Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Ну, вот и всё, подумал князь. Сейчас мы тут надавим, ребятишек этих из города вынесем, да и пойдём зачищать, сынка Олейфа разыскивать…
Он оглянулся кратко. Его русинги были готовы к броску. Ровно волки, оскаленные, яростно втягивающие в себя воздух, кажущиеся раскалёнными от выдерживания в горне битвы. Сейчас их, как выкованный клинок, погрузить в кровь! Чтобы вскипело вокруг, зашипело входящим в плоть железом, забилось пузырями на отверстых от нестерпимой боли ртах врагов…
И Хельги вонзил свой клинок в эту бегущую, предательскую плоть города, который он уже привык считать своим:
- За мной, русинги! – проревел он.
- Р-р-у-усь! – заревело всё за ним.
Дальше, как обычно, в таких случаях, всё только мелькало. Хельги понимал умом конунга, князя великого, что ему-то нужно бы и остановиться. Оглядеться, подумать. Мясо из этих прыгающих на том конце меча спин его русниги нашинкуют сами. Вождь же должен спокойно оглядывать всю картину сражения. Чтобы ничего и никого не упустить. Чтобы никто не ушёл не обиженным.
Понимал, но ничего поделать с собою не мог. Им владело нечто похоже на священную ярость ульфхеднаров, когда мозг выносится наружу и словно летит над тобою, холодно и безучастно наблюдая за тем, что творит тело. Вот он, Хугин, ворон Одина! Вот он, Мунин, второй его ворон! Теперь Хельги знал, как они летели за богом в те дни и те битвы, когда тот точно так же рвался вслед удирающему врагу. Пусть разум, что олицетворяет Хугин, сейчас над конунгом не властен – ну так и он не Один. Хотя и бог. Вот сейчас, в этот момент, в эти тягучие, липкие мгновения упоения своим всесилием и всевластием – он бог! Над ними, над этими жалкими спинами, над этими искорёженными страхом лицами, когда беглецы оглядываются, чувствуя за собой хищный холод обрушивающейся стали! Над всей это толпой, каждая объятая ужасом душа в которой яростно клянёт разум, втянувший тело в это бессмысленное, это смертельное восстание. И молит, молит своих богов отмотать время обратно, вернуть всё в прошлое – к тому моменту, когда эта глупая голова ещё не отправила несчастного своего владельца на дурацкое предприятие…
Да, Хельги сейчас – бог! Его вороны скользят над ним по воздуху, наблюдая, как, отбросив щит – на что он, лишняя тяжесть при преследовании! - орудует обеими руками их хозяин. Правда, Хугин пытается прокаркать что-то насчёт разума вождя и полководца… но не слышно его карканья за звоном железа и смертным визгом бегущей толпы. Лишь собрат его, Мунин – «помнящий» - запоминает всё увиденное. Что ж, пусть помнит! Эта битва достойна того, чтобы её запомнили и воспели!
А вот уже и стены Бердаа. И ворота. Здесь произошла заминка. Не потому, что враг опомнился и стал сопротивляться. Нет, просто ворота не могли в момент пропустить всех бегущих. Не сопротивлялся никто, но давка – дама тяжёлая, медлительная. Перемалывает людей она основательно, но неторопливо. И потому ещё десятки тел выстлали землю перед тем, как последний берданит прорвался наружу из этой воронки.
Тут бы и русам остановиться. Хугин каркал уже в самое ухо, но Хельгом по-прежнему владела ярость и лёгкость, несущие его по трупам, словно по облакам во сне. А за ним несли его русинги. И это счастье обещало быть вечным…
Если бы сзади не раздался крик на чужом языке.
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments