Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Папка

Погода был такая, что её хотелось высморкать и шваркнуть о землю. Как сопля при насморке - мокрая, тягучая и утомительная. Но Хельгу как раз такая и была нужна. Эта серая морось давала надежду, что ромеи не заметят его корабли, и флоту русов удастся прорваться к Лукоморью.
Хельги с помощью своих верных военачальников распланировал всё правильно. Он это знал сам, это же подтвердили боги, когда к ним обратились с соответствующим вопросом. Не верить им оснований не было – в Асгард отправили самые любезные для них жертвы - троих местных монахов, служителей греческого бога, что поставил своей целью уничтожение старых богов.
Да оно и по правилам морской войны было всё верно – идти на запад, а потом подняться к северу вдоль болгарских берегов. Поди-ка, отыщи русов среди этих десятков заросших лесом бухточек! Да к тому же болгары русов хоть и не любят, но ещё меньше они любят ромеев. В сочетании с тем, что русы – орешек по зубам далеко не всякому местному жупану, можно было считать себя в полной безопасности.
Некоторые, правда, говорили, что лучше было бы отойти на восток, добраться до Колхиды, а там уж и до дома в Тмутаракани – два шага. Но другие возразили: а высадка? По ночам где вставать? Солдаты ромейские теперь уже не те, что в начале лета. Теперь они собрались, как следует, заменили собою территориальную милицию фем, которую так легко резать. И так ведь уже заметили в последние пару недель: куда ни ткнись – везде уже регулярная армия. А с чего бы ей нас на стоянках не поджидать? Территория-то вся ромейская. Имперская. Связь у них действует, гонцы летают. А сзади – флот ромейский настигать будет, поджимать. И берега там сложные, гористы, хороших бухт мало, не спрячешься. Да и побережье незнакомое, хоть Льот, последний из оставшихся в живых больших штурманов, и уверял, что отыщет нужную дорогу. Но сам признавал: ходил здесь давно, один раз и не всё сможет вспомнить.
Нет уж, лучше по старинке. Всё ж вдоль болгарского берега ходили постоянно, товар возили, да и отбежать надо было всего ничего…
В общем, решили, самое мудрое будет – вдоль Болгарии уходить. Всего-то – Босфор перевалить! А там уж, считай, дома будем…
Вот и дождались погоды, чтобы траверз Проливов пересечь, да так, чтобы понезаметнее от ромейских наблюдателей. Отстоялись в одной из бухт почти до вечера. Ночью особо по морю не походишь, если жить хочешь, - но можно было, пользуясь сумерками, проскочить мимо ромеев. А там быстро добежать до Болгарии, где те уже не страшны.
Начали обходить хорошо, по большой дуге. Еле-еле верхушки гор видели. Хельги уже дух переводил – казалось, всё уже, смогли. Но вот не повезло. Повернулся Один к русам незрячим своим оком.
Небо именно что высморкалось. Нудная волглая мозглятина постепенно начала превращаться в капли. На севере небо стало набухать, будто кровью. Только чёрною. Ветер свежеть начал. Да как-то рывками, будто раненый спотыкался.
Не надо было быть викингом, чтобы понимать, чем всё это кончится. По такому морю не пройдёшь, если утонуть не хочешь.
Оставалось только забирать влево, к берегу, в надежде, что убоятся греческие мореманы выходить в бурное море. А там бы и нашли известную бухточку, пересидели бы…
Нет. Именно не повезло. Уж больно сильно насолили, видно, русы ромеям. Ещё не успел берег вырасти, как, несмотря на грядущий шторм, начал вытягиваться из пролива вражеский флот. Казалось на таком расстоянии – медленно. Торжественно даже. А ещё вернее – как змея. Которая знает, что никуда от неё кролик не денется. Так и не денется! Загонят прямо на зубы дромонов и огнедышащие жала хеландий зловещие серые волны, сами истекающие слюной белых гребней…
Одно хорошо – припоздали ромеи. Не успели полностью выстроить завесу на пути у русских кораблей. Правый фланг успевал обойти их – хотя ему надо было сообразовываться с растущим ветром, отгоняющим суда в сторону греков. Но шанс был. В отличие от тех, кому Хельги приказал разворачиваться влево, прикрывая прорывающийся центр.
Чем хороша такая погода – может, не смогут ромеи свой греческий огонь использовать? Тогда именно такое построение русов – с разворачивающимся налево строем – давало возможность задержать византийский флот, пока основная часть русов с добычей вырвется на простор. Ведь на каждый греческий корабль из передней части эскадры тогда придётся по два-три русских. Таран или абордаж – и можно списывать врага со счетов.
Когда именно так и начало получаться, Хельги вторично перевёл дыхание. Русы вели себя, как берсерки. Сразу две лодьи ткнулись в чёрный борт пузатого византийца. Взлетели кошки, корабли сцепились. Тут же наверх вползли две металлические змеи окольчуженных русов . Взметнулся слышный даже сквозь гадостное шипение ветра крик – и пошла рубка. Строй греков был прорва сразу же – ну, а в битве на палубе норманнам равных в этом мире не было.
В пытающийся сблизиться с первым следующий ромейский корабль ткнулись носами, а затем прижались бортами уже три русских лодьи. Одной, правда, не повезло: рухнувшее с «грека» грузило удачно пробило дно одной из них. Большинство русов забарахтались в воде, напрасно пытаясь выплыть, будучи одетыми в броню. Впрочем, так и лучше – славная смерть для моряка! Иначе всё равно болтаться в холодной воде, постепенно замерзая.
Впрочем, некоторые, предусмотрительно не надевшие доспехов, избрали третий путь и споро плыли к берегу.
Но эта удача не помогла ромейскому капитану. Его судно тоже было быстро очищено от экипажа и латников, а затем начало тонуть. Видно, кто-то из русов пробил днище.
На том, однако, сравнительно лёгкие победы русов кончились. К месту битвы подтянулись крупные корабли греков, который уже так просто на абордаж не возьмёшь. Да и строй ромеи выровняли, вытянули косой дугою влево. Теперь они, в свою очередь, могли вдвоём набрасываться на одну русскую ладью. И хотя они потеряли ветер, но стали, как ни печально для русов, только более остойчивы в строю. А вот русские кораблики усиливающийся шторм гнал прямо на греческий флот, словно стаю собак на вставших бок о бок секачей. Поди, покрутись меж ними, когда парус становится помехою, а лишних рук для правильной работы с веслом нет! Либо греби, либо дерись…
С другой стороны, в какой-то мере шторм и помог. Греки не могли, как нужно, прицелиться своими огнемётами – они всё же смогли наладить стрельбу, несмотря на дождь! А крупные их корабли, хоть и качались меньше, нежели русские однодеревки, тоже не успевали сработать своими грузилами, которые на раз топили любое подобравшееся к их борту судно.
Правда, и русам было невероятно трудно подойти на дистанцию эффективного абордажа. Пару раз пытались – но тот пяток-десяток воинов, что успевали переброситься на греческий корабль, пока суда не раскидывало вновь, просто становились жертвою морской пехоты противника. Нелёгкой жертвою – один забирал с собою троих-четверых, - но в целом бесполезной.
Но кто может противиться богам? Под давлением северного ветра постепенно весь русский флот, превращаясь в безобразную кучу, сваливался к грекам. Бой ещё даже не разгорелся, как следует, но был уже проигран. Русы дорого отдадут свои жизни, и немало заберут с собою ромейских, но…
Но вон уже несколько лодий без всякого участия врага превратились в щепки у прибрежных скал. Грекам можно вообще ничего не делать – русские корабли шторм и без них вынесет на камни.
Впрочем, ромеев частично ждёт такая же участь. Уже три или четыре их корабля, лишившиеся экипажей, сносит туда же, к скалам. Ещё на трёх кипит схватка, но суда тоже, пожалуй, не спасти – и их влечёт к берегу.
Похоже, греческие командиры осознали опасность. Что-то там у них загудело сзади, и через какое-то время стало видно: ромейский флот из боя выходит и потихоньку втягивается в Пролив, покрытый мелкими, неопасными барашками.
Ага! Мы всё-таки прорвались! Хельги готов был подпрыгнуть, как мальчишка! Они победили! Они вновь победили!
Если бы… Если бы так много лёгких русских лодий не было выброшено на враждебный ромейский берег. И самые главные из них. С добычей. Практически всё, что было добыто с таким трудом, вернулось к грекам. Будто бы и не ходили на них…
А где-то там, дальше, потирал руки ненасытный Песах, ожидая обещанной платы за Тмутаракань. Хорошо хоть, пару лодий успел отправить к нему ещё летом, во время войны. А то ведь и не выпустит. Возьмёт даже не в варяги-клятвенники, а в закупы – с него станется. И будешь ты в Итиле гарем его охранять, будто и не был никогда великим князем русским...
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments