Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Ингвар подскакал к отцу. Натянул поводья так, что конь всхрипнул. Развернулся так, чтобы стать с отцом стремя в стремя — ну, чуть позади. Вроде и на равных, но и не главный командир.
Ничего не выйдет, отец, - проговорил он. - Их слишком много.
Вижу, - глухо отреагировал Хельги. - Правильно сделал , что завернул полк.
Конная дружина на самом деле уже заканчивала сбор. На прежних позициях, откуда вылетела для удара по хазарам. Лишь вдали, на поле боя, вертелись ещё небольшие водовороты вокруг тех, кто не сумел выполнить команду, не вырвавшись из круга врагов. Но это уже ничего не значило в общем раскладе битвы. Ибо битва была проиграна, и те, кто погибал сейчас там, в окружении хазарских всадников, ничего не могли изменить в её судьбе. Как, собственно, и в своей. В ней оставался только уход в Вальхаллу. Ну, или в Ирий — в зависимости от того, каких богов считает родными данный русинг.
Удар конной дружины не получился. Нет, он был великолепен, как всегда. Русь, наконец, научилась воевать в конном строю — сам Хельги немало положил на это сил и дипломатии. Правдами и неправдами завлёк в русь нескольких важных печенежских воинов. И смог добиться того, чтобы никто не прирезал этих диких степняков в одной из многочисленных ссор, которые они так умели затевать. Но теперь именно печенегов не хватило — не одиночек, а той самой конной орды, что так и не захотела присоединиться к русам в этой весенней и, как выяснилось, безнадёжной кампании.
Из-за них, "печёных", кстати, таковой ставшей. Потому как развить первоначальный успех конной дружины оказалось некому. Она замечательно ударила во фланг и тыл наёмным хазарским мусульманам — лариссиям. И при том, что пешая русь к тому времени достаточно успешно дожимала врага, такой удар оказал нужное воздействие. Лариссии подались, а местами даже и побежали. И вот тут просто не нашлось дополнительных сил, чтобы превратить их отступление в тотальное бегство. Не хватило той самой лёгкой конницы.
Зато её хватило хазарам. Пока русы отжимали пехотинцев, уже с их правого фланга заклубились чужие всадники. И на них, в свою очередь, некого было напустить. А недобитые лариссии, отбежав, развернулись и построились снова.
И что тут сделаешь? Бой конного с конным — глупый бой. Это просто бесполезная резня каждого с каждым. Конная бронированная рать предназначена для того, чтобы пробивать строй пехоты. Как лёгкая - для того, чтобы развивать прорыв и преследовать бегущих. А когда превозмогающая сила прижимает конников к ощетинившейся пехоте — тут надо заботиться только о том, как бы побольше уцелевших вывести из этой резни. Потому Хельги был благодарен сыну за то, что тот вовремя увидел опасное развитие событий и успел развернуть латников. Значит, не зря столько учил его воеводить. Получается будущий князь-конунг, получается!
Но всё остальное было плохо. Высвободившаяся хазарская конница нависла над правым флангом русов, явно накапливаясь для последней атаки. А лариссии, снова развернувшиеся в три ряда, навалились на центр. И бой принял какой-то бредовый характер. Левый русский фланг успешно давит противника, и хазары медленно, но подаются назад. В центре русинги, напротив, сами медленно отходят. Точнее, не отходят, но задние ряды сменяют уставших передних, не занимая их места, а лишь пропуская сквозь себя. И с каждым таким эпизодом русь на три-пять саженей отступает. А на правом фланге пехота спешно укрепляется, готовясь противостоять конному удару. Безнадёжно, надо сказать, готовится — копья у многих в ходе боя уже потрачены, поломаны, просто брошены ради меча или секиры. Много ли подберёшь теперь, в спешке, с поля?
В общем, можно сказать, войско раздербанено на части, которые бьются совершенно самостоятельно. Скомандовать отход левому флангу? Можно. Тем самым высвободишь дополнительные силы хазар для пролома центра. Развернуть для помощи центру? Подставишь фланг, что в условиях превосходства хазарской конницы означает его крах. Кинуть остатки всадников на выручку правого фланга? Это просто дать их дорезать, никак не спасая ситуацию в целом. Ударить по центру? Только что гораздо лучше осмысленный удар по правому хазарскому флангу принёс отрицательный результат. Да и не прорвать тут лариссиев. Для этого надо как-то вывести своих из-под давления, а то сам же своих и потопчешь.
Да и, собственно, поздно уже рассуждать о вариантах. Бой на глазах терял управляемость и вот-вот перейдёт в свалку, из которой путь только один — бегство. Опять-таки — если не считать пути к богам.
Едва ли не впервые в жизни Хельги ощущал жгучайшую беспомощность. Уже почти выигранная битва превращалась в безнадёжное поражение, и поделать с этим было нельзя ничего! Только спасать сына. Показавшего себя хорошим воеводой. При том, что Олейф ещё явно мал для княжения, терять Ингвара было нельзя. Самому же остаётся выводить из боя пешую русь, прикрываясь хлипким воинством славян и северян, обрекаемых на уничтожение. Варягов можно во внимание не принимать — их осталось едва десятка два, которые, похоже, только ещё и связывали собою оборону центра.
Но Хельги не успел ничего приказать. От того места, где впереди своей латной конницы из белых хазар красовался Песах, туда, где в пыли ворочалась змея битвы, поскакали всадники.
У князя упало сердце. Хазарин решил добить русов одним ударом мощного резерва? Тогда уже и бежать поздно. Догонят и изрубят. Всех.
Но всадников оказалось слишком мало для такого хода. И они скакали слишком малыми группами, чтобы образовать слитный всемогущий строй. Что задумал коварный хазарский лис? Много у них хитростей, у иудеев. Давно они живут, передают хитрости из поколения в поколение. И хазары, когда в старину в иудеи подались, их более чем освоили. Соединили, можно сказать, со своими степными ухватками кочевников.
Ладно, что бы ни задумал враг, противопоставить ему нечего. А бежать... Ну, ясно.
Что это они? - обеспокоенно спросил Ингвар.
Казнь иудейская, - ответил отец.
Какая-то из.
Эх, хоть и приятно, когда называют тебя Вещим, а всё ж надо честно признать: в воинском деле он практически самоучка. Несколько свитков о ромейском военном деле — не в счёт. Ромеи больше собою хвастаются, нежели боевое искусство описывают...
Однако казнь иудейская пока откладывалась, понял Хельги уже через короткое время. Хазарский строй остановился, позволил руси разорвать с собою контакт. Несколько всадников из тех, что прискакали от своего начальника, стоя за их спинами, махали копьями, подняв их остриями вверх. Что-то кричали, не разобрать было на расстоянии.
Сзади кто-то хмыкнул:
- Что это они? Сломались что ли?
- Нет, - ответили ему голосом Льодольфа, вообще тысячника, но сейчас воеводы последней нерастраченной сотни пеших русингов. - Что-то задумали.
- Сдаться предложат, - высказался Воротимир, недавно взятый в русь из древлян родич жены великого князя.
Хельги заметил, как сын нервно облизнул губы. Плен — это плохо. Хазарский плен — это очень плохо. Хуже только печенежский плен.
Tags: Папка
Subscribe

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Папка

    - Харальд – чтоб его в Железном лесу бабы-тролли жрали! – это дело семейное, - покачал головой Хельги. – Ведаю я: живы ещё те, кто участвовал в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments