Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Бык оттянул Олейфа назад.
- Слушай, княжич, - проорал он, перекрывая рёв толпы. – Если нас прижмут к стене, то тут и положат! Задавят просто! Вместе со своими! Надо через дувал перебираться!
Ха, хорошо сказать! А как?
- Здесь всего полтора роста, - оценил Сигурд. – Я тебя сейчас подсажу, а ты забирайся на стену. Лучников у них нет, да и не стрельнут они в такой давке. Потом я тебе девок покидаю, ты их на ту сторону опустишь. А там и мы за тобой.
А последний, хотел спросить Олейф, но воин предугадал его вопрос:
- Мы на них поднапрём, а пока они в себя приходить будут, друг друга подсадим, а последнего за руки перетащим.
Княжич молча пожал ему руку. Потом приблизил губы к его уху и проорал:
- Я не хочу потерять ни одного из вас! А после возвращения отец вас одарит, как никого до сих пор!
Бык ухмыльнулся. Славная добыча после славного дела никому ещё не вредила.
Когда до стены оставалось шагов двадцать, так они и сделали. Под прикрытием оставшейся троицы русов Олейф с Сигурдом рванули к дувалу и потащили за собой женщин. Здоровенный Бык сначала подсадил княжича на этот необычный забор Востока, а затем просто перекидал к нему женщин. Олейфу оставалось только придерживать их с другой стоны, чтобы мягче падали.
Мусульмане взревели, толпа напёрла.
- Давай, прыгай! – скорее угадал, чем услышал Олейф, и Сигурд бросился в битву. Последнее, что видел княжич, как тот мельницей закрутил смертельные круги своей секирой над головами нападавших, не обращая, казалось, внимания, на их попытки достать его железом. Впрочем, они и не доставали. От такой «мельницы» кто хочет отпрянет назад, сколь мощно его бы ни подпирали оттуда. Слышно было из-за забора, как взревели русы, и треск усилился.
Теперь что?
Олейф пока что собрал женщин возле какого-то раскидистого дерева. Слова «давай, давай!» они понимали хорошо.
Теперь дождаться своих. Если всё нормально пройдёт, то всё получится.
Н-да, мысль, что называется, свежая, усмехнулся про себя Олейф, пользуясь паузой, чтобы отдышаться. Если получится, то получится, чего уж там…
Ещё многоголосый вопль, и через дувал начали перебираться русы. Да так ловко, что казалось, будто они посыпались. Вот только «мешок» маловат оказался. Коли бы воинов пятьдесят…
Последний – всё тот же Бык – даже не стал пользоваться помощью товарищей. Дувал дрогнул, и Сигурд буквально заскочил на него – похоже, он попросту упёрся в него ногой с разбегу и подлетел наверх. Так что в сад спрыгнули сразу двое.
Две или три стрелы вжикнули над ними. Кто-то успел выстрелить, несмотря на тесноту.
Толпа за стеной взвыла разочарованно, но и зло. Похоже, в покое русов не оставят. Но время, чтобы сбежать из этого сада и присоединиться к своим у них теперь было.
Однако они успели сделать всего несколько шагов, как Эйрик затормозил и молча показал рукой вперёд. Там, где виднелся выход из сада – через заднюю террасу большого дома, показались вооружённые люди.
И это были не русы.
Олейф обернулся назад. Там через дувал тоже уже прыгали дейлемиты.
- Ну почему бы им просто нас не отпустить? – проныл Парнишка, вертя головой в поисках выхода. Но выхода не было. Справа пространство ограничивала высокая глухая стена соседнего дома, на которую точно не забраться. Слева был дувал и такой же сад, но туда уже смещалась часть выплеснувшихся из дома, перекрывая путь к отступлению.
- Только через дом прорываться! – сделал вывод пятый из них, Тордульф Чёрный Колпак, которого никто не звал иначе, как Торди. Кажется, до сих пор он не промолвил ни слова за всё время с их пробуждения. – Я пред вами пойду. Ты и ты, - указал он на Сигурда с Эйриком, - спину мне держите. Княжич за вами. Ты, - взглянул он на Хродольфа, - бережёшь княжича и общий тыл.
Русы кивнули. Лучше и не распределишь.
- А женщины? – воскликнул Олейф.
Вместо ответа Тордульф молча сделал шаг к той из мусульманок, с которой провёл нынешнюю ночь, и вонзил ей в грудь свой меч. Видно было, как закруглённый конец его выглянул со спины девушки. Чёрный Колпак привычно провернул оружие и вытащил обратно. Единственное, что он ещё сделал для подруги – подхватил за спину и не дал упасть, а тихонько опустил на землю.
Казалось, наступила тишина. Хотя толпа мусульман орала, а одна из девушек завизжала. И тем не менее она была совершенно глухой, эта визжащая тишина.
И тут же тишина оборвалась – визжащая девушка замолчала, пронзённая мечом Эйрика. Тот опустил её рядом с подругой.
Все посмотрели на Олейфа. А он смотрел на Лейлу. Та стояла, прижав ладони ко рту, и переводя огромные, ставшие чёрными глаза с одного руса на другого.
- Нет, - пробормотал Олейф. – Не могу…
Рука и впрямь не поднималась.
- Не дури, княжич, - рявкнул Сигурд. – С ними, - мотнул он головой на набегавшую толпу, - ей будет гораздо горше смерти! А так она за тобой к Одину пойдёт. Будете там снова миловаться…
- Давай, княжич, - поддержал его наставник Хродольф. – Ты же не хочешь, чтобы она за кем-то из нас пред Одином стояла?
И верно, с облегчением понял Олейф. Если я её сам убью, она за моим плечом в Вальгалле стоять будет! А там разберёмся! Может, и не нужны будут тамошние девы – сладка ведь Лейла!
И он засмеялся, вонзая свой меч в грудь своей возлюбленной…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments