Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Папка

Хельги собрал своих военачальников за полночь. Здесь были все – ярлы лодий, старшие дружинники, вольные хёвдинги, приведшие свои отряды, чтобы поучаствовать в таком славном деле как нападение на Грикланд.
Оба сына князя тоже присутствовали.
Хельги обвёл всех тяжёлым взглядом. На лице играли желваки, и время от времени великий князь в раздумье прикусывал верхнюю губу.
Все помалкивали, видя, что предводитель одновременно и гневен, и… смущён, кажется?
- Ну… - тяжко выронил, наконец, тот. – Обгадились, господа военачальнички? Тебе, Бьёрн, что сказано было делать?
Сэконунг нанятых варингов вскинулся:
- Что ты говоришь такое, конунг! Мы сделали всё, как надо. Мы высадились на берег и тут же бросились к башне. Кто ж виноват в том, что греки откуда-то узнали о нас заранее?
- Откуда-то? – зло нахмурился Хельги, хотя, казалось, теснее брови сводить уже невозможно. – А кто по пути несколько ромейских сёл разорил? Вам что, чашек да тряпок не хватало? На хрена вы побережье грабить кинулись, когда задача была поставлена башни захватить и подхода всего флота дождаться?
Бьёрн Рваная Щека тоже нахмурился. Не было ли тут оскорбления? А то можно было бы вару-клятву разорвать да и отправиться на свободный поиск. Это ведь Хельгу Вещему Миклагард нужен. А Бьёрн – вольный викинг, хазарам не служит. Если бы не клятва, мог бы уйти. Пройтись неводом по греческим прибрежным селениям – туда-сюда, а добыча будет. Не столица мира, конечно, что теперь недоступная лежит за Босфором с его проклятыми цепями… Но тоже ничего. Всем известно: греки – народ богатый.
Но состава оскорбления не прослеживалось – Хельг тоже законы знал.
Он в глубине души сам себя корил. Нашёл, кому исполнение главной воинской хитрости доверить – варингам наёмным! Норманнам пришлым! Да, за Бьёрном хорошая слава катится, славный он викинг. На Этельстана английского ходил, затем с его братом Эдмундом Великолепным дрался, когда тот Нортумбрию у Эйрика Кровавой Секиры отбирал, покровителя Бьёрна. Ну, ещё бы – вместе они были, когда Хакон Добрый Эйрика из Норвегии изгонял. Вместе на Оркнейские острова бежали. Хвастает часто Бьёрн тем, что ходил с Эйриком в Бьярмаланд, но тут уж – явно привирает. Слишком молод он был. Но напрямую уличить норманна во лжи никто не пытался. Свидетелей теперь не найти, а викинг – боец добрый, не одного уже противника мечом своим в Вальгаллу отправил…
В общем, всерьёз ссориться с Рваной Щекой князю не хотелось. Тем более что виру он им уже назначил. Их собственными жизнями. Будут драться на самом острие – кровью выйдут им те ограбленные греки и его, Хельги, неудача в так хорошо задумывавшемся походе…
Но и спуску норманнам давать нельзя.
- Я так мыслю, Бьёрн, - низким, вибрирующим голосом проговорил князь. – Воины вы добрые. Но сейчас вред вы нанесли всему войску нашему. А потому справедливо будет, если вы за это заплатите. Так, ярлы?
Заодно и ярлов прощупаем: на чью поддержку рассчитывать стоит, а на кого и повнимательнее посмотреть. И норманны буйные против мнения всего воинства не пойдут. А пойдут – не выстоят.
Ярлы закивали.
Бьёрн глядел исподлобья.
- А потому так я решаю, - всё с тем же ясно ощущаемым погромыхиванием в голосе продолжил Хельги. – Поскольку вара вами произнесена, и я её от вас не освобождаю, остаётесь вы моими варингами. Но заплатить вам придётся. Чтобы гнева между нами не было. Поэтому добычу, что вы на греках взяли, мы на всех поделим. Потому что все мы в походе, одной русью идём, а вы нам этот поход едва не сорвали.
Рваная Щека вскинулся было, но, услышав одобрительное гудение ярлов, поник. На самом деле вскидывался он нарочно – надо было обозначить своё отношение. А в глубине души варяг перевёл дух. Он не думал отделаться, что называется, малой кровью. Злющие за срыв похода ярлы вполне могли приговорить его воинство к куда более серьёзным неприятностям – тем, которые заканчиваются преждевременной встречей с Одином. Да и Хельги, ежели его на поединок вызвать, - боец изрядный. Видел Бьёрн его в Киеве, когда тот с гридями силушку тешил, тренировку воинскую совершая. К тому же и виноват он, на деле виноват, хоть и не показывает это, гордо взирая на ярлов прочих. Это он, Бьёрн, недосмотрел за вольницей своей, не предупредил заранее, чтобы никаких художеств до времени себе не позволяли…
Хельги, между тем, вновь обвёл своих командиров хмурым взглядом. Прошедшее нельзя сделать не прошедшим, так что говорить о том больше незачем. Что дальше делать будем, ярлы?
Ярлы во мнениях разделились. Одни полагали, что не будет ущерба славе, ежели они временно забудут про Миклагард и отобьются, к примеру, на болгарах. Или на греках, но в Херсонесе.
На предложившего это ярла плесковского отряда, что прислал союзный Хельги конунг тамошней Руси, посмотрели, как на дитя. Ну да, откуда этим залешанам-заволочцам знать тонкости здешних политических раскладов? То, что Херсонес тот на данный момент под хазарами, под Песахом, то есть, по заданию которого они, русы, на Миклагард и пошли?
Другие предлагали высадиться на берег и штурмовать башни. Дескать, всего русов и русских подданных собралась сила – 200 лодий, под восемь тысяч бойцов. Пусть привлечённые к делу кривичи, северяне и славяне воины не слишком хорошие, и вооружены – не очень, но ведь тоже воины. Будут отвлекать греков, покуда русы на стены не взберутся.
На предложивших такое тоже зашикали. Да что ты говоришь, Гуннар-хёвдинг! Оно, конечно, нет сомнения, русы – великие воины. Но давай будем честными – когда это они каменные крепости штурмовать умели? Это только старый Хельги Холодный Череп сотворить мог, но и то – не взял Миклагарда Хельги! Всё покорил, над ромеями издевался, как хотел, под стрелами их, как под дождичком весенним запросто ходил, когда шёл щит свой на ворота прибивать, - а не взял! А Рагнар Волосатые Штаны сколько этот дрянной Париж осаждал? Тоже не смог взять, хотя в итоге немалую добычу в виде откупного от короля получил. А сыновья его с Йорвиком сколько возились? А тут вон строения какие, да стены в предполье, да флот ромейский в проливе за цепью, да войско императорское за плечами будет. Нет, не взять этих башен!
Хельг покачал головой. Остро взглянул на сыновей:
- Ну, а вы что скажете, княжата?
«Княжата»! Специально, что ли, перед ярлами унизить хочет?
Сначала высказался младший, Олейф. Постарался выглядеть солидным, как отец.
- Я так мыслю, что взять башни мы сможем – доблестны воины русские, - откашлявшись, басом произнёс он.
Ингвар усмехнулся. Про себя. Братишка юн. Только и успел, что в пару русей сходить да на Свандруд жениться, которую аж из Рогаланда привезли. «Доблестны воины русские»!
- Но и людей положим немало, ибо ромеи защищены хорошо стенами высокими и каменными, - продолжал братец.
Отец благостно кивнул.
Ага, он тоже этого опасается!
И допрежь всего - младшенького любит.
- А потому надо ромеев иначе наказать! - с мальчишки Олейфа незаметно для него самого сошла наказная солидность. – Думаю, надо нам побережье их разграбить! Пускай их войско за нами гоняется. А мы подплыли, поразорили, добычу взяли – и дальше!
Помолчали ярлы-хёвдинги, задумались. Неглупое предложение. Мудр вырастет Олейф.
Но Ингвар знал, о чём они думают. О флоте греческом. Олейф неглупо высказался, но в брате его, князе будущем, должны они более мудрого почувствовать.
- А ты что скажешь? – наконец, обратился к нему отец.
Tags: Папка
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments