Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Папка

Надо дожимать.
- Поэтому в данный момент, пока ещё совсем плохо не стало, - сказал Олейф, - предлагаю разойтись по домам. А мы со священным вифилем, - кивнул он исламскому волхву, назвав того более привычным для русов, нежели норманнское «гуди», уважительным именем, - и доблестным хёвдингом дейлемитов, - кивок военачальнику, - спокойно обсудим все требования жителей города.
Где и в чём он ошибся, княжич понять не успел. В ответ на его вполне разумное предложение толпа лишь возмущённо взревела, а вифиль зло прошипел что-то, что толмач перевёл так:
- Нам не о чем договариваться с неверными, кроме того, как их поскорее похоронить! Ибо ниспосланы были Пророку - да благословит Аллах его и его семейство! – слова: «Убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте в крепостях и используйте против них всякую засаду». Запретные месяцы закончились, мы можем воплотить этот завет. Ибо сказано: «Освобождение мечетей из-под власти язычников всегда было и остаётся долгом каждого правоверного».
Олейфу стало тоскливо. Не страшно, а именно тоскливо. Ну почему все эти единобожники столь тираничны в вопросах веры? Или верь в нашего бога, или умри! Ну почему они, русы, спокойно принимают веру тех мест, где оседают на постоянное жительство? Почему им совершенно несложно верить в Перуна и Велеса, уважая тех богов, что правят в Киове, Плескове или Альдейгьюборга? Слыхал ли кто когда, что русы кого-то заставили верить в Тора или Одина, а тех, кто отказывался, убивали?
И ещё одно понял молодой княжич – даже не понял, а вдруг ощутил всем своим разумным сознанием: не договориться им. Этот гуди – фанатик. Именно он сделает всё, чтобы не выпустить русов из этого сада. Ай, как не хочется умирать! Ни в Вальхаллу не хочется, ни в Ирий! Только жить начал! Только-только жена молодая первенцем разрешилась. Первая война – и уже начало что-то получаться. Вон и ветераны папкины уже с уважением смотрят – хорошо он научился мечом владеть. Рано к Одину!
И он произнёс примирительно:
- Мы готовы поклониться вашему богу. Я даже слова вашей молитвы знаю: «Ля илляхи иль алла, Мохаммед расул алла». Если хочешь, мы принесём жертвы…
Это его Лейла научила.
И вновь это была какая-то ошибка. Вместо того, чтобы обрадоваться, этот зеленоголовый вифиль что-то взвизгнул, едва услышал перевод, прямо-таки заплясав перед русами в нервическом припадке.
Толпа тоже угрожающе ухнула.
- Не произноси священных слов, многобожец, - довёл до сведения русов толмач слова своего волхва. – Ваши язычески жертвы не нужны Аллаху!
Тут шаг вперёд сделал начальник дейлемитов.
- Вы можете сделать так, - заявил он. – Вы складываете оружие и сдаётесь в плен. А дальше почтенный хаджи Юсуф вместе с правоверными решат вашу участь.
Б-р-р… Олейф мысленно увидел, что делали эти «правоверные» с попавшими в плен русами в прошлом году. Нет уж, лучше сразу к Одину…
- Княжич, живыми не сдадимся, - вполголоса и по-русски, чтобы не понял толмач, проговорил за спиной Сигурд. – Я предпочитаю к Одину с мечом в руках попасть…
Надо же, прямо слово в слово с тем, о чём подумал сам Олейф!
- Ежели сейчас на них напереть, пока они ответа ждут, то можем прорваться, - так же тихо шепнул Хродольф. Только резко, всем вместе…
Возможно, такой вариант и сработал бы, подумал Олейф.
- Я начну, вы за мной, - приказал он по-русски, а затем по-славянски, чтобы все поняли, громко сказал:
- И тем не менее мы принесём жертвы вашему Аллаху и нашему Одину! – и добавил тихо, одними губами, в адрес Хродольфа: - Берёшь дейлемита, а гуди – мой.
И это было третьей и последней ошибкой юного княжича, которую он понял, уже сидя на дереве и приставляя нож к собственной подключичной впадине. Если бы они тогда рванули молча, кто-нибудь имел шанс прорваться к отцу. Скорее всего, он сам, Олейф. Недаром он прожил дольше своих товарищей – те берегли его.
Но тогда он не смог совладать с ненавистью и презрением к этому фанатику, из-за которого умерло столько хороших людей, из-за которого умерла его Лейла. И он рявкнул во всю мощь юного, но натренированного уже в ходе этой войны голоса:
- Жертвую тебе, Аллах, твоего служителя!
Просверк меча в свете факелов – это было, наверное, последнее, что увидел местный гуди в своей жизни. Голова его ещё не упала на землю, как раздался второй крик:
- А эта жертва тебе, Один! – и Хродольф вонзил свой меч прямо в зубы дейлемитскому военачальнику.
Первоначально своей цели русы добились – толпа взвизгнула и подалась под их напором. Многие действительно опустили оружие, ожидая итогов переговоров.
Обратным ударом, кстати, Олейф успел рубануть и толмача-кривича. Ни за что. Просто за ненависть, которую тот источал. Если сегодня и не удастся выжить, будет весело его в Вальхалле покорности учить. Хорошо бы и гуди было туда же заполучить, но того наверняка их Аллах заберёт – Олейф же ему отдал его человека.
Им удалось добраться почти до нужного выхода. Но там собралось слишком много противников, до ярости возмущённых тем, как поступили с их вифилем. Сопротивление они оказывали отчаянное, набрасываясь на одного руса по трое-четверо за раз. Умирало их тоже много – уже превзошли русы рубеж в пятерых убитых на каждого, превзошли уже рубеж и в десять. Только Олейфу не удалось дойти до этой цифры – четверо дружинников прикрывали его так, что княжичу подчас просто не удавалось дотянуться до врага. А в такой рубке не до приказов с требованием уступить ему место в первом строю.
А оно, кстати, скоро освободилось само. Первым пал, как ни странно, самый здоровый из русов - Сигурд Бык. Никто даже не заметил, как. Просто стоял человек рядом, махал своей секирой, как в лесу – и уж нет его, а на его месте чья-то рука, которую приходится отрубать уже Олейфу.
Вторым пал Эйрик Парнишка – ему кто-то умело сунул копьё в шею, и тот захлебнулся кровью.
Затем, уже когда толпа практически сомкнулась над русами, погиб Хродольф-наставник. Тоже непонятно, как. Вдруг зашатался, руки его упали, и он грузно осел на землю. Никакой раны на нём видно не было.
И, наконец, последним лёг под мечами дейлемитов Торди Чёрный Колпак. Ему хлестнули саблей по ногам, и он просто упал, как подрубленное дерево. Успев, правда, напоследок наказать своего убийцу, в ярости, уже из лежачего положения ответив ему тем же – мечом по коленям. Враг ещё долго выл, затихая…
А Олейфа озверевшие мусульмане явно хотели взять в плен. Сын русского вождя, как же!
Вот только не выйдет у них ничего, подумал княжич. Лишь тело моё мёртвое получите, мстительно усмехался он, сидя на дереве, на которое забрался, когда понял, что не уйдёт. Усмехался и вонзал в себя нож. Было больно, но умеренно больно. Хуже, что не было результата. Тело прикрыто кольчугой, снимать и задирать её было в данном положении невозможно. Кровь из разрезанной бедренной артерии вытекала как-то вяло – наваливалась слабость, но жизнь уходила не так быстро, чтобы враги не успели ею насладиться. Его, Олейфа, жизнью, её последними мгновениями.
И тогда он сделал последнее, на что ещё хватало сил: вставил кинжал себе в ключичную впадину, нацелив так, чтобы тот проник прямо в сердце. Меч он не потерял – значит придёт в Вальхаллу так, как положено.
Казалось, мир вокруг замер.
- Оди-ин! – закричал Олейф, сын Хельги, и вдавил клинок под горло…
Tags: Папка
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments