гермонасса и Фанагория, находится на острове:

Затем следуют Гермонасса, Фанагория, которую, как говорят, основали некогда теосцы, и гавань Синдская, населенная эллинами, пришедшими из ближних местностей. Эти города расположены на острове, занимающем большое пространство ровной земли по Меотиде вплоть до Боспора; остров этот недоступен, с одной стороны, вследствие болот, речек и топей, находящихся на противоположной стороне (от моря), а с другой — благодаря морю и озеру.

А? Один в один с Ибн-Русте! Тут тебе и остров, и болота, и недоступность. В одном только разница – у араба в качестве населения острова фигурируют русы. Что ж, для времени создания его труда так оно, похоже, и было. Коли Игорь в 941 году бежал от византийского «греческого огня» к Керченскому проливу, то надо полагать, у него там уже была своя, русская, база. Ибо «берегового права» в те времена никто ещё не отменял, и несчастный лишенец на десятке кораблей становился заслуженной добычей жителей побережья. Если они, конечно, не были своими…
«Островом» Тамань оставалась и позже. Как пишет один из весьма информированных в местной истории авторов со ссылкой на генуэзского учёного Висконти, -

в XIV веке река Кубань совсем не разрезала своими рукавами Тамань, т.е. это был монолитный остров, а Кубань впадала в Черное море через Кизилташский и Бугазский лиманы. Благодаря этому, суда из Черного моря попадали в Азовский рукав, а затем и в Азовское море, минуя Керченский пролив - этим путем пользовались греки и генуэзцы.

Итак, то, что Таманский полуостров был - и главное виделся! – древним автором как остров, можно считать установленным. Но вот был ли он «русским»? Тмутараканское княжество – понятно, но ведь арабы речь ведут вообще о русах.
Чтобы увидеть, какое место последние занимали в географических представлениях восточных авторов, предлагаю вновь обратиться к одному из самых старательных и систематических из них – к ал-Идриси. Вот что он говорит в своих описаниях морских путей:

От Карсуна (Херсонес) до Джалита (Ялта) тридцать миль; это город, [принадлежащий] к стране ал-Куманийа. От Джалита до города Гурзуби (Гурзуф) двенадцать миль; это многолюдный город, [расположенный] на берегу моря. От него до города Бартанити (Партенит) десять миль; это небольшой цветущий город, где строят корабли. От него до города Лабада (Ламбат) восемь миль; это прекрасный город. От него до Шалуста (Алушта) десять миль; это красивый большой город, [расположенный] на море. От него до города Султатийа (Судак) по морю двадцать миль, а от города Султатийа до города] Бут(а)р двадцать миль. От Бут(а)р до устья реки Русийа двадцать миль. От устья реки Русийа до (города) Матраха двадцать миль.

Далее ал-Идриси говорит подробнее, когда описывает путь в противоположном направлении – от Трабзона:

От него до города Матрика, название которого передается [так же, как] Матраха, сто миль плавания... От города Матраха до города Русийа двадцать семь миль... [Город] ар-Русийа [стоит] на большой реке, текущей к нему с горы Кукайа. От города ар-Русийа до города Бутар двадцать миль. Мы уже упоминали ар-Русийа и Бутар ранее.

Трудности здесь с идентификацией и локализацией города Бутар. Как пишет И.Г.Коновалова в своей чудесной книге «Восточная Европа» в сочинении
ал-Идриси», -

- город Бутар (другие чтения: Б.р.т.р, Б.р.б.р), исходя из расстояния в 20 миль до Судака, локализуют в Феодосии, хотя тем самым не снимается вопрос о происхождении самого названия Бутар. … По предположению В.М.Бейлиса, название Бутар могло являться искажением наименования «Босфор», так как рукописи допускают чтение Бусур.

Правда, сама исследовательница присоединяется к тем, кто сопоставляет Бутар с Феодосией, но тут с нею тяжело согласиться. Во-первых, Феодосию все – и арабы в том числе – прекрасно знали как Кафу (Каффу). Перепутать было бы трудно, ибо Кафа была не просто известна - легендарна своим невольничьим рынком. И арабы на нём были весьма деятельными дилерами. Во-вторых, эта пресловутая Русская река появляется в очень интересном месте. Ибо если плыть, как то следует из маршрутника, вдоль берега от Херсонеса через Судак до Тамани, то река Русийа... повисает в воздухе. Ибо чем бы ни был город Бутар, лежащий, по логике, в двадцати милях к востоку от Судака, река между ним и Таманью может быть только одна - Керченский пролив. Впрочем, даже и этого быть не может. Не только потому, что Керченский пролив реку мало напоминает - а тем более такую, которая течёт с горы, а тем более для людей, привычных к пересечению морей вообще и Чёрного моря, в частности. Но и потому, что мили, которыми оперирует ал-Идриси, составляют, как мы увидим из расчёта чуть ниже, 0,74 от византийских миль. А те мы знаем: в Х веке так называемая византийская миля составляла, согласно данным немецкого исследователя Э.Шильбаха (Schilbach E. Byzantinische Metrologie. Milnchen, 1970) 1574 м 16 см. То есть от Судака до Бутара 14,8 византийских мили, что даёт нам 23,3 км. Где расположен по-своему замечательное место Коктебель, но истины ради необходимо добавить, что рядом лежит Карадаг, а его в ту седую старину побаивались не только корабелы, но и все разумные люди. Ибо легенды о тайных святилищах тавров на долгие века пережили своих создателей, - а тавры в Крыму оставили по себе такую славу, что никому не хотелось проверять, действуют ли ещё их заклятия или нет, и насколько подобрели с тех пор неприкаянные души принесённых в жертву.
Но, в общем, главное даже не в этом. А в том, что при такой локализации наша Русская река оказывается даже не Керченским проливом, а... Золотым пляжем возле посёлка городского типа Приморский.
Видимо, чтобы разрешить эти противоречия, И.Г.Коновалова, вслед за рядом авторов, приходит к выводу, что речь идёт о реке Дон, которая, дескать, и выливалась в Чёрное море через Керченский пролив, а Азовское море считалось как бы большим донским лиманом. Хорошо. Но тогда какие двадцать миль могут отделять Матарху - то есть Тамань, не просто лежащую на берегу Керченского пролива, но прямо-таки подмываемую им - от этого самого пролива?
В общем, версия больших учёных, конечно же, звучит наивно и вопиёт лишь об отчаянии исследователей. Отчего-то решивших неистово поверить в истинность сведений в одном месте книги, прекрасно видя ложность информации в другом её месте. Как с тем же рукавом Волги, впадающим в Каспийское море. И это при том, что сама же И.Г.Коновалова меланхолически замечает:

однако и в этом случае расстояние от Судака до Боспора (Корчева) примерно втрое больше указанного.

Да ошибся попросту ал-Идриси или кто-то из его позднейших «соавторов»! Что совершенно неоспоримо доказывается сопостаавлением двух отрывком его же собственного текста. Ибо если плыть от Трабзона, то, по его словам, сначала будет Матарха, затем Русийа, а затем Бутар. И в этом случае наша Русская река омывает уже Керчь, а Бутар располагается на Узунларской косе.
Чтобы увидеть, где древний автор допустил промашку, обратимся к ещё одному авторитетному источнику. Самому византийскому императору Константину Багрянородному.
В своём труде, предназначенном не для того, чтобы морочить головы позднейшим историкам, а чтобы научить сына обращаться с вверенной в его руки Империей, он даёт следующее –

- землеописание от Фессалоники до реки Дунай и крепости Белград, до Туркии и Пачинакии, до хазарской крепости Саркел, до России и до Некропил, находящихся на море Понт, близ реки Днепр, до Херсона вместе с Боспором, в которых находятся крепости Климатов; затем - до озера Меотида, называемого из-за его величины также морем, вплоть до крепости по имени Таматарха, а к сему и до Зихии, Папагии, Касахии, Алании и Авасгии - вплоть до крепости Сатириуполь.
…Из Меотидского озера выходит пролив по названию Вурлик и течет к морю Понт; на проливе стоит Боспор, а против Боспора находится так называемая крепость Таматарха. Ширина этой переправы через пролив 18 миль. На середине этих 18 миль имеется крупный низменный островок по имени Атех. За Таматархой, в 18 или 20 милях, есть река по названию Укрух, разделяющая Зихию и Таматарху, а от Укруха до реки Никопсис, на которой находится крепость, одноименная реке, простирается страна Зихия. Ее протяженность 300 миль…


Зихия – это иначе говоря, Черкессия. Таматарха в этом контексте тоже получается названием области или страны. То есть это – Тмутараканское княжество. Поскольку Константин, как считается, написал свою инструкцию годах в 948-950, то мы видим одновременно и продолжение существования той самой русской базы, куда бежал разбитый князь Игорь, и свидетельство того, что данная база пользовалась полным суверенитетом. И хотя император не говорит, что суверенитет этот был русским, по самой логике предыдущих и последующих событий мы другого заключения сделать не можем.
А теперь к обещанным ранее вычислениям расстояний. Возможно, Багрянородный мерил расстояние в римских милях (1480 м), но это менее вероятно, а главное – большой разницы не даёт. И, в общем, в византийских милях до «реки под названием Укрух» выходит по прямой 31,5 километра. В каковой местности мы находим Кизилташский лиман, через который (и Кубанский), собственно, река Кубань и изливалась в Чёрное море!
И вот тут самое время вернуться к ал-Идриси. У него от Таматархи до города Русийа на берегу одноимённой реки 27 миль. Простенькая дробь, и мы находим расстояние до города Бутар – 22 км. И видим мы на положенном месте город Анапу. Который в античное время именовался Горгиппией и был крупным портовым центром, основанным в IV в. до н. э. и названным в честь представителя царского рода Спартокидов Горгиппа. И –

эта локализация подтверждается эпиграфическими находками: надписями на мраморных плитах, где фигурируют народ горишшгаскпй и наместник Горгиппии, клеймами с названием города, а также горгиппийскими монетами.


Вот и получается, что достаточно лишь поменять ал-Идрисины куски с Бутаром местами, как всё, простите за калабур, становится по местам: от Трабзона первым встречается Бутар, затем, как и положено, Русийа, а за нею - Матарха. И с противоположной стороны если плыть, то и Матарха на берегу пролива, и город Бутар стоит себе, где и стоял, - за городом Русийа и одноимённой рекою.
Но Горгиппия и Бутар – явно не похожие названия. Да, верно. Но время… К тому же на помощь спешит вездесущий Страбон:

Сейчас за Корокондамой морской путь идет на восток. В ста восьмидесяти стадиях от нее находится Синдский порт и город, затем в четырехстах — так называемые Баты, селенье с гаванью.


180 стадиев мы уже переводили в километры. 400 стадиев – это от 63 до 74 км. Измерим по карте – да, как раз от Корокондамы-Тузлы до Горгипии-Анапы! Ну, а расстояние от Баты в греческом до Бутара в арабском пусть оценят лингвисты. Впрочем, уверен, что большим оно не будет…
Осталось выяснить последнее – что же это за город Русийа в устье одноимённой реки и какова его история. Поможет нам в этом тот же Синдский порт или Синдская гавань, что нередко упоминается в древних черноморских лоциях-путеописаниях – их ещё называют периплами. Это название звучит у Арриана, у Псевдо-Скилака, уже упоминавшихся Псевдо-Скимна, Страбона, Птолемея. И нахождение её, судя по нашим со Страбоном расчётам, должно быть где-то возле устья Кизилташского лимана. Сегодня здесь располагается станица Благовещенская. Только ведь, как писал один знающий данную местность человек, здесь –

- и сегодня населённый пункт размещается не там, где хочется, а там, где позволяет местность.


И точно – здесь же -

- издавна известно довольно крупное городище Бугаз.


Не оно ли и есть та самая –

- гавань Синдская, населённая эллинами, пришедшими из ближних местностей, –


- а?
Расчёты из уже цитировавшегося здесь источника, похоже, подтверждают это предположение:

Синдская гавань расположена у Птолемея под координатами 65°30'—47°50', а деревня Синда — 66° — 48°. Один градус широты у этого географа равен 500 стадиям, а один градус долготы на нужной нам широте — 334 стадиям, стадий же содержит 185 м. Произведя соответствующие подсчеты, мы получим, что расстояние между рассматриваемыми пунктами равно примерно 186 стадиям или 34 км. Эта цифра полностью соответствует отрезку пути от Горгиппии до Бугазского городища. Таким образом, имеющиеся данные дают достаточно оснований для отождествления Синдской гавани Псевдо-Скимна, Страбона, Птолемея и других авторов с Бугазским городищем.

А Русийа? А что Русийа? Географически, если верить ал-Идриси, она локализуется здесь же. Поскольку же местность, как уже говорилось, диктует свои правила, то можно быть почти уверенным, что после затухания или даже ликвидации Синдской гавани в ходе одного из многочисленных здесь конфликтов, новое поселение должно было зародиться на его же месте. Или очень рядом.
Но было ли оно именно – Русийа?
Для ответа на этот вопрос необходимо вспомнить историю не очень везучего, но на диво упрямого и цепкого русского князя – Олега Святославича. Или «Гориславича», как его ославил автор «Слова о полку Игореве».
Прав или неправ он был в своей борьбе, нам пока не важно, да и будет ещё у нас об этом речь. Важно, что на одном из извивов его судьбы был князь предательски схвачен половцами и затем отправлен отчего-то в Византию. Пленником. Отчего и остаётся предположить, что за похищением видны уши Империи, которой активный и боевитый русский архонт был весьма неудобен по соседству с Херсонесом Крымским. Тем паче, что с врагом Олега Всеволодом Ярославовичем (кстати, захватившим в 1079 году Тмутаракань) у императора Никифора III Вотаниата были союзнические отношения, а византийский чиновник уже был замешан в отравлении прежнего хозяина Тмутаракани князя Ростислава. Правда, в мае 1081 года Никифор был свергнут Алексеем I Комнином, после чего Олег вернулся в Тмутаракань – и, похоже, уже союзником нового императора.
Последнее – важно. Ибо после возвращения в 1083 году в Тмутаракань Олег стал пользоваться печатями, которые с очевидностью напоминали тип печатей провинциальных наместников византийских императоров. И что ещё более характерно, после 1094 года, когда Олег вернул себе Черниговское княжество и ушёл из Тмутаракани, её имя больше в русских летописях не упоминается. Зато на протяжении всего XII века Таматарха упоминается в византийских источниках как принадлежность империи. Например, -

- в 40-х годах Иоанн Цец писал о «стране матархов» как части империи, а Мануил I в 1166 г. титулуется в том числе и «государем зихийским и хазарским» — во многих источниках окрестности Таматархи упоминаются как часть Зихии.

Так вот, важно, что было написано на печатях Олега. А стояло там вот что:

Господи, помоги Михаилу, архонту Матархи, Зихии и всей Хазарии.

Под именем Михаил князь был крещён.
Иными словами, город Русийа находился где-то в его владениях. То есть стоять на реке Русийа или на реке Укрух, разделяющей Тмутаракань и Черкессию, ему ничто не мешало.
Но есть и более точное указание.
Во время то ли плена, то ли ссылки, то ли гостевания в Византии князь Олег женился. На знатной гречанке по имени Феофания Музалон. И затем взял её с собою в Тмутаракань. И её там тоже упоминали в официальных актах. С интересной очень добавочкою к званию:

Господи, помоги твоей рабе Феофано, архонтиссе России, Музалониссе


Какой такой России, сразу выдвигается вопрос? Руси? Нет, там свой верховный «архонт» был. Великий князь Киевский. А вот правительнице города Русийа в Тмутараканском княжестве звание архонтиссы очень даже подходит. Тем более, что править она могла вполне самостоятельно: известно, что Олег достаточно быстро женился на дочери половецкого хана Осолука. Не исключено также, что город Россия вообще был изначально отдан греческой жене в вено, и после нового брака Олега она так и осталсь в нём уже не соправительницею, а полноправной правительницей. Что, кстати, весьма и весьма должно было облегчить переход всей Тмутаракани под византийский контроль после того, как Олег ускакал в свой Чернигов. Кстати, именно город Россия – вкупе с Таматархою – и упоминался в договоре 1169 года между византийским императором Мануилом и генуэзцами о свободной торговле.
В общем, вот они, искомые русские города на острове, занимающем небольшое место на планете. И «город Русийа» в устье одноимённой реки следует, вероятно, поискать на месте Бугазского городища. И река Укрух, если не с идентификацией, то с переводом названия которой мучаются историки, оказывается в таком случае искажённым через тюркское, иудейское (от хазар) или иное туземное посредство названием «одноимённой» Русской реки. Какой-нибудь Ук-Рус!
То есть Кубани.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments