Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Песах смотрел на Игоря едва ли не с нежностью.
- Ну что же, проходи, присаживайся. Нет, нет, не так близко. Так близко сидеть рядом со мной ты ещё не заслужил. Это честь, понял?
Игорь дёрнул верхней губой, но промолчал.
Песах внимательно посмотрел на него и обернулся к своим:
- Слушайте, этот молодой человек, кажется, не понимает, как правильно относиться к старшим. У него нет почтения, и мама его не учила хорошим манерам!
А вот это было уже опасно. Если в прошлом году они вели разговор с хазарами почти на равных – ну, почти на равных, ибо совсем величаться после того досадного поражения в Тмутаракани было неуместно, - то сейчас кто он такой для Песаха? Он, сын конунга без конунга и без конунгства? И фактически без войск. С флотом из десятка жалких закопчённых однодеревок.
В общем, обождёт пока русская гордость.
Игорь поклонился ещё раз и проговорил:
- Нет, благородный рав-алуфи, ты меня не так понял. Я был контужен, поэтому не так быстро соображаю, как надо. Прости меня.
По-хазарски он говорил уверенно, хотя и неправильно. Как сыну конунга ему непременно нужно было знать этот язык, но именно как сыну конунга заниматься им вовсе не хотелось. Потому он, как и большинство знающих хазарский русов, разговаривали том его варианте, который благородные белые хазары называли «рыночным хазери».
Песах улыбнулся – одними губами, впрочем, - и указал Игорю место на войлоке почти у самого порога шатра.
Низкое место, надо признать. Но – хоть сидеть. Стоящим у него за спиной Ингельду с Гуннаром не позволили и этого. Оставили стоять, словно простолюдинов.
Игорь сжал зубы. Ладно, крыса жирная, поговорим с тобою ещё. Дай только волю. Сил собрать, клятвенников с прародины вызвать, местное славянское ополчение собрать. Я тебе припомню тогда сегодняшнее унижение, «рав-алуф»…
Движения его души не остались тайною для хазарского воеводы.
- Нет, вы только посмотрите на этого руса! – сказал он в пространство. – Мальчик, кажется, обижается на старого Песаха! Хотя должен обижаться только на себя да на своего отца, здоровья ему! Мы их приняли как родных, простили им ошибки, мы им даже оставили этот город! А что мы попросили взамен? Да ничего! Мы даже не сказали: верните нам наших данников. Мы тоже люди с понятием и согласны, что нашим партнёрам надо что-то кушать. И что мы увидели в нашу благодарность? Они берут свои лодки, ночью подкрадываются к нашему городу и раз! – уже делают нам такие большие глаза и уверяют, что ничего не знают! Что они отняли Самкерц у печенегов и уже имеют на него все права! И это называется партнёры?
Он остро посмотрел на Игоря.
Тот прокашлялся.
- Это… не я был, - хрипло ответил рус. – Это конунг решил.
Песах ухмыльнулся.
- Посмотрите, какой умный мальчик! Он решил, что сын за отца не отвечает!
Воевода сделал паузу.
Игорь не знал, что на это ответить.
Пауза постепенно набухала.
- И я вам скажу, что он таки прав, этот мальчик! – наконец, воскликнул Песах. – Он не нашей веры, и ему позволительно не знать, что зато отец отвечает за сына. И за семь колен своих потомков. Так сказано в Книге, а Книга продиктована Самим Богом! Элохим - ты слыхал о таком?
- Д… да, - вымолвил Игорь, оглянувшись для чего-то на своих.
- Вот, - наставительно поднял палец хазарин. – И потому, хотя ты и гой, я могу и даже должен наказать тебя за грехи твоего отца.
Он помолчал, изучая реакцию собеседника.
Тот потемнел лицом, но ничего не сказал. Что тут скажешь?
- Ну, хорошо, - вернулся к предыдущей теме Песах. – Мы наказали Халгу за это.
Имена русов он всё же произносил очень по-хазарски.
- Хотя что говорит мой старый рот! – всплеснул руками хозяин шатра. – Нет, мы не наказали Халгу! Мы победили русов в честном бою, а затем мы им сказали: уже давайте будем друзьями и забудем прежние нелады! Это было великодушно, Инагар?
- Да, рав-алуфи, - наклонил тот голову. Почему-то было стыдно. И страшно. Сейчас он присутствовал… то есть участвовал в событии, которое, он знал, очень много решит для русов. Очень много. Почти всё.
- Мы сказали русам, - продолжил Песах, – пожалуйста! Раз уж вам так нужен этот несчастный городишко, так и забирайте его! Вы только будете вносить за него умеренную арендную плату… Умеренную? – вдруг рявкнул хазарин.
Ну да, как же! Отец зубами скрипел, когда считал, сколько это выходит в гривнах. Но не спорить же сейчас.
- Да, - покорно подтвердил Игорь.
- Вот! И мы за это, видя, что у наших новых друзей нет сейчас столько мехов, всего лишь предложили им взаимовыгодную сделку. Мы прощаем им долг за этот большой и красивый город, и заменяем его на долю добычи, которую они привезут из Кустандины. Восемьдесят лет назад мы уже заключали такую сделку и что? И все были счастливы! Русы отдали, что были должны, а остальное мы у них купили за серебро! И кто остался недоволен? Греки? Но нам же плевать на этих греков, да?
Игорь кивнул. Ага, вот только отдали тогда половину добычи... И тридцать лет назад, когда первый Хаскульд ходил через Хазарию на Табаристан, половину добычи должен был оставить хазарам...
- Но что я вижу сейчас? – деланно застрадал Песах. – Мы тут ждём своих друзей, вошли в большие расходы, подготовив серебро для выкупа их добычи. А они? А они прибегают сюда все в слезах, сами опережая известия о своём разгроме, заходят в Самкерц и даже не торопятся рассказать об этом несчастье своим друзьям!
Игорь вздохнул. Ну да, хазары кочевали в степях, и он совершенно не подумал ехать к ним с отчётом. Покуда в город не ввалились мусульманские гвардейцы-лариссии Песаха и фактически под конвоем доставили уцелевших вождей русов в ставку хазарского полководца.
- А когда старый Песах начинает участливо спрашивать, что случилось, весь из себя гордый Инагар говорит, что ничего не знает, и за всё отвечает его отец!
Это была гнусная ложь, вовсе Игорь другое говорил. А про то, что ему нечего передать Песаху, сказал лишь его адъютанту, прискакавшему с лариссиями забирать русов к хозяину. Да ведь и нечего было передавать! Что они из добычи привезли-то на своих десяти судёнышках? Только то, что с собою было. Даже лодья с основными сокровищами не дошла до порта – перехватили её греки, ещё в самом начале бегства русов.
- Я не так сказал, рав-алуфи, - попытался он внести ясность.
- Хорош, ты сказал не так, - покладисто ответил хазарин. – Но старый Песах много прожил, он всё понимает. Он знает, что думает Инагар. Мол, глупый Песах договаривался с его отцом, а тот ещё воюет с Кустандиной, вот, дескать, пусть старый Песах с него долг и требует. А если бравый Халгу сложит голову в битвах с ромеями, то никто никому ничего не должен, зато новый конунг русов Инагар будет весело смеяться над старым глупым Песахом! Думал так? – снова поднял голос полководец.
Игорь думал так, но хрена он будет признаваться в этом хазарину!
- Видите? - после паузы вновь обернулся к своим Песах. – Этот юноша так думал. Он хотел кинуть старого Песаха, а с ним – весь аль-Хазар. Увы и горе! Какая молодёжь ныне пошла! А мы им верили, как себе!
Врёшь, собака! Никому вы не верите. Даже самим себе.
Но додумать эту мысль до конца Игорю не дали.
Песах длинно, демонстративно вздохнул.
- Ладно, наш каган не ставил перед нами задачу воспитать этих русских. Перед нами стоит задача вернуть их долг нам. И мы это сделаем. Правда, Инагар?
- Но…
- Помолчи! – оборвал его хазарин. – Я решаю так. Ты остаёшься здесь. Ты мне симпатичен, несмотря на то, что хотел кинуть старого доброго Песаха. И поэтому я буду тебя воспитывать, как отец. А своих доверенных людей ты отправляешь к Халгу, чтобы они ему передали: Песах уже устал разводить руками и ждёт добычи. Пусть он там воюет с ромеями, сколько хочет, а то, что у него уже добыто, отсылает сюда. Если он не понимает, что чем дольше он будет держать при себе греческое золото, тем больше будет нарастать лихва. Мы договаривались на десять долей из ста, а прошло уже два месяца, и мои глаза так и не увидели ничего похожего на возврат долга! И я опасаюсь, что если так пойдёт дальше, что долг может вырасти так сильно, что его не хватит и на то...
Песах пожевал губами.
- ...чтобы выкупить тебя, Инагар…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments