Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Тут бы и русам остановиться. Хугин каркал уже в самое ухо, но Хельгом по-прежнему владела ярость и лёгкость, несущие его по трупам, словно по облакам во сне. А за ним несли его русинги. И это счастье обещало быть вечным…
Если бы сзади не раздался крик на чужом языке.
И тут же оба ворона Хельги юркнули к нему на плечи.
Что это? Откуда тут опять дейлемиты? Вот же они, вместе с ополченцами и гражданскими впереди. Убегают, устилая телами каменистую дорогу. Как дейлемиты могли оказаться сзади?
Один, Один, Один! Убийца воинов! Хитрило одноглазое! Ты завлёк меня в ловушку!
Хельги остановился, загнанно дыша. Надо же, он, оказывается, уже на последнем хрипе! А не замечал. Да уж! Так в берсерка превратиться недолго.
Так, а делать-то что?
Русинги тоже остановились, сгрудились вокруг своего конунга. Нет, не сгрудились. Встали, как положено, ромбом. Чтобы при команде начать разрезать вражеские ряды в любую сторону.
Отдохнуть надо.
Ага, вот оно что. Не заметил, как далеко оторвались от ворот. Миновали расчищенное пространство, добежали до кустов, которые зовутся здесь лесом. Бойцы называют их «зелёнкой».
А уже из «зелёнки» посыпались дейлемиты, замкнули сзади путь к городу.
Стоят теперь, ждут команды. Побаиваются сразу лезть.
Как же просмотрел-то, а? Орал ведь ворон, орал! Увлёкся, Локи меня разрежь!
Да много-то их как!
Какой дурак говорил, что Марзубан ушёл? Что, дескать, свары у него с халифом новые? Вон он, эмир паршивый, стоит на взгорочке, скалится. Ну, да ты у меня поскалься, поскалься ещё. Сколь раз мы тебя били, вспомни? Тридцать тысяч воев ты сюда приводил, а что вышло? Да ничего у тебя не вышло, разогнали мы их. По десять, по двадцать за одного павшего руса на сухую землю укладывали…
Отдохнуть бы только. А то когда дыхания нет – и духа нет. А нам сейчас дух нужен. Много их, зараз! А нас мало. Особенно после этой заразы, что выкосила половину русингов. Зараза от зараз. Всё тут заразное. Все тут заразные. Ты к ним и так, и этак, и на четыре точки встаёшь, дабы только в мире с ними жить. Объяснить, что не вором к ним пришёл, а владетелем. Не разбойником, а защитником. А что порезали ваших тогда – так ведь для вашего же блага! Чтобы жили нормально, камнями не кидались, сами не резали бы подвыпивших русов! Чего не хватало-то? Ведь ни эйре, ни грошика у вас поначалу не взяли! А что еду забирать стали – так ведь воинов кормить нужно было. Обещали же: с первой добычи всё вернём. И вдвое дадим. Только дайте нам тыл, спокойствие, базу надёжную. Да мы вам Багдад захватим, если понадобится! И дуйте туда жить, коли с русами вам не нравится…
Да что там говорить – так же ведь и сделали! Отпустили же всех, кто хотел уйти. Когда надоело всё, и вы надели хуже горькой редьки – так ведь же и велели вам: выметайтесь вон в свой Багдад, коли бог ваш не велит с нами рядом жить. Валите все туда!
Так нет же, опять не ушли! Ушли, но немного. И что было с вами делать? Вот и порезали. И вам хорошо – вы вон в газавате своём погибли, от меча неверных. Теперь в раю вино пьёте и с девственницами милуетесь. И нам неплохо – поспокойнее стало в городе. Опять же и дирхемами разжились. А что, несправедливо? Ещё как справедливо! Коли вы подданные – один разговор. Дань малую платите – и живите себе. А коли враги, да за веру… За веру свою и заплатить не грех. Хотя вот же я, конунг Хельги, лично же в вашем присутствии три раза этого вашего Мухаммеда славил. И про то, что нет бога, кроме Аллаха, тоже говорил. А что обрезать себя не позволил – так это уж простите. Сами извращайтесь со своими оттопырками, а мы этого не понимаем. Конечно, кое-кто из русов носит на шее деревянный член. А пара варингов из новых, что со Свенельдом пришли, и вовсе конские на верёвочку привесили. Так это нормально, это старый добрый завет предков. Символ плодородия, мощи мужеской, род дающей. Ибо от семени всё идёт, а значит – от сеятеля. И в конце концов, какое кому дело? Мы же ничего не говорим на то, что вы символ всего мужского в мире урезаете, как морковку! Девку завалить, потолкаться в неё всею мощью своею – это мы понимаем, это нормально. А с пиписькой своей манипулировать злостно – это уж увольте!
Это всё опять проносилось на заднем плане сознания. Просто никак не мог забыть конунг обиды, нанесённой русам местными жителями. Но сам Хельги внимательно следил за врагами, одновременно обдумывая план спасения.
Собственно, вариантов особых и не было. Надо уходить в город, прятаться за стенами. Там соединим всех русов - кто там с Олейфом остался, кто ещё где, - и дадим жару дейлемитам. Теперь-то в спину никто больше не ударит, когда зачистим этот паршивый городишко…
Хельги отдал команду. Русы быстро перестроились. На том острие ромба, что был направлен на покинутые в горячке ворота города, встали варинги Свенельда. А что, их не жалко. Они за плату воюют.
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments