Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

ОБЗОР РАННЕЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН

Все великие этносы имеют происхождение.
Кроме славян.
Никто не знает, откуда взялись славяне. Вроде бы не было, не было ничего – и вдруг! Совершенно самостоятельная, отдельно стоящая пражско-корчакская культура, возникшая словно ниоткуда в 6 веке. Вполне очевидно выделяющийся из других быт в неприхотливых полуземлянках 4х4 с печкой-каменкой в углу. Характерная, удивительно однообразная керамика – вручную вылепленные высокие горшки, похожие на нынешние трехлитровые банки, и ни мисок, ни кувшинов. Практически отсутствие оружия. Вообще крайняя материальная бедность.
В то же время: сразу же, с момента своего появления в археологии славяне появляются и в истории. Да еще как! Такой энергичной агрессии по всем азимутам не демонстрировали ни кельты, ни германцы, на даже гунны. То есть даже гунны ворвались в Европу сравнительно узким языком, да и продержались недолго – с 374, когда они появляются в таврийских степях и покоряют остготов Германариха, и до 454 года, когда остготы под предводительством Ардариха наносят гуннам окончательное поражение, после которого гунны втянули свои орды обратно в причерноморские степи. Можно, правда, довести их историю и до 469 года, когда византийцы победили последнюю большую армию гуннов под предводительством сына Аттилы Денгизика, - но принципиально это ничего не меняет: хоть у германцев до сих пор в языке сохранилось понятие "Hunnensturm", но это как раз характерная иллюстрация к главному - гунны прошли ураганом – но всего лишь ураганом.
Не так – славяне. В течение же VI-VIII столетий они заселили весь Балканский полуостров, лесную зону Восточной Европы до Финского залива на севере, Немана и среднего течения Западной Двины на западе, верховьев Волги, Оки и Дона на востоке, Нижнее и Среднее Подунавье, междуречье Одера и Эльбы, южное побережье Балтийского моря от Ютландского полуострова до междуречья Одера и Вислы.
При этом славяне не просто завоевывают – они колонизируют. Ни гунны, ни готы, ни другие племена не добились от Восточной Римской империи права поселяться на ее земле иначе как на правах федератов, с ущербным статусом и вероятностью всегда быть изгнанными (что и бывало). Только славяне – пришли и сели! Практически мгновенно по историческим масштабам они обживают Балканы в нынешней Югославии, Грецию, включая Крит и Ионические острова, всю европейскую часть нынешней Турции и значительные местности в Малой Азии вплоть до Сирии; вся территория недавней ГДР – земли, обжитые славянами, и Эльба становится границей между славянами и германцами, а Берлин, Лейпциг, Магдебург, Альтенбург и проч. остались городами либо с чисто славянскими названиями (Лейпциг, Берлин), либо с калькированными со славянского (Велиград, Старград). На севере славяне в 8-му веку добираются до Ладоги, где истребляют местные скандинавские и кривичские поселения и селятся на их месте.
При этом славяне демонстрируют образцы беспредельной жестокости. Нет, авторов текстов для детских утренников в те времена нигде не водилось, но все же славяне сумели выделиться даже на фоне гуннов, и иные византийские свидетельства без содрогания и читать невозможно.
Итак, откуда все это? Как сочетаются землянки – и мгновенное распространение по половине тогдашней Ойкумены? Как сочетаются дротики и плетеные щиты - с завоеванием громадных пространств в битвах с армиями, унаследовавшими боевую культуру Древнего Рима? Как сочетается откровенная нищета – и неспособность сильнейшей империи той эпохи остановить славянский натиск на свои территории?
А никак. Никто не знает.
Поэтому, оговорившись, что никакой общепринятой теории славянского этногенеза до сих пор нет, можно предложить общественности следующий обзорный очерк, не претендующий на научность.
Впервые имя славян в форме oxhabnvos встречается около 525 г. Оговорившись, что говорить об именно славянах мы можем действительно только с этой условной даты, зададимся вопросом: но ведь что-то должно было быть до этого – ибо народы не появляются ниоткуда? Примерное представление о происхождении праславян примерно такое.
Всерьез о начале цивилизации в Европе можно говорить, начиная с рубежа 3-4 тысячелетий до н.э., когда скотоводство стало приносить годный к отчуждению избыточный продукт. В результате появились войны в их экономическом понимании, материальное и, следовательно, социальное неравенство. Таким образом, значительные группы людей оказались связанными совместным отношением к собственности и необходимости ее защиты, что влекло за собой необходимость создания некой над-общественной организации. В сочетании с борьбой за пастбища это привело к разделению этих групп по комплиментарному/антикомплиментарному признаку, что предопределило возникновение племен. (Конечно же, это не означает, что племена возникали вокруг стад; они вырастали, конечно же, из тех групп первобытных охотников, которые и до того сидели, образно говоря, вокруг одного костра; но пра-национальное деление, как представляется, складывалось вышеописанным образом).
В первой половине минус 2-го тысячелетия происходило еще брожение, когда расселявшиеся племена не образовывали стойких общностей, да и сами еще были аморфны и легко перетекали одно в другое. Это – очень важно, ибо традиция эта не закончила свое существование и к моменту окончания расселения (зафиксированного образованием преимущественно земледельческой культуры курганных могил) примерно в минус 15-м веке: постоянные примеры легкости смены самоидентификации мы видим и впоследствии, когда массы отдельных культур быстро слеплялись в одну суперкультуру (например, кельтскую), а суперкультуры относительно просто распадались снова на отдельные – уже другие, не первоначальные! – которые, в свою очередь, как стекляшки в калейдоскопе, запросто способны были образовать новый культурный узор.
В этом, в частности, объяснение почти всех современных недоумений и споров по этногенезу. Нам представляется, что та или иная культура – данность, законченная в себе. Предки же к этому относились куда легче. Сильный завоеватель почти всегда означал для них сильного защитника; покоренные стекляшки образовывали новый узор, образуя круг новой надплеменной общности - а нынешние историки извергают тонны слюны, споря, например, об этнической принадлежности многоэтничной Черняховской культуры.
Думаю, уже понятно, к чему я веду. Славяне, говоря экстремистски, вовсе не имеют этногенеза! Это мультисоставная культура, узор, мгновенно образованный прилипшими друг к другу стекляшками. Отсюда – и объяснение неожиданности появления славян на исторической арене, и их быстрой распространенности, и их военным успехам. Естественно, пражско-корчакские обитатели тесных землянок не могли покорить Империю. А вот вкупе с другими племенами, принявшими общее имя, - могли. И сделали.
Собственно, возвращаясь к началу, таким же образом возникали и другие известные этносы – кельты, италики, германцы. Просто славянский "калейдоскоп" сложился, можно сказать, у всех на глазах, в письменное, историческое время. Потому их и не фиксировали раньше – ибо фиксировали всяческих "венедов", "скирров", "хирров", "певкинов", "спалов" и т.д. А потом картонная трубка истории повернулась – и эти или другие племена, или части их составили новый этнический узор. Возможно, мы даже частично видим это в исторических письменных памятниках, которые указывают на "антов" и "скловен", сводя их в то же время к одной культуре. Между тем, анты с большой вероятностью сводятся к роксоланам, народу аланского, иранского происхождения – во всяком случае, легенда о братьях, вызвавших войну с готами из-за своей мести готскому королю Германариху за поруганную сестру Сванхильду (Лыбедь, Лебедь), является общей и для антов, и для роксолан, и для славянорусов времен "Слова о полку Игореве".
Не случайно нынешние исследователи соглашаются в том, что не было единого протославянского языка. Они говорят лишь о некоторой изоглоссной области, о некоем континууме диалектов, которые, оказавшись в нем, лишь развивались по неким общим правилам. И то – с оговорками. В эту изоглоссную область различные диалекты могли входить не одновременно. А могли и выходить. Полагают, например, что древнепрусский язык, языки ятвягов и голяди первоначально входили в протославянскую изоглоссную область, но позже, оторвавшись от нее, примкнули к балтийской (летто-литовской). В свою очередь, летто-литовский, вероятно, в какой-то период примыкал к прагерманской изоглоссной области, оторвавшись от нее, примкнул к балтославянской, был до новых встреч с германскими языками эпицентром иррадиации некоторых германо-общебалтских тенденций.
Таким образом, в предки славян, в прото-славяне, можно записать половину этносов Европы. В то же время по языковым данным первоначальное ядро тех, кто впоследствии "поделился" с другими стекляшками своей культурой и грамматикой (иначе говоря, ядро нового этноса) выделилось из индоевропейской общности около 4000-3500 лет назад и проживало в зоне лиственных лесов и лесостепи, где были поляны, озера, болота, но не было моря; где были холмы, овраги, но не было высоких гор.
Как сложился славянский "калейдоскоп"? Этого мы, видимо, никогда не узнаем. Но, вероятно, это было похоже на генезис Черняховской культуры.
Представители некой близкой к германским вельбаркской (идентифицируемой с готами) культуры, захватывая по пути венедскую культуру пшеворцев (частично захватывая, частично обходя), а также ряд других культур, останавливаются в верхнем Поднестровье, где и складывается первый полиэтнический райх под готским верховенством. Именно здесь они разбивают и покоряют спалов, добившись первой цели – страны Ойум. Куда делись спалы? Правильно, "стали" готами.
Кому-то, однако, не понравилось правление тогдашнего героя Филимера, и часть банды отправилась на юг. Позднее они и стали остготами (остроготами). Здесь уже зародышево полиэтничная культура встретилась с сарматами, частью которых были росомоны. В результате под главенством относительно немногочисленных готов возник второй полиэтничный райх. Хоронил своих покойников каждый народ по-своему, а вот производство экономическое постепенно становилось единым.
Вероятно, то же было со славянами. Вот только готам не повезло: пришли гунны. Под их натиском готский райх распался, как СССР под натиском Америки. Откуда ни возьмись, нарисовались дотоле известные лишь внутри общих границ белорусы, украинцы, чеченцы, татары, узбеки. Одни пошли, как Украина, с гуннами, другие, как Белоруссия, с готами, третьи остались на месте и объявили КамАЗ своей собственностью, но за неумением эксплуатировать и желанием своровать - вскоре сожгли в заводе моторный цех и вернулись к лепной керамике. С насечками.
Судя по историческим аналогиям, и славяне могли сплотиться вокруг какого-то одного вождя, героя, поведшего за собой сначала какое-то одно племя, а затем вовлекшего в свою орбиту и другие. Времена послегуннского брожения давали этому походу богатые возможности: и сама этнически лоскутная гуннская держава распалась на этнические же "лоскуты", и перетряхнутые племена начинали новую жизнь на новых местах, и массы безработных ветеранов способны были предложить свои мечи новым вождям, и сами условия этой всеевропейской bellum omnia contra omnes предоставляли большие шансы любому мощному герою – почитать хоть германские хроники "длинноволосых королей".
Возможно, этого героя звали и Словен – такие случаи названия этносов по имени своих вождей также случались. Но это уже – литературные допуски.
Как выглядели начальные славяне? В целом считается, что к рождению славян имеют отношение четыре антропологических типа:
1) умеренно длинноголовый с небольшими размерами черепа и лица, так называемый прибалтийский;
2) длинноголовый, широколиций - кроманьонский;
3) длинноголовый узколицый - моравский;
4) среднеголовый широконосый, с выступающими вперед челюстями – силезский. При этом преимущество отдают третьему типу.
И, наконец, необходимо несколько слов сказать о том, как появились славяне на территории России.
Прежде всего, сама пражско-корчакская культура заходила своим восточным крылом в Белоруссию, в междуречье Днепра и Буга, на Волынь. В этом смысле славян можно считать автохтонами на территории России.
С другой стороны, основным ее населением были балты и финны, да на юге слабоидентифицируемые племена, неизвестно кому принадлежащие, но явно являвшиеся осколками разгромленной гуннами Готской империи Черняховской культуры. Но поскольку черняховцы тоже дали свое стеклышко в славянский "калейдоскоп", то и это можно положить в "корзину" автохтонности славян на будущей русской территории.
Но вот где славяне – пришельцы, то это на севере России.
Где-то в 6-м веке в направлении Пскова-Новгорода начинают смещаться кривичи. Точно идентификации они тоже не поддаются, но в любом случае чисто славянским этносом они не являлись. Возможно, на север их погнали опять-таки славяне – уже если Фессалоники они вырезали не просто со страстью, а даже с художеством, то отчего они должны были гуманно относиться к кривичам?
Более того, можно подумать, что как раз к кривичам славяне дышали очень неровно. Они буквально следовали за ними по пятам, и, судя по всему, яростно размножались с уцелевшими кривичскими женщинами, так, что у балтов наименование кривичей перешло на славян.
Как бы то ни было, славяне догнали кривичей на самом севере, у Ладоги, где немедленно сожгли их крепость и рядом отстроили свою. Так появилась первая русская столица – Ладога.
Но если не удовольствовать себя этими литературными образами, то, конечно, ничего определенного про вражду славян и кривичей мы сказать не можем. Как и про этнический состав последних – судя по современным воззрениям ученых, они были то ли осколком, то ли "недо"сложившимся калейдоскопом балто-славянской общности. Движение же на север происходило, видимо, из-за относительной перенаселенности южноприбалтийских земель (в современной Польше). Да к тому же есть некоторые свидетельства, что в 6-7м веках там сильно ухудшился климат, и многие местности стало попросту затапливать. А в условиях, когда балты и эсты давно обсели берега Балтики, новым народам ничего не оставалось, как искать свободные земли. Они их и нашил на финских территориях, где смогли счастливо разделить экологические ниши, - славяне взяли себе для земледелия поймы и луга, а финны остались охотиться в своих лесах, подарив славянам массу образов для мифологизации последних.
Ну, и последнее, что вызывает споры – культурка. Сегодня, пожалуй, трудно с определенностью судить, насколько грамотными были славяне. Некоторые – определенно. Во всяком случае, в условиях живейшего соприкосновения с христианской цивилизацией в Византии иного просто не могло быть. Что касается, так сказать, "глубинных" племен, то тут можно рассуждать только по аналогии. Языческая культура кельтов была очень развита, а знания друидов определенно вызывали восхищение, связанное с ужасом, у цивилизованных римлян. Однако из чисто сакральных побуждений друиды не развивали письменность, но передавали свои знания изустно. Нет причин думать, что славянские языческие волхвы поступали иначе. В конце концов самая грамотность, самый алфавит изначально появились как светские отблески сакральных занятий, как определенная "конверсия" сакральных производств для повседневных нужд.
Но культура не сводится только к грамотности. В конце концов, сама кривичская, а затем кривичско-славянско-скандинавская крепость в Любше, расположенная, с точки зрения первоначальной географии славянской культуры, аж за краем мира, является зеркалом римского фортификационного искусства дунайского лимеса. Именно оттуда и должны были славяне почерпнуть многое для своего развития.
Но развивались-то все равно сами! И в качестве иллюстрации к действительно достигнутой славянами степени культуры можно привести археологию все того же нашего русского Северо-Запада, "откуда есть пошла земля русская". Вот обычная, рядовая община так называемой культуры сопок VIII—Х вв. в урочище Губинская Лука на Ловати.
На поселении, исследованном полностью, вскрыта площадь более 1500 кв.м. При этом зафиксировано 78 ям различных форм и размеров, среди которых опознаются остатки трех жилищ размерами 44 м с печкой-каменкой в углу, четвертое реконструируется как наземный сруб размерами 68 м, также с печкой-каменкой. Судя по количеству жилищ, на поселении проживало максимум 20-25 человек. Кроме находок, связанных с земледелием и животноводством, на поселении найдены следы и специализированных ремесел — железоплавильного и/или по крайней мере кузнечного, а также ювелирного, что свидетельствует о значительной хозяйственной автономии этой группы населения. Важная социологическая характеристика рассматриваемой общины связана с фактом разграничения жилой и хозяйственной зон, что является доказательством совместного ведения хозяйства всеми проживающими на поселении людьми.
Таким образом, устанавливается скорость славянского культурогенеза – причем, подчеркну, на периферии, где культурное влияние могли оказывать только стоявшая на более низкой ступени развития чудь эстонская и финские индейцы-охотники. За двести лет от землянок и дротиков дошли до специализированного производства и почти современных деревенских домов, от нищеты и лепных горшков – до ювелирного производства на потребу десятку-другому деревенских теток.
Ну, а судить, насколько это вписывается в европейский культурный уровень, по этому факту может каждый.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments