Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Папка

- А зачем ему знать, Ингвару? – чувствовалось, что в темноте Хельга улыбнулась. – Узнает, когда надо будет… что сын у него. А чей…
Она замолчала многозначительно. Хельги на миг ощутил укол… ревности, что ли. Нет, скорее, разочарования. Эх, женщины! Создания слабые, но коварные! Ради того, чтобы добиться своего, способные на всё. Сколько, интересно, мужчин вот так вот всю жизнь растят и воспитывают чужих сыновей – на самом-то деле?
Странное было чувство для человека, который вот так же подбросил своего ребёнка… своему сыну.
- Но ты точно знаешь? – ещё раз с надеждой переспросил он. – Когда ты понесла?
Хельга вновь тихо засмеялась – глубоко, горлово:
- Женщина всегда это знает, глупый! Тогда, в Палтескье, помнишь? Когда я к тебе под видом постельной девки пришла?
Ещё бы! Конечно, Хельги помнил!
Палтескья, или по-тамошнему, по-кривичски – Полотеск, был первым большим княжьим городом на пути их свадебного поезда из Плескова домой. Он лежал как раз на развилке речных систем Двины и Великой. Ну, точнее, лежал он в стороне — уже после того, как прошли по всем этим болотам, озеркам и речкам со смешными названиями типа Ашо, Уща, Ужица, Дрыся, да миновали всякие волоки, украшенные селищами с однообразными именами – вроде Переволоки, Заволочье, Заволчиха и так далее. В одном из таких поселений с гордым титулом Перевоз останавливались на ночь. Как раз после последнего волока - уже непосредственно в Полоту. И то – не сразу же после долгой дороги к конунгу Палтескьи являться. Себя в порядок привести, золото-оружье надеть.
Да и не могло там ничего быть, в Переволоке… тьфу, в Перевозе этом! Хоть и в одном доме поселиться пришлось – но ведь не вдвоём же! Девки эти её, служанки! Старуха, как её? – невесту сопровождать. Да и слы-послы конунга Плесковского на свадьбу настоящую – куда с их глаз?
Зато в Палтескье отвели конунгу Киавскому отдельные покои. Как и дочери конунга Плесковского. Да пир почестен устроил Халльвард Золотой Ботинок, конунг здешний. Да лендрманы собрались, да хёвдинги, да кривичские князьки какие-то. У них же и свой повод был – аккурат у Халльварда наследник родился, Рагнвальдом названный.
Словом, вся гридь гуляла. Да там и осталась… кто по девкам не расползся.
А им, Хельгу и Хельге, и сговариваться не надо было. Взгляд один – и всё понятно с их будущим на эту ночь. Одно только глазами уточнил: у тебя или у меня? Гримаска, едва заметный доворот головы к мегере той - и ясно, не пуста будет девичья. А перед покоями конунга кто помешает? Когда он в гостях у другого конунга, да гридни, что дежурить должны, за нижним столом напиваются и сами с девками перемигиваются?
Единственное… может, ждал Халльвард-конунг разговора о делах государственных… Опасался он, что через голову его Киава с Плесковом рука об руку стали. Правильно опасался, очень хотелось Хельгу под себя его подвести. Да как? Воевать с ним – себе дороже: хорошо сидит Халльвард. Получается его Палтескья перекрёстком между всеми. Что свеи, что готы, что даны – да все норманны! – по Двине пойдут, коли в русь какую соберутся. Что на булгар, что на хазар, что на греков. А и здешней руси не миновать перекрёстка этого. Что из Плескова на Киаву, что обратно – тут дорога. На север и с севера, с Альдейгьюборга и прочего Поволховья – тоже тут. Радстофские русы из Булгара-Хазара товар в Готию-Сканию тоже через Халльварда волокут. Оттого и прозвали его – Золотой Ботинок. Богат Халльвард. Но и грозен. Много воинов нанять может. Да и сами они к нему тянутся, к золоту его.
Иное дело, что и ему сложно будет натиску сразу с двух сторон противостоять. Не в помойной яме нашли Хельга Вещего да Тюргисла Плесковского! Сильны и у них воины, могучи духом, крепки числом, умелы искусством воинским. К Тюргислу постоянно варинги норманнские тянутся, с севера, злые и голодные, что на сборе дани меховой с окрестных племён приподняться хотят. Оброс Тюргисл-конунг хваткими лендрманнами, даже Альдейгьюборг с Хольмгардом ничего с ним сделать не могут. Ходят люди плесковские не только на чудь плесковскую, сету называемую, да на чудь белоглазую, но и до заволоцкой чуди добираются. Едва ли не до Биармии доходят – как ни бесятся из-за этого хольмгардские ухари! А Хельги - он связью с греками да хазарами силён, да пачинаков всегда собрать может. Хоть и сложный они народ, «печёные» эти, но на золото падкий. А золото – от греков. Да Тмутаракань под киавским контролем. Хоть и не ладно получилось этим летом с Песахом хитрым, но ведь для внешнего наблюдателя, снаружи ежели глянуть, подробностей не зная, - всё хорошо с ним у Хельга. Тмутаракань в русских руках осталась, северские да славянские дани-выходы – тоже, с хазарами мир, да ещё и денег дали. Никто ж не знает, что займ то, с лихвою нечеловеческой. Кажется снаружи, что дань хазары русам выплатили. Недаром вон уже и сказители по пирам широким на гуслях своих побренькивают: «Собрался-де Вещий Олег на хазар неразумных»…
Неразумные, как же. Особенно Песах этот клятый!
Есть, есть чего опасаться полоцкому конунгу! Да ежели ещё сюрнесские русы к союзу присоединятся… А у тех ведь положение не хуже, чем у Халльварда: они тоже на перекрёстке сидят. Да ещё и получше: в сравнении с ними Палтескья – сама внешний город. Как Киава для Палтескьи. И уже халльвардовы люди мимо Сюрнеса-Смоленска не пройдут...
Правда, не всё ладно в сюрнесской Руси, не заладилось там с наследством после смерти Арни Армодсона. Ну, да ведь и Хельги не без глаз. Закинута уже удочка к наиболее сильному из претендентов, Гриму Вороньему Танцу. Не выдаст-де ли он дочь свою Сванхильду за второго сына Хельгова - Олейфа?
Но сейчас не до того было Хельгу. Не до раскладов политических и разговоров сложных с конунгом полоцким. Его ждала Хельга.
Которая придёт к нему…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments