Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

Да, хорошо к снохе съездил! Ингвар на охоту отправился – декабрь, самые ловы… А он, отец его, ровно тать-любовник, к жене его под бочок! А ведь давал, давал себе слово, что после свадьбы – ни-ни! Хоть и убедил сына, что придётся тому смириться с любовью отца своего, поздней, нежданной… К девке, сыну в жёны выбранной… Убедить-то убедил, а вот с собою справиться не мог. И бегал, бегал к Ольге в Вышгород – благо, что по договору с конунгом плесковским, отцом её, положено было выделить ей сельцо в кормление. И жить она предпочитала здесь, своим домом, не в тесном и скрипучим дворце князя киавского.
Полугода ведь всего в Киаве не прошло, а как себя поставила!
Не для него ли, князя великого и любовника своего, так устроила?
Может, и для него. Но сейчас это было неважно. После того, что сказала сноха.
А сказала она, что непраздна. И что ребёнок – не от мужа законного, а от него, Хельга.
От свёкра.
- Ты точно знаешь? - с надеждою переспросил Хельги.
Ольга засмеялась тихо, но с тем бесконечным превосходством, который в такие минуты испытывают женщины.
- Можешь не сомневаться, - ответила она. – Я всё посчитала. Я и хотела сына от тебя…
Хельга против воли окатила волна удовольствия. Что греха таить – посещало его временами сомнение. В себе. Нет, не мужское. Хотя, откровенно говоря, уже лет несколько прошло, как он перестал относиться к женщинам с большим желанием. То есть, опять нет – желание было. Но оно перестало быть… неоспоримым, что ли. Если раньше в образе женщины представлялась первым делом самка, которую следовало бы покрыть… Как они в молодости с ребятами смеялись, что боги устроили этот мир на диво правильно, но с одним недостатком: невозможно поиметь всех женщин. Хотя стремиться к этому надо…
Да. А в последние годы это неистовое желание постепенно сменилось более трезвым взглядом. Когда глаза не застятся самим фактом, что вот она, женщина… которую можно завалить… а смотрят на неё, как на человеческое существо. Вот приблизительно так, как женщина смотрит на мужчину. Пока не разбудил её интерес, пока она там в себе не решила что-то – ты для неё не любовный объект. А так. Одно из существ на земле.
Вот и у Хельга в последние годы ослаб этот морок в голове. Не ушёл, конечно, и на женщин он яр в деле, как и раньше. Но вот приключений ради них уже не искал, как в молодости…
За исключением Ольги. Забава, жена из славянских древлян, - она и есть жена. Привёл её Одд-батюшка, сказал, что нужно так ради укрепления Руси Киавской, - вот и весь разговор. Женщина как женщина – домашняя по дому, хозяйка по хозяйству. В постели покорная, временами даже горячая. Что Хельга радовало и что ему льстило – практически всегда впадала под конец соития в буйство и крик. А потом лежала, дрожа и прося до неё не дотрагиваться – дескать, кусало её такое прикосновение, по всему телу кусало.
Но таких чувств, как Ольга, она не вызывала.
Ольга вызывала безумство. Она сама была безумством. Неправильным, неположенным, стыдным для сорокалетнего мужа безумством. Но… была.
И вот сейчас она улыбалась влажно в трепыхающемся свете ночной лучины и свидетельствовала, что безумие оказалось ещё большим, чем уже было.
Безнадёжно большим.
- Ингвар знает? – не нашёлся больше ничего спросить.
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments