Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские - покорители славян-итог

А теперь заглянем в зарубежные источники.
Вот самый авторитетный автор X столетия, византийский император Константин Багрянородный пишет большой политический трактат под названием «De administrando imperio» («Об управлении империей») своему сыну. В этом принципиально важном труде, наполненном описаниями соседних с Империей народов и советами, как с ними обращаться, император о варягах говорит… ничего он о них не говорит!
При этом он знает, что русы - существуют: он лично принимает русскую княгиню Ольгу, знает о существовании архонта Ингора, его сына Сфендослава и проч. Он знает, что у него русы воюют за Крит. И вообще их довольно много в империи. Потому русы и взаимоотношения с ними и находят отражение на страницах обращённого к сыну трактата.
А вот кто такие варяги, император не знает! А если и знает, то в своём труде не упоминает. Это значит, в переводе с политичесакого языка на человеческий, что русы для него существуют в качестве политической субъектности. А варягов перед его государственным взором просто нет!
В другом трактате – «О церемониях» («De ceremoniis aulae Bizantinae») - Константин при описании приёма тарсийских послов, упоминает, что при нём присутствовали –

- крещёные росы. /*/

Иными словами, в императорском дворце охрану несут русы.
А варягов – снова нет.
Или - ещё нет.
Ибо позднее они в византийских источниках появляются. Вот только… никто их с русами никогда не связывает! Например, как следует из очень интересного исследования дореволюционного русского историка В.Г.Василевского, в целом ряде византийских императорских распоряжений – хрисовулов – варяги и русы, находящиеся на службе империи, не только не являются синонимами, но и прямо разделяются друг от друга национально. Аналогично тому, как булгары отделены от франков, а сарацины от немцев:

…варангов, рос, саракинов, франков …

рос, варангов, кульпингов, франков, булгар или саракинов…

росов, варангов, кульпингов, франков, булгар, саракинов…

…рос, варангов, кульпингов, инглингов, франков, немицев, булгар, саракин, алан, обезов, «бессмертных» и всех остальных… /*/

Любопытен в этой связи такой факт: скандинавские «варанги» различаются и с англичанами, хотя с 1070-х годов византийские наёмники-вэринги в основном формировались уже из англо-саксов, вынесенных Вильгельмом Завоевателем с родины. То есть из англо-саксов скандинавского происхождения. И чуть позже, в XII веке, когда сицилийские норманны встречались с вэрингами в бою, они знали о своей родственности, воевали похоже, говорили на похожих языках…
Кроме того, некто Кекавмен, автор середины XI в., рассказывая об осаде города Идрунт в Италии, сообщает, что его обороняли –

росы и варяги. /*/

Похоже на рефрен из русской летописи:

…совокупи воя многы — варягы, и русь, и поляны, и словѣны…

В 940-е годы время германский посол при византийском дворе и епископ Кремонский Лиутпранд разъясняет, что русы - это норманны:

Ближе к северу обитает некий народ, который греки по внешнему виду называют русиями, rousioj, мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком языке [lingua Teutonum] nord означает север, а men - человек; поэтому то северных людей и можно называть норманнами.

При этом он не выделяет варягов в общем русском войске:

Королём этого народа был [некто] по имени Игорь [Inger], который, собрав тысячу и даже более того кораблей, явился к Константинополю.

Итак, расположившись посреди русского [флота], они принялись метать вокруг себя огонь. Увидев такое, русские тут же стали бросаться с кораблей в море, предпочитая утонуть в волнах, нежели сгореть в пламени.

После этого Игорь в великом смятении ушёл восвояси; победоносные же греки, ликуя, вернулись в Константинополь, ведя с собой многих оставшихся в живых [русских пленных], которых Роман повелел всех обезглавить в присутствии моего отчима короля Хьюго. /244/

Подробно пишет современник, не правда ли? Зная подобные детали, мог ли он ошибаться в этническом определении русов, которых видел он сам и видел его отчим?
Итак, каковы информемы?

1. Поначалу византийцы знают русов , но не знают варягов.
2. Затем варяги появляются в Византии в качестве наёмных воинов.
3. Византийцы отличают варягов от русов , франков, булгар и представителей прочих народов.

Выводы?
Варяги для византийцев – отдельная и самостоятельная категория наёмных солдат, не тождественная русам.
Общее для русских и византийских источников также вычленяется предельно легко. С 860 года (как минимум) Византия знает русов и понятия не имеет о варягах. В это же время на территории будущей Руси понятия не имеют о русах, но знают варягов, которые приходят из-за моря и пытаются обложить данью и покорить местные народы.
Затем, когда Русь, пошла ли она от варягов, от славян или от марсиан, конституизируется, и через вполне законный промежуток времени и на Руси, и в Византии видят два отдельных явления – варяги и русы. Причём если Византия в качестве государства нанимает на службу и тех, и других, то и Русь, тоже уже будучи государством, нанимает на службу… только варягов. Ещё бы! – не могут же русы брать в наёмники сами себя.
Одним предложением: изначально византийцы знакомятся с русами, но с течением времени в их политическом кругозоре появляются отличные от русов варяги.
Одной фразой: варяги и русы со временем начинают различаться друг от друга.
Одним словом: время.
Благодаря тому, что оно идёт, русы и варяги образуют не совпадающие круги, а определённые цепочки последовательных изменений-перетеканий.
Выглядит это в чистом виде так:
- русы Игоря (т.е. времён Багрянородного) - тождественны норманнам для внешнего наблюдателя из Европы;
- норманны для этого же европейского наблюдателя тождественны датским, шведским, норвежским пиратам и воинам – викингам, широко говоря;
- русы-норманны-викинги, однако, не считают варягов своими - и даже равными себе чужаками, с которыми непозволительно вести себя не по законам чести;
- варяги не равны и не тождественны русам даже в русском войске, при этом они (связка-дихотомия Святослава-Свенельда) настолько автономны, что их вождь не только подписывает вместе с великим князем мирный договор, но и позволяет себе покинуть своего войско русов в беде, причём это предательством не считается, а Свенельд сохраняет высшие позиции в русском истеблишменте;
- наконец, к 990-1000 годам и для византийцев эти понятия разделяются: воюя вместе с русскими войсками (как, например, в истории с Калокиром), они имеют гвардию из варягов/вэрингов.
Вот как это выглядит во времени:
860 – 940-е: русы = варяги = норманны = скандинавы = викинги;
960 – 970-е: русы = норманны = скандинавы, русы ≠ варяги;
980 – 990-е: русы ≠ скандинавы;
990 – 1000-е: русы ≠ варяги; варяги = скандинавы.
Вот такая получается эволюция различных групп и поколений викингов.
Но ещё интереснее, что и термин «варяги» – географически не «русский». Несмотря на видную их роль именно в русской истории. Ибо в скандинавских сагах «вэрингами» называют только тех, кто служил в Византии. А в самой Византии, как указывает синхронный автор Иоанн Скилица, -

- варанги... называемые так на простонародном языке. /*/

Иными словами, это термин из византийского лексикона. Причём простонародного. То есть не официального, договорного, а того, на каком общались непосредственно с дворцовыми гвардейцами, перенимая их терминологию. Которая, в свою очередь, явным образом взята и переработана (в этом узком аспекте) из древнесеверного поэтического языка. Так и видишь оказавшихся при константинопольском дворе воинов, распевающих на пирах древние сказы о «поклявшихся», о верных и честных, о грозных и умелых. Откуда ключевой термин и перешёл в обиход ромеев, поначалу затруднявшихся с точным этническим определением новых наёмников. Которые и сами затруднялись с определением себя, ибо «наёмниками» зваться было не комфортно, а термин «солдат» будет изобретён ещё только лет через четыреста. Зато слово «клятвенники» решало проблему и с самоуважением, и с определением места и функций в византийской силовой системе…
А уж оттуда это понятие через ромейских, греческих попов и книжников пришло на Русь. Где как раз была та же проблема: и русь – скандинавы, и русского князя наёмники – скандинавы, и в то же время путать их никак нельзя, если голову свою жалеешь. Вот и прижился термин.
Любопытно, что до этого времени и скандинавские саги тоже никаких варягов не видят и не знают. В приведённых выше отрывках из саг действуют не варяги, а лишь «воины» в составе «дружины». А вот варягов (vaeringjar), согласно известному русскому историку С.А.Гедеонову, саги отмечают лишь среди событий начала 1020-х годов.
Но тогда почему русские летописцы начали соотносить варягов сначала со скандинавами, а затем и с русью?
Если снова пробежаться по нашей подборке летописных известий о варягах, то мы немедленно увидим… два их образа! Один – возникает в постоянном рефренном, вроде бы даже и ритуальном присказе:

Поя же множьство варягъ, и словѣнъ, и чюди…

…нача съвокупляти вои многы, и посла по варягы за море…

…совокупи воя многы — варягы, и русь, и поляны, и словѣны…

Второй образ – более живой; здесь варяги участвуют в событиях, вступают в диалоги, хулиганят и несут за это заслуженную кару по законам средневекового времени. Видно, что такие эпизоды базируются если не на свидетельствах непосредственных очевидцев, то на рассказах участников, ещё живых в памяти их детей и внуков.
Пометим это себе: относительно «живыми» варяги становятся лишь в конце X – начале XI века. До того фигурирует только некое схематическое понятие в рамках описания мобилизационного плана того или иного князя. Совершенно справедливо это отметил в своей блестящей книге «Основания русской истории» А.Л.Никитин:

Древнейшие новгородские летописи в своих оригинальных известиях о событиях X - XI вв. не знают «варягов», а все остальные о них упоминания за этот период безусловно восходят к тексту ПВЛ, который в древнейших списках НПЛ представлен в сокращенном и дефектном виде. /*/

А совсем «живые» варяги – о которых уже не рассказы и байки сохранились, а заурядные бытовые свидетельства – жили ещё позже: в «Правде Русской», о которой мы уже говорили (1030 - 1070 гг.), в «Вопрошании Кюрикове», где упоминается «варяжьский поп» (1130 - 1156 гг.), упоминавшаяся же договорная грамота Новгорода с немецкими городами, где фиксируются правовые взаимоотношения –

- оже емати скотъ варягу на русине или русину на варязе… /*/

- 1189 - 1199 гг.
Таким образом, констатирует А.Л.Никитин, -

- эти наблюдения, позволяющие утверждать, что термин «варяг», впервые зафиксированный византийским хрисовулом в 1060 г., укоренился на Руси не ранее первой четверти XII в., хорошо согласуются с известной тенденцией русской историографии к его фактическому омоложению. /*/

И по всему получается, что варяги – явление более позднее, нежели события, отражённые в пресловутом «предании о призвании».
Это раздельное поименование, казалось бы, до того записанных в единую обзность русов и варягов перестаёт, таким образом, быть нелогичным противоречием. И становится просто логичной ошибкою. Оказывается, что вовсе не идентифицирует летопись варягов с русами! Точно так же, как и у византийцев, следует вполне чёткое и последовательное разграничение одних от других! Но просто кто-то когда-то – вероятно, уже после того как власть русская была на дворе, а от её зачинателей-русов осталось смутные предания – решил пояснить, кто такие эти самые зачинатели. И неуклюже соединил предания о скандинавских корнях русов с тем, что видел вокруг себя. А видел он варягов-скандинавов. Вот и совместил одних с другими. По принципу подобия. Ель – дерево и берёза – дерево. Следовательно…
Итак, варяги в русском летописании – термин относительно поздний и привнесённый из Византии, где скандинавские воины-наёмники выступали в качестве императорской гвардии и охраны. Поскольку на Руси с понятием скандинавского наёмничества также были знакомы не понаслышке, то термин этот быстро прижился. Поскольку в это же время шёл бурный процесс первичного собирания национальной истории, термин удачно лёг и на все те персонажи, которые представляли собою пришлых, «чужих» скандинавов, которых необходимо было отличать от «своих», «русских». Поскольку же неясность была и с идентификацией «руси», что прибыла вместе с Рюриком (тоже «новооткрытым») и представляла собою в глазах летописца тех же скандинавских наёмников, что в изобилии призывали Ярослав и другие русские князья, то появился соблазн и русь «приписать» к варягам. Что и было сделано. Правда, достаточно топорно. У нас ведь ещё одно перо гусиное к пергаменту летописному рвётся. Тоже поправить желает. Там, где варягов предыдущий брат-монах записал, много народов живёт. Исправлять он будет – кто мы такие, чтобы историю переписывать?! – но пояснит: варяги там сидят, а также шведы, норманны, готы, русь, немцы… И прочие с запада люди…
Иными словами, то, что раньше, у прежнего автора, собирательным понятием было, у позднейшего однородным стало. Сочинительным – во всех смыслах.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments