Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Венеды. Упражнение в генетической логике.

Русь не была пуста. Здесь продолжало жить какое-то автохтонное население, которое пронесло свою R1a через века. Кто же это?
Прежде всего и самое очевидное – та часть «праго-корчакцев», которая на в какие Европы не уходила. Вспомним: на Дунае жила только часть этих славян. Остальные же, как показывает археология, мирно выращилвали своё просо по берегам Западного Буга, Припяти, Ужа, Уборти и других восточно-европейских рек.
Вторая часть – такие же, как и «праго-корчакцы», осколки предыдущей культуры – киевской. Её сегодня все согласно признают праславянской, то есть в каком-то смысле материнской для всех последующих славяноморфных культур – пеньковской, колочинской, ипотешт-киндештской, суковско-дзедзицкой, именьковской. По меньшей мере две первых из них никуда с Русской равнины тоже не уходили.
Наконец, менее очевидное, ибо археология в данном случае слабо выражена и потому исследователи редко могут устоять перед искушением отнести её то к балтским, то к финским культурам, - некие лесные обитатели среднерусских пространств. Они трудноуловимы, ибо жизнь в лесу по необходимости унифицирует материальную базу, а значит, археологически действительно трудно отличить одну культуру от другой. Отсюда и появляется всяческое изобилие «восточно-балтских», «южно-финских», «балто-славянских» памятников, относительно этнической принадлежности которых учёные спорят десятилетиями и доспориться до общеприемлемого результат не могут.
Между тем, он есть. Генетика его требует. Она требует кого-то, кто носил здесь гаплогруппу R1a. Это не финны – у них своя гаплогруппа. Это не балты – хотя и у них она есть (у латышей 41%, у литовцев – 34%). Да и почему, собственно, надо относить к балтскому население, которое дало ему практически столько же своих хромосом, что и финны – ибо и у литовцев, и у латышей 40 – 42 процента составляет финская гаплогруппа N? Не логичнее ли было бы счесть, что балтов как таковых не существует, а те, кого принято относить к оным, являются на самом деле простыми гибридами славян и финнов?
Это многое объясняет. И сходство в археологии – ибо из одного праславянского источника она исходит. И параллели в славянских и балтских языках, из-за чего многие говорят о некоем балто-славянском субстрате – хотя никогда в истории балты и славяне одним народом не были и на одной территории не проживали.
Это всё объясняет. Генетика, имеется в виду. Балты представляют собой те же славяноморфные народы, которые на каком-то этапе культурно смешались с финнами! Да и то не до конца: ливы финского происхождения до сих пор себя от латгалов отличают. А у тех происхождение до издевательства славянское – относятся они к тем самым не поймёшь какой археологической принадлежности восточно-балтским народам, а сформировались вообще на глазах у истории – в VI веке.
Осталось понять, что это могли быть за славяне, которые стали одним из двух ядер балтов. Но та же история, собственно, однозначно на таковых указывает. Римский историк Тацит в работе «О происхождении германцев и местоположении Германии», написанной в 98 г. н.э., застаёт и описывает такую этническую ситуацию в Центральной и Восточной Европе:

Здесь конец Свебии. Отнести ли певкинов, венедов и феннов к германцам или сарматам, право не знаю, хотя певкины, которых некоторые называют бастарнами, речью, образом жизни, осёдлостью повторяют германцев. … Венеды переняли многие из их нравов, ибо ради грабежа рыщут по лесам и горам, какие только ни существуют между певкинами и феннами. Однако их скорее можно причислить к германцам, потому что они сооружают себе дома, носят щиты и передвигаются пешими, и притом с большой быстротой; всё это отмежёвывает их от сарматов, проводящих всю жизнь в повозке и на коне. У феннов - поразительная дикость, жалкое убожество; у них нет ни оборонительного оружия, ни лошадей, ни постоянного крова над головой; их пища - трава, одежда - шкуры, ложе - земля; все свои упования они возлагают на стрелы, на которые из-за недостатка в железе насаживают костяной наконечник...

В отличие от Тацита, мы сегодня знаем, кого к кому отнести. Певкины/бастарны – народ археологически германского происхождения, выходцы из кельтизированного пограничья германской ясторфской культуры. Фенны – видно по описанию – это финские лесовики-охотники. Ну, а венедов традиция – в том числе германская и балтская – относит к славянам.
Балтов, как видим, нет. Не знает их Тацит. Более того! Он знает, неких эстиев, которые занимают прибалтийское побережье и у которых римские купцы берут янтарь. То есть – внимание! – эстии, имя которых затем перешло к генетически финским эстам, проживали тогда на территории нынешней Калининградской области!
Снова никаких балтов. Только германцы, славяне и финны. При этом понятно, кто отодвинул эстиев на север. Тот же Тацит фиксирует, что на южном побережье Балтики уже высадились новые германские племена из Скандинавии: от ругов на левобережье Одера до готонов (будущие готы) на правобережье Вислы. Южнее почти всю территорию Центрально-Европейских равнин между Одрой и Вислой занимают лугии. Это опять-таки германцы. От восточных отрогов Карпат на юго-запад до устья Дуная - предшественники готов - бастарны. На самих Карпатах обитают котины и осы, которых различают уже по языку - у одних галльский (т.е. кельты), у других паннонский (т.е. фракийцы).
Таким образом, никаких балтов. Зато в лесах между Вислой и южной границей нынешней Эстонии бродят банды неких венетов, всеми их соседями прочно ассоциируемых со славянами. И при всём различии между будущими славянами и будущими балтами мы видим, что половина всего у них – если не общее, то из одного корня произрастает. И язык, и археология, и культура. А все необщее вполне объясняется накопленными различиями, когда одна часть венедов впитала в себя финнов, а вторая – всех тех, кто в конечном итоге и развился вместе с ними в будущих славян.
А таких – впитанных – было немало. Считаем:
- напали бастарны на скифов-пахарей – часть покорилась, образовав зарубинецкую культуру, часть ушла в леса;
- напали сарматы на людей зарубинецкой культуры – часть разбежалась, образовав постзарубинецкие культуры, часть ушла в леса;
- напали гунны на постзарубинецкую киевскую культуру – часть разбежалась, образовав посткиевские славянские культуры, часть ушла в леса.
И каждый раз археологи фиксируют в этих лесах всё новые и новые «балтские» культуры, которые складываются из-за того, что вновь пришедшие что-то из них всё впитывают и впитывают… Причём подчас так мощно впитывают, что неотличимы становятся. Или вовсе: даже те, кто балтов оттесняет – как «киевцы» «юхновцев», - всё равно что-то от них впитывают – как в данном случае элементы штрихованной керамики. Покажите мне биологических носителей этого мощного балтизма! Покажите мне их модные дома, их могущественную технику, их ошеломляющие дизайн-бюро, от которых из поколения в поколение с такой радостью запитывались пришельцы! Да не какие-нибудь там лопухи из медвежьих углов – а те же «зарубинцы», триста лет из Македонии подпитывавшиеся, те же «киевцы», в ареал искуснейшей черняховской культуры входившие! Кривичи, выходцы с имперского пограничья, владеющие секретами строительства каменных крепостей провинциальноримского вида… И не просто владеющие, а донёсшие этот секрет до Ладоги и там такую крепость построившие… Так вот, они тоже идут мимо балтов – так всё впитывают, что до сих пор спор идёт: а может, их к балтам и отнести?
Нет, как хотите, читатель, а я свою чёрную кошку в тёмной комнате отыскал. Как раз генетика прекрасно объясняет все эти нелепости. Просто одни и те же венеды впитывали разные импульсы. Одни от финнов. Другие – от жителей лесо-степного пограничья. Первые потихоньку отставали – много ли полезного от таких же лесовиков, только финских, приобретёшь? Вторые потихоньку отрывались – ибо при всех пограничных страданиях очередных к ним пришельцев приносили они дух далёких культур и цивилизаций. И пусть не все они были годны в условиях лесного подсечного хозяйства – но дух был. И вызов был. И потому этот вид лесных венедов регулярно выбрасывал из себя охотников вернуться на старое пепелище и начать там заново. Так, собственно, и сама достоверно праславянская киевская культура возникла.
Различия поначалу невелики были. Культурные. Ибо генетически и те, и другие несли и сохраняли ту самую «арийскую» гаплогруппу R1a. А вот культурно – расходились. И тем больше, чем дальше друг от друга находились. В центре ареала не поймёшь, и археологи на эту тему грызутся: это ещё балтская культура или уже восточно-балтская? А это ещё восточно-балтская или уже славянская? А тут оттеснили или впитали?
А ни то и ни другое. Где впитали и оттеснили, где не оттесняя впитали. А где вообще впитали так, что геноцида не видно – а племени уж и нет. Ибо где найти границу между красным и оранжевым? А между оранжевым и жёлтым?
Спектр – един, хоть и различны цвета.
Вот, собственно, и всё. Балты – просто финнизированные венеды. Славяне – венеды не финнизированные.
Именно потому и в языке славяне для части балтов – для балто-финнов - остались венедами. Ибо финны знали венедов и таковыми те, кто не финнизировался, для них и остались. Потому и для германцев восточные славяне долго значились венедами, в отличие от южных. Потому как венедами в их представлении и оставались. Потому и для историков античных само собою разумелось, что в их время у славян много разных имён, но все они пошли от единого корня – венедов.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments