Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Хельга неловко присела на край ложа.
Чересчур неловко, на взгляд Игоря.
«Ага, ты мне сейчас ещё тихоню-недотрогу изобрази!», - едко подумал он.
На эту ли реакцию рассчитывала Хельга или дальнейшее тоже было частью плана, но она вскинула голову и нагловато спросила:
- И что? Я буду сидеть, ты будешь стоять, а детей кто делать будет?
«Ах же ж ты стерва!», - воскликнул про себя Игорь, действительно ожидавший какого-то нудного и тяжёлого разговора. Может быть, оправданий со стороны своей теперь уже жены. Заверений, слёз. Клятв.
Ну, ладно, дрянь такая, решил он. Сейчас я покажу тебе, как детей делают! Ворвусь в тебя, как в славянку пленную, вобью свою дубинку в тебя так, чтобы из горла вылезла!
Он начал развязывать пояс, одновременно наступая носком на пятку сапога, чтобы не терять ни секунды лишней.
На Хельгу, впрочем, такая демонстрация, кажется, не произвела никакого впечатления. Она-то как раз торопиться не стала. Развязывала пояс так медленно, словно издевалась над растерявшимся мужем.
А Игорь и впрямь растерялся. Вид у него был теперь предельно глупый. Сапоги сняты, штаны без пояса свалились до пят, - но только под коленками он их развязать не успел, и теперь эти роскошные полосатые шёлковые штаны свисают с него, точно юбка мятая. А выпущенная рубаха свисает до колен и только в одном месте её оттягивает настроившийся на зверства выплёвыватель детей…
Хельга всё это видела. Улыбнулась так снисходительно, что нижний игорев приятель мгновенно передумал и, видно, решил переждать взрослые разборки в сторонке. И очень скромно.
Локи тебя забери!
Между тем, Хельга сбросила внешнее платье, стянула через голову нижнее, оставшись в одной рубахе.
Игорь, чувствуя себя оплёванным, тоже продолжил стаскивать с себя одежду. Но уже медленно. Честно сказать, он теперь опасался брать инициативу, не зная, как его действия обернёт эта псковская стерва.
А стерва оглядывала его с улыбкой тонкой, но так бесстыже, что хотелось чуть ли не спрятаться.
Ответом, естественно, был вспыхнувший гнев.
- Давай, жена, скидывай всё, да вались на спину, - прорычал княжич.
- Погоди, - спокойно остановила его ещё не окончательная супруга.
Она спокойно задрала рубаху, стянула её через голову и бросила на пол.
Глаза Игоря тут же заёрзали по женскому телу, останавливаясь на бордовых носиках качнувшихся грудей, на тёмном пятне между ног, зачем-то на пупке, на бёдрах, снова на грудях.
Хельга не смотрела на него. Она подняла руки к голове и вынула булавку. Волосы в отчаянной, но неудачной попытке зацепиться за плечи рухнули вниз. Но женщина наклонилась, собрала их у шеи и словно вылила их вперёд.
Ах, как любил Игорь такую вот женскую позу! Когда эти шарики грудей словно отпихиваются от родного тела и отправляются в свой собственный к земле. Куда их, конечно же, никто не отпускает, но они колышутся этак независимо, словно хотят сказать: да мы чего, мы ничего, никуда мы не собираемся. Так, покачаться вышли… И как славно это бывает – забрать шалунишек в ладони и поднять наверх, стараясь снова пристроить их на место. А они расползаются в пальцах, будто пихаются, и вновь порываются покачаться на воле…
В общем, оба они с Плюющимся забыли недавний гнев и уныние. Игорь шагнул к своей вот-вот жене, отчего-то поигрывая пальцами.
- Подожди, - снова отстранила она его, выпрямившись и уперев ладонь ему в грудь. – Сначала одно дело надо совершить.
Затем снова наклонилась – ой, как Они снова вырвались на волю! – повозилась со своей калитою, валявшейся на полу рядом с поясом, развязала её и достала что-то небольшое, продолговатое, чего Игорь не разглядел, но подумал о том, что оно чем-то наполнено.
Затем Хельга, ничуть не смущаясь, как-то по-особому расставила ноги и стала что-то делать руками в районе промежности. Потом облегчённо вздохнула, сделала два скованных шага к ложу и улеглась на спину, призывно расставив ноги.
Игорь не стал разглядывать то, что приоткрылось между ними – откровенно говоря, никогда он не находил это зрелище эстетичным. В целом женское тело его восхищало и воспаляло, а вот эти детали вблизи… Как будто печёнку прирезанного тобою противника сырой ешь – вроде и в радость, а всё равно немного воротит…
Впрочем, третий участник процесса смотрел на это всё гораздо прагматичнее и рвался занять своё законное место, раз уж поступило такое предложение.
Но тут Хельга в третий раз остановила уже возлёгшего на неё мужа.
- Ещё чуть подожди, - проворковала она – и где та давешняя стерва спряталась? – и, упёршись одной рукою в грудь Игорю, другой потянулась вниз. – А то ещё затолкаешь куда-нибудь, так без повитухи будет не вытащить.
В пальцах её была булавка.
Пока Игорь раздумывал над этими загадочными словами, жена что-то там проделала у себя между ног, и под ними обоими вдруг растеклась небольшая тёмная лужица.
- О! А-ай! – придушенно взвизгнула Хельга. – Ай, бо…
На лице и впрямь было написано страдание!
А затем она взяла двумя пальчиками совершенно обезумевшего от всего происходящего Оросителя и направила его в себя. И Игорь утерял над ним контроль… И над собой…
…Пока он мысленно поминал Локи и всяких прочих подлецов, способных так насмеяться над мужчиной, ничем, казалось, не разочарованная жена – жена, теперь уж всё… - ничем, казалось, не разочарованная жена, продолжая лежать у него на груди, подняла голову и крикнула по-славянски:
- Эй, Даренка! А ну, иди сюда!
Дверь распахнулась, словно личная холопка княгини – теперь уже княгини – стояла прямо за нею. А может, и стояла, подслушивала…
- Забери это, - велела Хельга, поднимаясь с постели и указывая на измятое полотно с пятном крови. – Снеси вниз, покажи там, да повесь потом на дворе… Не соизволишь ли подняться, господине мой? – обернулась она к Игорю, обращаясь, впрочем, по-прежнему по-славянски.
Тот не встал – скатился на пол, на ковёр хазарский. Отчего-то захотелось вдруг пошалить.
И тут что-то переменилось. В воздухе повисло напряжение. Молодая холопка, с понимающей и одобряющей ухмылкой разглядывая голого князя, вдруг изменилась лицом. Окаменела и Хельга.
Игорь ничего не понял. Он перевёл взгляд туда, куда были устремлены глаза Даренки. И поначалу опять ничего не понял. И лишь через несколько мгновений увидел. На том месте, откуда так весело скатился Игорь, одиноко лежал испачканный кровью разорванный кусок то ли бычьей, то ли бараньей кишки…
А дальше всё завертелось с быстротой битвы на мечах.
- Подойди сюда, - ледяным голосом приказала Хельга.
Рабыня повиновалась. Она делал последний шаг, когда её хозяйка двумя длинными гибкими движениями скользнула ей навстречу. Откуда в руке жены появилась давешняя булавка, Игорь не заметил. Но Хельга всё в том же неожиданном для женщины воинском стиле блокировала левой ладонью затылок холопки, в то время как правая рука, продолжая гибкое движение тела, вонзила булавку в глаз жертве.
Это получилось настолько ловко, что воин в Игоре не мог не восхититься, хотя сам он стоял столбом, не в силах успевать за событиями.
Глаз рабыни, казалось, всхлипнул. Тело её несколько раз выгнулось в руках княгини и обмякло. Не прозвучало даже стона - или так показалось.
Опустив мёртвую на пол, Хельга вновь открыла дверь и крикнула:
- Нежка! Радка!
Похоже, все её служанки были из славян, неожиданно пришло в голову Игорю.
Через недолгое время в покои вбежали две холопки и замерли на пороге. Впрочем. вопреки ожиданиям мужчины, ни визга, ни вскрика они не издали. Хорошую школу, видать, внушила им Хельга.
- Это, - княгиня показал на полотно, - снести вниз, показать гостям и повесить на дворе. Эту, - мотнула она головой на тело предыдущей служанки, - выбросить. Подглядывала, свинья.
Что ж, пояснение было самым подходящим. Хозяин, конечно, в рабах своих волен, именно среди них правильно запущенная версия чаще всего возвращается истиной.
Даже если учесть, что новоявленные муж и жена так и остались голыми.
Вот только, отметил машинально глаз Игоря, злополучный обрывок кишки куда-то испарился.
- Куда её выбросить? - растерянно спросила одна из девушек.
- Откуда я знаю? - рыкнула на неё хозяйка. - Спросите там у дворни, куда они мёртвых рабов выбрасывают! Давайте, шевелитесь!
Через несколько мгновений молодые супруги остались одни в комнате. Тело слишком многое увидевшей холопки вытащили за дверь. Ещё через короткое время снизу раздался приглушённый вопль восторга - продолжавшие праздновать бракосочетание гости убедились в невинности невесты. Ещё чуть позже за дверью послышалась возня, пару раз звякнуло. Это утащили труп, должно быть.
Всё это время оба супруга стояли, не двигаясь. Игорь только поглядывал на свою нежеланную жену с чувством странного пиетета и восторга. Хельга же внимательно прислушивалась к тому, что происходило снаружи. И лишь когда тяжёлые шаги стражников, вытаскивавших тело, начали отдаляться, она снова крикнула служанок.
- Новое полотно неси, - приказала она одной из них, появившейся в дверях. - И застели.
И лишь когда словно прибитые холопки, выполнив приказание, юркнули за дверь, Хельга явственно расслабилась.
- Это должно было остаться тайной только нас троих, - сухо промолвила она. И протянула руки К Игорю:
- Ну, иди же ко мне, муж мой. Я знаю, теперь у тебя получится гораздо дольше...
На её руках не было ни кровинки.

Subscribe

  • Новый солдат империи - завершена работа...

    Вышел последний том трилогии "Новый солдат империи" - "Плата кровью". Можно распрямить спину - как мог, попытался показать…

  • Тревожно стало...

    Что-то загадочное: либеральная газетка упомянула "Мстителя Донбасса". Одним словом, конечно, но неужто что-то в лесу сдохло? Или в…

  • Обалденный отзыв на книжку мою...

    Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга "Новый солдат империи. Воин Донбасса" Пересвет Александр Анатольевич не оставит тебя равнодушным,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments