Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

- Нет, не так, - снова прервал его Ульф.
Затем подошёл, отобрал палку и переломил через колено. Вручив Ингвару одну из половинок, продолжил:
- Ты опять рубишь. А надо просто забыть, что у тебя в руках рубящий инструмент. Представь, что меч такой же круглый, как эта палка. И ты можешь использовать только остриё.
Это действительно было сложно. Ингвар и не подозревал, что воинские упражнения с дядькой Льотом так сильно вобьют в него традиционное искусство обращения с мечом. И сейчас, несмотря на все усилия просто колоть, кисть сама доворачивала играющую роль меча палку так, чтобы та могла рубануть по чурбаку, играющему роль противника.
Это было плохо. Ингвар с трудом упросил Ульфа обучить его тому приёму, каким тот убил растхофского хёвдинга. А теперь у него мало что получалось, и потому было стыдно за тупость затверженных с самого детства движений.
Ульф, словно угадал его мысли, проговорил утешающее:
- Ничего, перестроишься. Давай, я объясню, а ты постарайся понять. Тогда голова начнёт давать руке команды, которые она сама понимает. А не ты волей своей её заставляешь командовать.
Оно же, княжич, и с людьми так же нужно, - вдруг добавил хёвдинг. – Они тоже лучше воюют, когда понимают, отчего им даётся команда та или иная.
Ингвар воззрился на наставника. Вот уж не думал, что в этом грубом человеке кроется княжеский ум. Хёвдинг и хёвдинг. Хороший предводитель дружины. Руби-хватай. Сколь раз его убеждали быть поосмотрительней. Свои же русинги. А он, оказывается, вполне себе хитёр-осмотрителен, как показала стычка с растхофскими, когда он так здорово спровоцировал их вождя на поединок, убил его и тем не только избавил русь от невыгодного боя, но и, по сути, одержал победу в этом несостоявшемся бою. И вот теперь ещё и полководческие заветы выдаёт!
Меж тем Ульф продолжал:
- У нас, у русингов, не говоря уже о викингах, вся работа с мечом поставлена на том, как работается с секирой. Мечи – оружие дорогое, а секиры у всех. И всех с детства обучают одному: отбил – рубанул. И вот и тебя успели…
Нет, тебя хорошо обучили, - оговорился он, заметив, что лицо юного княжича помрачнело. – Ребята не зря хвалили твой удар… хоть и насмешил ты тогда всех изрядно…
Хёвдинг ухмыльнулся. Ингвар, который по-прежнему стыдился за тот свой поступок, глядя на Ульфа, вдруг тоже улыбнулся. Уж больно тот добр был лицом, ни одной нахмуринки на нём не было, которая свидетельствовала бы, что русинги из Альдейгьюборга отнеслись к его хвастовству воспитанника с осуждением. Нет, просто повеселил всех тем ударом. Неплохим в целом, но слабым в исполнении мальчишеских рук. И получалось, что он, Ингвар, не передразнивал старших воинов, а тянулся за ними. Ну, как щенок, который пытается по-взрослому лаять на кота.
Возможно, потому Ульф и взялся поставить княжичу свой секретный удар – увидел в нём не барчука, отбывающего воспитательную повинность у чужих людей по старинному обычаю, а ученика. А всякому воину хочется оставить в этом мире наследника своего боевого умения. Это ему ещё Льот-дядька как-то сказал.
- Да и я так же обучен был, - продолжил Ульф. – Мне ведь этот удар тоже не викинг какой вложил или франк. Бери дальше – один бербер в Андалусе.
- В Анталусе? – удивился Ингвар. – Ты воевал в Грикланде?
Ульф не сразу сообразил:
- А, ты вон о чём! Нет, не в Грикланде. Там я тоже бывал, но воевать не пришлось. Андалус – это местность такая на Южном пути, где мавры сидят. А у ромеев – Анталус, Анатолус. Чтобы в мавританский Андалус попасть, надо через Северное море в Океан выйти, вдоль франкского берега плыть. Далеко. Дальше Исланда, хоть и в другую сторону.
Ингвар кивнул. Понял теперь. А то ведь в Анатолус, по рассказам дома, русинги тмутараканские и киавские в прежние времена не раз ходили. И с товаром тоже. Нет там никаких мавров и берберов. Арабов, правда, много, сказывают. Но всё купцы, а не воины.
- Так вот, - снова начал рассказывать Ульф. – Было дело, ходили мы туда викингами. Хорошие там места, добычи много. И девки особенные, не наши. Острые. Хотя тоже – до возраста. Чуть постарше – и уже толстуха безобразная.
Вот. А воины, я бы сказал, лёгкие. Тоже острые, но… Мечами биться не умеют. У них там мечи лёгкие, кривые, с одной стороны заточенные. В хорошей битве с нашими бойцами мало пригодные, но хороши как лёгкое оружие. Мазнул по противнику – и всё. Может, и не убил, а из строя вывел. Потому что раны наносит большие. Но главное, что из-за кривизны клинка этот их меч как бы сам по телу проскальзывает, не надо заботиться о том, чтобы не застрял.
Ингвар знал про такие мечи. У отца в оружейке один такой висит, у хазар отнятый. Но русинги действительно такого лёгкого оружия не уважали и обращаться с ним особо не умели.
- В общем, удачно мы там походили, много добычи взяли, - говорил тем временем Ульф. – Но в конце мне не повезло – оторвались мы с ребятами от своих. На сельцо наткнулись, погуляли. А разбудили нас воины правителя тамошнего, амира. Или амыра – как произнести.
Хёвдинг усмехнулся.
- Да, погуляли. Местные-то, уцелевшие, нас сразу порешить хотели… Урок и тебе, кстати. Не будь по-глупому добрым, как мы тогда. Коли взял у врага деревеньку или город – вырезай всех, кого в плен не берёшь. Иначе в спину ударят или мстить будут. Немало хороших воинов так вот легло – из-за доброты своей.
Но нам тогда повезло – амир, оказывается, велел всех взятых викингов к нему доставлять. Нас там, правда, франками называли… Да, а как доставляли, он предлагал к нему на службу пойти, в варяги, то есть. Умный человек был, не скажу дурного, хоть и мавр. Так он рассуждал: дескать, что потеряли, то потеряли. Что на убитых франках вернули, то вернули… Правда, мало они вернули, сказывали мне после возвращения, - ухмыльнулся Ульф. – Наши по самые уключины в воду зарылись, когда домой шли – столь много добычи было. А потом рабов франкам продали, вообще все в золоте домой вернулись. Нам вот не повезло, - вздохнул он. – Но, правда, мы тоже, кто жив остался, с золотишком к себе вернулись. Щедр был амыр, врать не буду. Да и мы, сказать по правде, хорошо за него с готами бились. За дело нам деньги платили.
- С готами? – поразился Ингвар. – Откуда там готы?
- Откуда, не скажу, не знаю, - ответил хёвдинг. – Только не наши это готы. Не с Йоталанда и не с острова. По-нашему и не говорят уже. На франков похожи и говорят, как те. Сказывали, старые это готы, ещё с тех времён. Ещё до наших первых конунгов на запад ушли, от гуннов уходили. Не знаю, у стариков надо спрашивать. Да где те старики…
В общем, воюют эти готы-франки с маврами. А поскольку оружие у них франкское, то маврам с ними тяжело подчас приходится. Правда, опять же дурного не скажу – конница у них с этими лёгкими мечами чудеса творит. А всё равно – тяжело им против франков. Вот они варягов и нанимают из наших, кто в плен попал. Вот и нам повезло.
Ингвар внутренне улыбнулся. Наставник его, похоже, уже сам запутался, повезло ему или не повезло.
- Ну, в общем, там меня мавр один и научил такому удару, - начал закругляться Ульф, словно тоже почувствовал, что слишком углубился в воспоминания. – Как раз из-за того, что их мечом трудно разрубить доспехи франкские, им лучше уколоть в незащищённое место. Но для этого надо двигаться быстро и… необычно. Неожиданно для противника. У нас, опять же, как? Шаг вперёд, удар. Прикрылся, шаг назад, отвёл. Отдохнули. Снова шаг вперёд, удар, шаг назад.
Конечно, опытные воины разные приёмы знают, - оговорился наставник. – И в конкретном бою не предскажешь, откуда тебе прилетит. А потому и вертеться надо, особенно головой, и отпрыгивать, и понизу бить – ну, сам знаешь, обучен. Но вот если со стороны глянуть, когда к другому бою привыкнешь, – а я три года у амыра пробыл, - то, в общем, видишь, что всё равно одна у всех схема. И как только ты её поломал – значит, победил.
Вот. А теперь смотри, объясняю, что должна голова твоя рукам приказывать.
Первое – кистью крути. Потому я тебе палку дал, а не меч. Потому как ты должен оружием управлять, а меч из-за тяжести своей и длины всё равно сам твоею кистью управляет. А вот натренируешься так палкой вертеть, чтобы она продолжением большого пальца была, - после этого начнём вес увеличивать. Привычка нужна, а уже на неё надо силу накладывать, понял? А то у нас как раз наоборот внушают. Типа, ударить надо так, чтобы щит проломить. И через доспех прорубить так, чтобы от плеча и до пояса. А это – не главное. Главное – врага завалить, не так?
Ингвар раздумчиво кивнул. Да, так. Подумаешь, некрасивый бой у хёвдинга с растхофским получился! Зато все целы, добыча цела. Вон сколь серебра по сумам своим русинги распихали, когда продали челядь в Булгаре!
И он ещё сильнее захотел освоить искусство бывшего мавританского варяга…
Tags: Папка
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments