Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Оттеснили их сюда совершенно непонятно как. Вроде бы поначалу хорошо нападавших приняли, хоть и нормально построиться не успели. Совсем близко слышал Олейф лязг металла прорубающейся дружины, голос отца, добегали два раза люди от него, передавали, чтобы держался, да локтевого взаимодействия не терял. А потом вдруг из-за спины нахлынула нежданная толпа оружных воев, и чтобы не подставлять им спины, пришлось развернуться на две стороны и отступить в сторону от отца. А тут ещё девки в тылу… Не бросишь же, свои ведь. Правда, для нападавших дейлемитов они тоже был свои… В смысле - тоже персиянки. Но это роли не играло. Для мужчины своя женщина – которая его. А которая нет – значит, нет. И судьба её соответствующая. Особенно, когда достанется солдату и достанется в бою.
А Олейф не хотел для своей Лейлы такой судьбы… А уж представить, что Сфандра, жена юная, в такой ситуации оказалась бы – и вовсе…
И он вдруг взъярился от этой мысли, стряхнул с себя наваждение полуяви-полусна, в котором продолжал пребывать, а потому не столько дрался, сколько отмахивался мечом от нападавших – словно они тоже были из сна, страшными в нём, но не опасными. Захоти только проснуться.
Но тут сон не проходил, и мысль об оставшейся в Киеве Сфандре – голой и манящей, только почему-то свернувшейся в калачик – наконец, развеяла сонную оторопь. И Олейф отметил это славным ударом: шагнув вперёд из-под прикрывающего его щита Хродольфа, он длинным настолько, что показался даже замедленным, выпадом-полукружьем прочертил по животам сразу троих дейлемитов. А может, и не дейлемитов – во всяком случае, кольчуг под их кожаными доспехами не было, а нашитые железные пластины ни от чего не защитили. Лишь на последнем из нападавших клинок в такую пластину упёрся, но Олейф уже быстрым движением оттягивал меч к себе. Тут же сделал шаг назад, Хродольф закрыл его, и на мгновенье всё застыло.
Персы отпрянули. Двое взрезанных Олейфом уже падали – одновременно и очень похоже, только в разные стороны. Один, зажимая живот, опрокидывался в толпу к своим, другой, наклонившись, валился вперёд, к русам. Третий, отставив руки в стороны и назад, словно хотел нащупать под собой скамейку, оседал на месте.
Это было красиво.
Это было бы красиво, даже сделай такой удар кто-то другой. Но это становится бесконечно красиво, когда его совершаешь ты сам.
Русы взревели. Эйрик Парнишка – на самом деле уже зрелых лет оркнейский викинг, прибившийся к их руси прошлой весной, - показал большой палец. Хродольф быстро обернулся через плечо и сделал значительные глаза.
Но в главное это не помогло: путь к своим, к отцу, оставался отрезан. А толпа всё так же напирала. Если тем, кто был впереди, уже не слишком хотелось здесь оставаться, чтобы разделить судьбу уже дюжины покойников, то задним этого видно не было, и они наваливались на передних, стремясь достать ненавистных русов секирами, копьями и вообще самым непредставимым дрекольём. В этом проявляла себя хорошая удача русов - в том, что нападавшие представляли собою не войско, а смешанную толпу из хорошо вооружённых дейлемитов, плохо вооружённых, но хоть имевших представление о строе ополченцев и совсем уж никчёмного сброда, который они выгнали из города ещё весной. В результате все орали, мешали друг другу и дейлемитам, – а русам никто не мешал едва ли не по очереди делать быстрые выпады и кого-то больно жалить мечом, а кого-то разваливать секирой едва ли не пополам. Вот как сейчас Сигурд Бык, что с хэканьем лесоруба погрузил свой боевой топор в ключицу одного из самых активных дейлемитов, пробив кольчугу, словно свиную шкуру.
Хэкнул, отступил на шаг и засмеялся издевательски.
Удачно сложилось и то, что безумная толпа оттеснила русов в улицу, или, точнее, проулок, с двух сторон закрытый стенами дувалов. Так что можно было не опасаться нападения с флангов. А с фронта – сколько их, пятеро осталось? – пятеро русов могут удерживать этот сброд хоть сутки. Тем более, что столько и не нужно – конунг Хельги должен уже скоро собрать своё войско и разогнать восставших на своё горе жителей Бердаа.
Но было и два минуса. Нет, три, если считать подвывающих сзади их женщин. Первый был в том, что улица, на которую они попали, как часто в восточном городе была на самом деле тупиком, на другом конце которой высился тоже дувал. А за ним лежало чьё-то землевладение. Судя по видневшимся деревьям – сад. И путь оставался только в ту сторону. Ибо вперёд при всём достигнутом равновесии в противостоянии толпы и пятерых русов пробиваться было бесполезно. Толпа, как осьминог, протягивала к ним то одно щупальце в образе очередного смельчака, то другое. И хоть «щупальца» эти обрубались быстро и безжалостно, на их месте немедленно отрастали новые. А поскольку за спиной не было второго ряда – не на девок же рассчитывать! – то воины русов были обречены элементарное изнеможение. И в довольно-таки недалёком будущем.
И вот тут возникал второй минус: шум боя, что вёл вместе со основной частью войска Хельги, не приближался, а отдалялся. И это тоже наводило на не очень светлые размышления.
Впрочем, было как раз не до размышлений. При всей смертоносности отпора тысячеголовая гидра толпы потерь и боли не чувствовала и просто выдавливала новых и новых поединщиков под русские клинки. И каждый даже хорошо отпарированный удар, каждый собственный выпад всё равно приводил к отступлению на шаг, на два назад. И стена позади всё приближалась и приближалась. А папки всё не было и не было.
Tags: Папка
Subscribe

  • Новый солдат империи - завершена работа...

    Вышел последний том трилогии "Новый солдат империи" - "Плата кровью". Можно распрямить спину - как мог, попытался показать…

  • Тревожно стало...

    Что-то загадочное: либеральная газетка упомянула "Мстителя Донбасса". Одним словом, конечно, но неужто что-то в лесу сдохло? Или в…

  • Обалденный отзыв на книжку мою...

    Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга "Новый солдат империи. Воин Донбасса" Пересвет Александр Анатольевич не оставит тебя равнодушным,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments