Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Начало боя Ингвар проспал. Совершенно тупым образом.
Заигрался ночью с этой византийской стервочкой, монашкой-милашкой. Та, похоже, после своего долговременного воздержания начала открывать те пороги наслаждения, которое в состоянии подарить друг друга два человека противоположных полов. Прямо как Днепровские! Сперва – «Будь осторожен». Потом – «Шумящий». Затем – «Бушующий». Хотя по-славянски ещё больше подходит: «Не спи», «Шумный», «Ненасытный».
Н-да, ненасытной эта Сш… Щоэ стала на диво быстро! Всё не спала – рукою под покрывало лазила, ощупывала поминутно, не заработал ли снова Игорев рожон. И болтала всё что-то… Жаль, языком человеческим не владела – греческим только. То есть… Наоборот. В смысле – не наоборот. Языком владела как раз по-гречески. По крайней мере, так переводчик сказал. У них, дескать, женщины так часто делают. Матери даже дочерей учат, чтобы потом в замужестве пригодилось. Не все, конечно, есть и совсем православнутые. Вот такие, как родители Зоэ, сдавшие дочку в монастырь во исполнение какого-то там обета, - об этом в перерыве между ласками монашка ещё в первый день рассказала, а переводчик послушно пересказал. Но, по его словам, в более простых семействах искусству плотской любви учат по старине. Матери – дочерей. Не говоря уже о тех нравах, которые исповедует женская часть населения Перы. Это пригород такой Константинополя. Проастий по-гречески.
Вот интересно только, где эта Щоэ в монастыре могла так научиться языком своим действовать?
В общем, только после полуночи отпустил Ингвар толмача. Но и после этого ромейка ещё дважды его тараном овладевала и в свои ворота направляла. Тут уж без слов обходились, одним языком. Хотя и лепетала пленная монашка что-то нежно-решительное.
А под утро, когда измочаленному Ингвару какой-то невнятный, но очень радостный сон виделся, за пологом шатра ор вскинулся и почти сразу рога сигнальные заныли. Князь вскочил с ложа на рефлексе, хотя мозг ещё выныривал из сна, словно утопающий из-под воды, и реальность представала перед ним так же, как перед тем мир, - сквозь мутную плёнку над головой и журчащую тишину в ушах.
Ворвавшийся в шатёр Сигурд Широкие Ладони – плесковский рус, что ещё в той, первой Ингваревой руси взял шефство над молодым княжичем да так и перебрался потом к нему в Киов, - словно за шкирку вытащил его на поверхность:
- Вставай, конунг! Греческий флот из пролива выходит!
В голосе его, низком и оттого казавшимся грубым, бумкало торжество.
Ну, наконец-то, обрадовался и Ингвар. Решили ромеи силами помериться. Значит, конец этой странной игре в сиделки-гляделки. Поначалу-то она даже на пользу шла – пока сторожевые суда русов наблюдали за греческим флотом по ту сторону цепи, а в лагере оставался резерв на случай, если тот решится на бой, по меньшей мере половина русского войска вольно гуляла по окрестностям Босфора. Тот же Сигурд на трёх лодьях вообще до Фракии добирался, завидное количество добычи привёз – при всего одном убитом и трёх раненных. То есть всё шло по Ингваревой схеме, что была одобрена тогда на совете ярлов. Сам конунг доходил аж до Пропонтиды, и на Миклагард, пока недоступный, с другого берега смотрел.
Ой, как руки чесались!
Что ж, похоже, ромеи совершили, наконец, главную ошибку в своей жизни! Скоро, скоро уже Миклагард доступен станет! Через час-другой мы их корабли захватим – и вперёд, по пути Хаскульда Старого!
Надо только к папке гонцов послать успеть – доложить, что путь на Царьград открыт!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments