Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Олейф, впрочем, поначалу бился где-то рядом. Буквально через дома, на соседней улице. Слышно было, как там ухала толпа, звенело железо и раздавался вой, когда оно кого-то задевало. Чью-то плоть. Судя по тому, что крики были в целом разочарованными, его сын со своей малой дружиной отбивался успешно.
Если бы не эти проклятые дувалы, можно было бы уже соединить силы. Хельги послал небольшую группу варингов к нему на помощь. В обход – вперёд было не пробиться. Не так много воинов, но толпа велика. Даже без оружия навалятся – и раздавят. Откуда только взялись? Выгнали же их тогда из города! Только девок оставили, да тех, кто готов был под русами жить.
Вообще, если честно, сразу не заладилось с идеей создать здесь, в Албании, ещё одну Русь. Свою. То есть с идеей как раз всё было нормально: здесь, в пограничье между хазарами и мусульманами, вполне можно было удерживать собственное княжество бесконечно долго. Царь хазарский с его Песахом сюда руки свои жадные не протянут – мусульманская земля. А халифам мусульманским тоже последняя забота – идти гасить новое образование в и без того перемешанной каше из персов, христиан, мусульман, мелких князьков, непонятно вообще на кого ориентирующихся и какому народу принадлежащих. Тем более что Хельг сразу объявил, что русы готовы перейти в истинную веру. При одном условии – лояльности местных жителей.
Но вот её как раз и не было, лояльности этой! Непонятно, отчего. Ведь русы даже не грабили никого поначалу. Смешно сказать! – девок не трогали. Хельги запретил тогда. «Это наша земля, - предупредил он своих сорвиголов. – Сами всё дадут, ежели с разумом своим имением распоряжаться будем».
Не дали! Вечные нападения, диверсии, постоянное глухое сопротивление… Уже и так к ним, и так, и с подходцем, и с ласкою… За участие в битве той первой никого не казнил. Хоть здешние и ожидали. Но это было бы не по понятиям русов: участие в битве – не вина, а честное дело мужчин. За что взыскивать-то? Никаких занятий жителям тоже не запрещал, да и к чему? Веру их пообещал взять – своим богам это без разницы, а здешнему, одинокому, приятно будет. Не каждый день к нему в клан такие воины поступают!
Всё этим ублюдкам пообещал! Об одном попросил: нас – признайте своими повелителями. Какая вам разница, под кем ходить. Зато от хазар вас защитим. Да и от ваших же, мусульманских владык. Знаем же, что не ладите вы с Багдадом, с халифом. Что самостоятельны ваши конунги здесь, номинально только власть центра поминают. Вот и мы, русы, такие же будем.
Нет! Нет! Бессильное, но тупое упрямство! И тупое – упрямство! Мудрено ли, что русы тоже потихоньку накалялись. Не железные же! Мудрено ли, что опалился Хельги на местных этих дикарей! Предложили же: не хотите жить, как люди, в мире и довольстве – так и пошли вон! Три дня вам на сборы, за это время можно не то что самому уйти – дом свой разобрать и вынести по камушку!
И снова нет! Немногие лишь ушли, остальные остались. Но хоть присмирели? Куда там! Только обнаглели больше. Начали задираться. Подумаешь, девку впятером оприходовали! Так ведь не убили же. Просто пьяные были. Вот и забыли про приказ. Так ведь и то – хотел он, Хельги, покарать их, пообещал старикам. Так нет – следующей ночью Фарульфа зарезали, старину Фарульфа Обжору, с которым они выросли вместе! Сына легендарного Фарульфа, что ещё с Оддом-отцом ходил и договор с ромейскими царями от имени малолетнего тогда Хельги подписывал!
И что было делать с этими уродами, с этими преступниками? Развязал тогда великий князь узел на мешке русской ярости – кучу народа тогда русы вырезали. Несколько тысяч. Три дня потом оставленные в живых для продажи жители города трупы выносили…
Казалось бы, наконец, спокойствие пришло. Выкупили себя обречённые на рабство за 20 дирхемов каждый. Дикие люди! Мужчины за себя заплатили, а за женщин и детей своих – нет. Развлекайся, русинг!
Вроде затихли. Им даже женщин их вернули. Не за выкуп, так. Гуманно поступили. Русы же не звери! Да и не продашь их тут никому, только кормить зря…
Правда, кое-то ворчал, что гуманизм Хельги не доведёт до добра. И ведь как в воду глядел! Стоило Марзубану проклятому к городу подступить – опять забурлило всё. Ну, побили полководца вашего, и второй раз побили – хоть и много больше дейлемитов было, нежели русов . Не пора ли опять успокоиться, а то ведь будет, как в тот раз!
Кстати, надо было так и сделать. Вообще под корень вырезать. Тогда бы сейчас ничего не было, ночью этой. Оно, конечно, лишний раз мечом помахать – тем более в бою с такими, прямо скажем, хреновенькими воинами как дейлемиты – удовольствие одно. Но с каждым таким боем и русов становится меньше.
Да к тому же болезнь эта клятая, поносная, что одного бойца за другим под курган укладывает! Сколько раз говорено – не жрите вы эти фрукты словно репу! Не репа! Непривычны северному человеку местные плоды. Так нет, одного винограда зелёного возле котлов воинских не переводится! А потом отбегают, на ходу портки снимая, - убойный тут виноград. Съел кисть, а через час – резь в животе. И трёх мгновений не выдержишь – изволь бежать опрастываться. А ежели живот слабый – так и пожалуй в сруб подземный. Конечно, оружие и женщину товарищи в тобою положат… - но каким ты перед Одином предстанешь? Со спущенными штанами и ноги в дерьме? Хорошо же тебя богатыри былые, великие встретят…
Да, всё меньше становится русов. А вот дейлемитов что-то многовато сегодня. Вроде бы ушёл Марзубан. По зубам получил и ушёл. Так не слишком ли много дейлемитов в этом нежданном ночном бунте?
Но Хельги не успел насторожиться, додумав эту мысль до конца. Как раз в этот момент толпа бунтовщиков треснула, распалась и начала отступать. Вернее сказать – бежать. Вместе с дейлемитами.
Ну, вот и всё, подумал князь. Сейчас мы тут надавим, ребятишек этих из города вынесем, да и пойдём зачищать населённый пункт, сынка, Олейфа разыскивать…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments