Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян-итог

Глава 2. …либо русов не было…

Для «небывших» русы упоминаются уж в слишком многих независимых друг от друга источниках.
Поправлюсь, впрочем: источников-то мало, ужасно меньше, чем хочется… но для того, чтобы заметить наличие исторического бытия русов, их вполне достаточно.
Упоминают этих людей время от времени древние авторы. И о деяниях их рассказывают – подчас чрезвычайно достославных. Например, Константинополь едва им в руки не падает. Или они Севилью в Испании опустошают. На Кавказ регулярно наведываются – и народ там стонет от них. Наконец, в Болгарии воюют с Империей – и источники, что древнерусские, что византийские, рисуют вполне согласную картину. Хоть и базируются корреспонденты по разные стороны фронта.
Так в чём вопрос? Источникам не верим?
Нет. Верим. Но не всем.
Конечно, отделов записи актов гражданского состояния в древние времена не существовало – впрочем, в том, что касается актов рождения народов, таковых не существует в принципе. Но для тех эпох роль старательных барышень в регистратуре вполне надёжно играют летописи. Не то чтобы их авторы непосредственно фиксировали первое «уа-уа» нового этноса – но они практически всегда отмечают «ой-ой» старых.
Когда новичок пробует на них свои зубки.
Собственно, иначе в тогдашней истории практически и не бывало. При отсутствии телевизоров и журнала «Вокруг света» сведения о далёких племенах почерпнуть было неоткуда. Да и незачем – полно было более актуальных задач, нежели абстрактное познание. Новый народ замечали тогда, когда он вписывал свою строку в кровавый баланс человечества. Особенно, когда почерк яростный, с нажимом, с кляксами – кровью:

В лето 6732…Том же лєтє, по грєхомъ нашимъ, придоша языци незнаеми, их же никто же добрѣ ясно не вѣсть, кто суть, и отколѣ изидоша, и что языкъ ихъ, и которого племени суть, и что вѣра ихъ. И зовуть я татары, а инии глаголють таумены, а друзии печенѣзи. Ини глаголють, яко се суть, о них же Мефодий, Патомьскый епископъ, свѣдѣтельствует, яко си суть ишли ис пустыня Етриевьскы, суще межю встоком и сѣвером. … Мы же их не вѣмы, кто суть, но сдѣ вписахом о них памати ради русскых князий, бѣды, яже бысть от них. /*/

Это из повествования о битве при Калке, где «языци незнаеми» разгромили русское войско вдребезги -

- а князи Русстии идоша и бишася с ними . и побєжени быша от них . и мало ихъ избы от смерти -

- и где, собственно, и кончилась тоже кровавая, но в представлении потомков – золотая эпоха Древней Руси.
В общем, познакомились.
Явление неведомых гостей, подающих визитки в виде сабельных ударов, - дело в истории распространённое. Несколько ранее, были неприятно удивлены готы: жили себе, мирно развлекались налётами на Римскую империю – а тут нате: на них набросились незнакомые, но явно нецивилизованные гунны. А поскольку готы таить свою проблему от международного сообщества не стали и немедленно бросились под крылышко к той же Империи, - то оная и произвела первый акт записи гражданского состояния новой этнической общности - гуннов.
И вот тут мы приходим ко второй форме засвидетельствования бытования народа. А именно к документам. Прежде всего к летописям.
Что же нам говорит русская летопись о русах?
Много чего она говорит. Перефразируя слова легендарного дона Рэбы, летописные версии могут рассказать что угодно. Что русы ходят на руках и что русы ходят на боках. Э-э…
Впрочем, почитаем.
Начинается с всемирного потопа:

По потопѣ бо 3-е сынове Ноеви роздѣлиша земьлю: Симъ, Хамъ, Афетъ…

Въ Афетови же части сѣдить русь, чюдь и вси языцѣ: меря, мурома, всь, мордва, заволочьская чюдь, пермь, печера, ямь, югра, литва, зимигола, корсь, лѣтьгола, либь. Ляховѣ же, и пруси и чюдь присѣдять к морю Вяряскому. По сему же морю сѣдять варязи сѣмо къ вьстоку до предѣла Симова, по тому же морю сѣдять къ западу до земли Агаряньски и до Волошьскые. /*/

Что видим?
Загадочно построена фраза: «русь, чудь и все языки». Странное то ли противопоставление, то ли перечисление. Тянет к лексическому блуду - объявить «языцѣ» язычниками и тем вернуть логику этому куску. Но, к сожалению, для язычников в ПВЛ есть вполне нормативное употребление – «погани». Так что придётся ограничиться переводом: «русь, чудь и все народы» - хотя это тоже приводит к непростым вопросам. Как то: а кто такая «чудь», чтобы её равнять с «русью»?
Ответов на эти вопросы, собственно, нет. Можно было бы предположить, что под «русью» имеются в виду все вошедшие в состав Древней Руси славянские племена, а под «чудью» - не вошедшие в её состав финские народы. Но список «всих языцев» заставляет отказаться и от этого здравого предположения: если меря, мурома и весь в состав Руси входили, то не менее финноязычные мордва, печера, зимигола и прочая «либь» - никак.
В общем, загадка. Или путаница. Или загадка из-за путаницы.
Но дальше – больше:

Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ, галичанѣ, волохове, римлянѣ, нѣмци, корлязи, венедици, фряговѣ и прочии, присѣдять от запада къ полуденью и съсѣдятся съ племенем Хамовомъ. /*/

Здесь снова появляется «русь» - вторая, будто одной мало. Что за притча?
Вывод: врезка. Грубая, аж в глаз бьёт.
Зачем, для чего?
Да ясное дело: чтобы хоть куда-то определить русов! Летописец ведь явно пребывал в том же недоумении, что и нынешние историки: русы есть - но в то же время явились ниоткуда. Потому он и попытался – и не раз! – обозначить этих загадочных людей хоть через что-то известное. А что для тогдашнего христианского автора самое известное в происхождении народа, если ничего определённого об оном происхождении не известно?
Ной. Старик Ной был этим самым общим знаменателем для всех людей. Он один спасся после Потопа. И три его сына. И они – это всем известно – поделили землю между собой. И как поделили – тоже известно.
Ну, а поскольку русы вроде как свои – они, значит, из Иафетовой части. А за детализацией к кому другому обращайтесь, я же более точных сведений не имею, скромно намекает летописец.
Но поскольку позднейшим переписчикам-соавторам летописей подобная скромность показалась не соответствующей историческому предназначению их труда… или политической задаче дня, сформулированной актуальным на тот день князем или царём, -
- то и возникали соответствующие вставки и поправки в части их происхождения. Нельзя же, в самом деле, допустить, что род славных правителей Руси опирается на пустоту!
Характер этих вставок легко определяется из стратиграфического анализа текста летописи.
Например: если в этих самых перечислениях того, что входит в Иафетову часть, отчленить географическую номенклатуру от этнической, то мы увидим деление на неравные доли. В одном месте – страны, в основном входящие в состав Византии, а в другом – народы, живущие в Западной Европе. Почему так нелогично?
Ларчик, думаю, открывается просто. В основе летописного географического обзора поначалу лежал список явно византийского происхождения, где разъясняется порядок подчинённых и сопредельных территорий. И в составе одной из византийских хроник – точнее говоря, учёные убеждены, что это были так называемые «Хроники» Георгия Амартола - список этот попал на Русь.
Кстати, для дипломатии той поры – документ необходимый и неизбежный, камень в фундаменте тех или иных территориальных разборок.
А дальше словно собственными глазами видишь, как сменяющие друг друга соавторы ПВЛ старались привести свои сведения в соответствие с уже заданным каноном. Всё здорово, говорит себе отечественный переписчик-дополнитель, - но где же мы, русы? Мы что, в состав цивилизованного человечества вовсе не входим? Приходи любой и забирай всё? Непорядок! Могучая держава, а в международной номенклатуре не значится!
И переписчик вносит в официальный византийский перечень знакомые ему на данную историческую эпоху страны… а стран-то нету! Живёт себе чудь или там корсь, а как это место звать – в каноне не обозначено.
И начинается дорисовывание пространства:

…и рѣку Тигру, текущюю межи Миды и Вавилономъ; до Понетьского моря, на полунощныя страны, Дунай, Днепръ и Кавькасийскыя горы, рекше Угорьскыя, и оттуда, рекше, доже и до Днепра, и прочаая рѣкы: Десна, Припеть, Двина, Волховъ, Волга, иже идеть на въстокъ, въ часть Симову. /*/

Тигр-то, конечно, течёт меж Мидией и Вавилоном, но старина Иафет не знал, что в его владениях ещё и Днепр имеется! И Дунай. С горами чуток подзапутались: то ли Кавказские, то ли Карпатские. Но даже и неплохо получилось – ещё разок Днепр упомянем. А также, чтобы два раза не ходить, Десну, Припять, Двину и так далее. Включая Волгу, которая течёт на восток, к народам Симовым.
Отметим: Волга летописцу известна только до тех мест, где она поворачивает на юг. Это регион между Костромой и Нижним Новгородом. При самом большом великодушии можно «дотянуть» Волгу на восток до Казани, где она безусловно поворачивает на юг. А это и есть уже «предел Симов» - территория тогдашней Волжской Булгарии.
Ладно, признаёт летописец, не наша там уже территория. Да и ладно, не очень-то хотелось. Всё равно там, народишки подобрались, по мнению русских, неладные. Оторви и выбрось. Так что за Волгой для нас земли нет. Пускай Бог разбирается там с Симовыми наследниками.
Так, географию подрисовали. Теперь этногеографию впишем – то самое –

- сѣдѧть Русь Чюдь и вси ӕзъıци… /*/

Теперь следующий переписчик недоволен: а ляхи и прочие пруссы где? В реальности есть, а в летописи где они?
«Не знаю никаких пруссов с ляхами», - мог бы ответить ему первый соавтор. И прав был бы: не знал он их – частью они ещё не сформировались они в тот этнос, что был известен последующим переписчикам, частью не входили в те годы в ареал русского географического познания.
Ничего, справимся и с этой проблемою. Да, так вот: сидят они вдоль Варяжского моря, старательно вписывает анахорет-преемник. Заодно и чудь вписывает. Сидит ведь чудь? Сидит. Вот и ладушки.
А время идёт. Контактов всё больше, народов тоже. Надо бы и их как-то расставить в имеющейся системе координат. А её-то и не хватает. Когда Ной между сыновьями землю делил, про Варяжское море не знал ничего! Не беда, поправим. Море-то есть!
Заодно и народы к нему пристроим, которых Иафет не знал, но которых зато знает летописец.
В Англии – англы. Но! И - даны. Датчане. Своя область даже у них – Дэнло. Итак, Англия плюс Дания. Но ещё у данов – владения в свеях. В Швеции, то есть. А свеи с урманами, норвежцами нынешними вечно что-то делят. И с теми же данами. А дальше – само Варяжское море – опять же даны, свеи, урмане, готе ходят.
А дальше? Там же русские земли!
Вот именно.
Поясню. Как раз на будущих – а для летописца современных ему - русских землях люди скандинавского корня явно сидели в Ладоге, под Новгородом, под Смоленском. А также – внимание! – между Ростовом и Ярославлем! У той самой Волги-матушки. А уж за ними начинались земли волжских булгар и прочих «народов Симовых».
Во всяком случае, археология подтверждает однозначно: жили там люди скандинавского происхождения.
А русы тогда кто? Русов опять потеряли!
И летописец начинает искать варианты их отнесения к какому-либо этносу. Опираясь, судя по всему, на какие-то устные сказания своего времени.
В частности, относит русов к варягам.
Но кто такие варяги?
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…