Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - повелители славян

Часть вторая. Покорители
2.1. Совмещение материй

Впрочем, совмещение необходимо будет – не только с материей исторической. Этим мы уже занимались в прошлой книге, да и частично – в начале этой. Чтобы понять, как русам удалось не только покорить, не только подчинить эту огромную землю, но стать её властителями и повелителями – тут одной материей не обойдёшься. Тут необходимо подключать ещё и дух. Идею. Менталитет. Культуру. Словом, всё то, что в маркситской философии считалось надстройкой.
Как узнать, о чём думали и чего хотели наши предки? Что ими двигало, что побуждало их на те или иные поступки?
Для этого у нас есть несколько источников.
Первый: собственно человек.
Возьмём человека как продукт природы. Его тело, его мозг – следствие длиннейшего ряда эволюционных воздействий, начиная еще с того периода, когда все мы были амёбами в первобытном океане. К чему вели будущего человека, а пока амёбу эти воздействия? Ответ очевиден: к поиску и нахождению наиболее эффективных способов не быть съеденным, съесть самому и продолжить свой вид.
Миллиарды лет продолжалась эта история – через моллюсков, рыб, через уродливых земноводных, через великолепных динозавров… И через мелких, похожих на крыс мегазостродонов, первых млекопитающих, - они тоже записаны где-то в глубинах эволюционной памяти человека. И всё это непредставимо долгое время все воздействия на организм расценивались только с точки зрения пользы от великой триады потребностей: уцелеть - съесть – размножиться!
Поэтому и вся информация об окружающем мире и о том, для чего он нужен, сводится в конечном итоге к обслуживанию удовлетворения трех базовых потребностей животного под названием человек. Если бы не удовольствие от такого удовлетворения, то кто бы согласился длить своё бытие в этой юдоли скорбей?
Впрочем, были такие – святые, отшельники, монахи… Конечно, те из них, кто – подлинные. Воистину отвергшие всё человеческое, устремившие душу к небесам и к божествам, которыми их населили человек. И что же? А то, что как раз и увидим: именно эти святые безгрешники и демонстрируют, во что превращается человек, преодолевший тягу и соблазн трёх инстинктов. В живого мёртвого он превращается, и всё.
Но предлагаю запомнить этот вариант: люди, посвятившие себя духу, немало сделали для истории. К примеру, хотя бы взяли труд записать её. И на многие события мы смотрим их глазами. Точнее, их мозгами – со всеми моральными и идеологическими установками, которые в них появились в результате и под влиянием безгрешной жизни.
Однако историю они только записывают. А творят - грешные.
Зависимые от трёх базовых потребностей.
Как мы.
А потому наш первый источник понимания поступков и побудительных мотивов наших предков – мы сами. Государство – да, стало сильнее. И нависает над нами всею тежестью потенциального насилия, заставляя большинство быть паиньками и не нарушать закон. Но мы уже видели в 90-х годах, как облетает эта корка цивлизованности, едва лишь государство ослабит свои тиски. Достаточно представить, что его вовсе нет, государства, - и будет понятно, что может и будет происходить с пошедшим в вольный разнос человеком. И как и какие механизмы будет вырабатывать общество, общее житие человеческое, дабы умерять амплитуду этого разноса.
Второй источник тоже очевиден – документы. Включая анналы и летописи. При всём понимании того, как много в них остаётся ошибок и искажений, как много они не смогли отразить, как много они не захотели отразить… - это, по крайней мере, что-то вроде лампочек под сводчатым потолком древнего тёмного коридора. Без них вместо истории мы будем творить и описывать чудовищ. Коих, как известно, разум склонен творить в темноте. И творит – как мы это видим по куче макулатуры, в которой делаются празительные исторические открытия… ничего ощего с историей, впрочем, не имеющие.
«Лампочки» эти, правда, не ахти. В массе своей достаточно тусклые, чтобы в рождаемом ими полумраке возникала большая свобода для разных интерпретаций. Это, правда, не чудовища тьмы вроде древних укров или русов, от страха перед которыми египтяне начали строить пирамиды. Но, в общем, простор для измышлений есть. Я сам такой… измышленец. Оправдывающий себя только тем, что всё же интерпретирует то, что видно в свете односвечовых исторических источников, а не в воспалённых лобных долях пылающего энтузиазмом первооткрывателя своих древних предков…
Как бы то ни было, документы есть хоть и недостаточный и часто противоречивый, но достаточнонадёжный источник. Собственно, профессиональная наука история тоже занимается их интерпретацией – разве что отличается при этом восхитительной кабинетной наивностью при совмещении своих концепций с реальной жизнью – да «птичьим» языком текстов. Не всегда, конечно. Но, видимо, достаточно часто, чтобы без боя уступить площади книжных магазинов фантастам от истории…
Наконец, третий источник. Это устное народное творчество. В применении к нашей стране это – прежде всего былины. Сказки – тоже замечательный источник, но из них можно почерпнуть сведения, в основном, о психологии тех, в чьей среде они бытуют. Реально исторического вытащить из них практически невозможно, а когда это случается, то… в общем, тоже простор для интерпретаций.
С былинами же – иначе. Про них известно достоверно: все или практически все базируются на реальных событиях. Они, те события, разумеется преломились в головах рассказчиков в соответствии с тем что там было, в этих головах. Тогда, скажем, Илья Муромец предстаёт «старым казаком», Алёша Попович становится хитрой бестией – попович же! – а Добрыня Никитич бьётся с каким-то змеем о двенадцати хоботах, давая простор понимать под оным хоть христианство, хоть степняков, а хоть бы и иудеев. А что – тоже двенадцать колен у них…
Ну, и послденее – здравый смысл. Не источник в полном смысле, но… пусть это будет атмосфера, которая окружает нас и всё то, о чём мы будем говорить. Здравый смысл жизни, здравый смысл в понимании того, как оно бывает в реальности, а не как оно подаётся источником или как хочется академическому уму.
Это не всегда так просто, как кажется. Скажем, достаточно легко сообразить, что Добрыня наш бился ни в коем случае не со змеем. Динозавры вымерли за 65 миллионов лет до его рождения, да и не было среди них двенадцатиголовых. С родными гадючками и ужами лесной полосы Евразии богатырю меряться силушкою тоже как-то не с руки. А крокодилы здесь не водятся.
Значит, ищем переносный смысл, ибо прямой смысл противоречит здравому. Но этот приём отказывает уже в случаях, немногим более сложных, нежели та эпическая схватка Добрыни с пресмыкающимся.
Вот, например, то, о чём мы уже говорили в предыдущей книге, но что как раз и является прекрасной иллюстрацией того, как даже большой учёный подчас теряет нить здравого смысла за нагромождением кабинетных построений.
Выдающийся русский археолог В.В.Седов высказал мысль, что русы с их неведомым каганатом – это волынцевская культура.
Её этногенез сам исследователь расшифровывает так:

Ареал этой культуры распространялся на всё Днепровское левобережье. В регионе Киева волынцевские памятники известны и в правобережье (между нижними течениями рек Роси и Тетерева). На северо-востоке племена волынцевской культуры постепенно расселялись также в бассейне Среднего Дона и на Верхней Оке. Корни волынцевской культуры обнаруживаются в Среднем Поволжье, где в IV-VII вв. существовала именьковская культура, формирование которой было обусловлено миграцией большой группы населения из черняховского ареала в связи с гуннским нашествием. В конце VII в. в результате расселения в Среднем Поволжье кочевых орд болгар основная масса славян именьковской культуры вынуждена была оставить эти земли и возвратиться в Поднепровье, где и сложилась волынцевская культура.

При этом интересно, что в этой своей работе учёный никак не пытается идентифицировать «волынцевцев» с каким-либо известным племенем. Указывается лишь на его славянскую принадлежность.
Могут ли это быть русы? Нет. И мешает связать русов с волынцевцами-северянами даже не весь корпус сведений о русах, что содержится в других источниках, а несколько крайне объективных и очевидных обстоятельств.
Например, упоминание о нападении русов на Амастриду.
Случилось оно, как то следует из документа под названием «Житие Св.Георгия из Амастриды», в период между 820 и 842 годом. Там русы из Пропонтиды добрались до Амастриды, чтобы ограбить могилу святого. За что тот им отомстил. Но дело не в этой истории. А в том, что речь в данном отрывке идёт не о локальном набеге, а о серьёзной войне.
Пропондита – это Мраморное море. Амастрида – это провинция Пафлагония, она располагалась на южном берегу Чёрного моря примерно напротив Крыма, там, где сейчас стоит Синоп. Следовательно, описанное нападение с точки зрения стратегической представляет собой театр военных действий глубиной 200-300 км. Что автоматически означает 10-15-дневные боевые действия, даже если бы русы, или кто там понимается под этим именем, просто делали пешие марши, не вступая в соприкосновение с противником. Если то были морские переходы, принципиально это картины тоже не меняет – когда на собранном точно по параметрам корабля викингов судне в 1893 году прошли от Норвегии до Ньюфаундленда, средняя скорость составляла 8,5 км/час, то есть 4,7 узла. Это под парусом и без остановок.
С точки зрения оперативной описанная картина предусматривает прохождение флота русов мимо Константинополя и по Босфору – иначе как попасть из Мраморного моря в Чёрное? Что, в свою очередь, означает, что каким-то образом из состава противодействующих сил должен был быть исключён византийский флот. Кроме того, и византийская армия должна находиться где-то достаточно далеко, чтобы в течение двух недель не успеть к району боевых действий. А вот русская армия, со своей стороны, должна была насчитывать достаточно бойцов, чтобы безусловно нейтрализовать фемное ополчение. Если считать по средним показателям в три турмы от фемы, в три банда в турме и три гекатонтархии в банде, то в той же Вифинии противостоять русам могло до 3000 воинов, не считая милиции. Что опять же нас приводит к выводу, что на Амастриду если и напала какая-то отдельная банда русов, то была она уж во всяком случае частью большой армии большого похода.
А теперь вернёмся к волынцевским русам В.В.Седова. Живут они, условно, в районе Сум - Харькова – Курска – Белгорода - Липецка. Лесостепь, дубравы, хмельные полыни по холмам, овраги, болота и крутящие хула-хуп задорные речки. Живут «русы» хорошо: согласно тому же В.Седову и другой известной исследовательницы М.Гимбутас, -

землянки, некоторые квадратной формы, 6 х 6 метров. В северо-восточном углу находился открытый очаг, построенный из пористой местной глины. У дома была плоская крыша, труба отсутствовала. …В деревнях обнаружены железные ножи для плугов, серпы и точильные камни. …В могилах встречаются стеклянные и пастовые бусины, браслеты с утолщёнными концами, железные ножи и кольца.
…Население волынцевских и роменских поселений выращивало скот, лошадей, коз, овец и свиней, ловило рыбу в близлежащих реках. От диких пчёл получали мёд и воск. В доме, раскопанном в городище Вишнёвая гора, обнаружен сосуд, внутри которого находится деревянная чаша, наполненная желтоватым веществом. Химический анализ показал, что это мёд и воск.
Хорошо развивались ремёсла. Изделия из железа не отличаются от периода Киевской Руси, но кроме них встречаются медные, серебряные и золотые вещи. В кладах обнаружены разнообразные ювелирные изделия, часто искусно сделанные.

Надо думать, эти вот добрые любители мёда собрались в дружину массою не менее 3 тысяч копий, сплавились к Чёрному морю, переплыли его и обрушились на Римскую Империю, побили народа немеренно и вернулись обратно?
Любопытно также, как должны были быть вооружены те русы, что оставили столь яркое впечатление на наследников великой Римской империи.
Так вот, судя по результатам раскопок, у волынцевских «русов» внятного вооружения… вообще не находится!
Как пишет в своей профессиональной археологической работе по холодному оружию Днепровского Левобережья X-XI вв. А.В.Зорин, -

- Клинковое оружие на северянской территории представлено редкими образцами мечей, сабель и палашей.

Или такое имеется наблюдение –

- Крайне редкие находки мечей на Днепровском Левобережье …

Любопытно окончание этой фразы:

…объясняются, помимо иных причин, ещё и тем влиянием, что оказывали хазары на своих данников в том числе и в области вооружения.

Исследователю оружия достаточно этого, а нам интересно как раз другое:

…на своих данников…

Собственно, материал А.В.Зорина «Русы и северяне: из истории военного противостояния» неопровержимо доказывает: оружие северян – в основном хазарского типа и «заточено» под задачи конницы:

Довольно полно представить комплекс вооружения славян мы можем только на примере северян Битицы, где найдена сабля салтовского типа с наплывом вместо перекрестья, кистень, булава, небольшой железный щит, боевые топоры, наконечники стрел, копий и особенно много дротиков. Судя по находкам снаряжения коня, только часть северянских воинов были пешими, другую, очевидно, небольшую, часть, как и в аланском войске составляла легкая конница, -

- пишут в статье «Вооружение и военное дело Хазарского каганата» А.В Комар и О.В.Сухобоков. Казалось бы, неплохо. Есть что вбить в голову хитрому греку! Но!
Беда в том, что Битицкое городище погибло в результате военного разгрома в первой половине IX века. И после этого на северянской территории более нигде не прослеживается столь крупных центров, которые могли бы выступать как средоточие дружины и княжеской власти. Об этом же печально говорит и В.В.Седов:

Определить, где была столица Русского каганата, пока не представляется возможным. Не исключено, что таковая в этом зарождающемся государстве еще не сформировалась…

Да нет, сформировалась. Только была, оказывается, настолько плотно под властью хазар, что даже погибла в ходе знаменитой гражданской войны в каганате после принятия там иудаизма ханом Обадией. И с тех пор у волынцевцев-северян столицы не было…
А значит, не было её «заказчиков» - князя, дружины, государственной и торговой элиты. Что, в общем, свидетельствует об одном: после 830-х годов волынцевско-северская цивилизация входила в состав стороннего государства. Которому элита и служила – и естественно, поближе к тем местам, где эту службу заметят и оценят. То есть к столице.
Ну и, совершенно очевидно, – и археология это подтверждает – что таким сторонним государством могла быть только Хазария. И мы можем констатировать, что «Русский каганат» в годы нападения русов на Византию не был не только каганатом, но и не имел даже призрачной автономии, которую даёт собственный племенной центр.
Ну, и главное.
Русы приходили под Константинополь на кораблях. А ведь флот, даже из однодеревок – это не шутка. Даже если допустить, что однодеревка – это действительно всег лишь долбёнка из распиленного вдоль ствола дерева. 360 долбёнок – а греки утверждают, что именно столько кораблей руссов штурмовали их столицу – это, как ни крути, флот. А флот в перерывах между молотьбой ячменя и просеиванием проса не построишь. И в землянку шесть на шесть не спрячешь. Строительство флота необходимо означает необходимость лесопильни + деревосушилки, от осадков укрытой, + обрабатывающего производства + логистики + рабочей силы + питания + обслуги + жилья + охраны + финансов + порта. И самое главное – власти, чтобы всё это организовать, контролировать, направлять и держать в кулаке. И где это всё у «Русского каганата» северян? Даже у Англии в это время флота нет! У франков флота нет! Всего 150 кораблей штурмуют Париж и берут его - так Рагнар Мохнатые Штаны до сих пор в героях фильмов ходит. А тут такая мощь - откуда? Где её выковали? В речке, которую запросто перелетит яблочный огрызок, брошенный мальчишкой в приятеля на другом берегу? Ну, и где следы соответствующей военно-морской базы на берегах северских рек?
Да о чём говорить, если полвека спустя эти грозные славянские пенители морей настолько забудут своё шкиперское умение, что русы – опять русы! – впарят им паруса из кисейного шёлка, которые немедленно разорвёт ветер!
Так что не будем искать кошку в клетке тигра. Или её там не было, или он её всё равно съел. Масштабная флотская инфраструктура существовала тогда только в Византии и в Скандинавии. Ну, если брать Средиземное море – то ещё у арабов. В остальной Европе флоты были так себе, даже у англичан. И отличали инфраструктуры одна от другой только тем, что византийская была централизованной, а скандинавская - разбитая по всяким фюльками и бю. Отсюда – и разный способ комплектования флота. У византийцев он стоит по портам и военно-морским базам, а у скандинавов корабль – личная принадлежность хёвдинга или сильного бонда. Потому один подчиняется приказам другнгария флота, а второй собирается в каком-нибудь избранном вике на призыв-приглашение очередного ярла или конунга-искателя добычи и приключений.
Нам, собственно, современник со слов прямого свидетеля описал, как собирается флот второго рода:

[Да будет известно], что приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии, а другие из крепости Милиниски, из Телиуцы, Чернигоги и из Вусеграда. Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас. Славяне же, их пактиоты, а именно: кривитеины, лендзанины и прочие Славинии - рубят в своих горах моноксилы во время зимы и, снарядив их, с наступлением весны, когда растает лед, вводят в находящиеся по соседству водоемы. Так как эти [водоемы] впадают в реку Днепр, то и они из тамошних [мест] входят в эту самую реку и отправляются в Киову. Их вытаскивают для [оснастки] и продают росам. росы же, купив одни эти долбленки и разобрав свои старые моноксилы, переносят с тех на эти весла, уключины и прочее убранство... снаряжают их. И в июне месяце, двигаясь по реке Днепр, они спускаются в Витичеву, которая является крепостью-пактиотом росов, и, собравшись там в течение двух-трех дней, пока соединятся все моноксилы, тогда отправляются в путь и спускаются по названной реке Днепр.

Мы знаем, что рассказан этот эпизод непосредственным свидетелем и участником акции. А записан ни кем иным, как императором Византийским Константином Багрянородным. И не в качестве заметки для журнала «Вокруг света», а вставлен в руководство сыну по управлению империей.
Но, собственно, и без столь серьёзной «крыши» достаточно внимательно прочитать эту информацию, чтобы увидеть:
1. производство судов по государственному заказу,
2. организацию производства и ответственность за него на уровне глав регионов,
3. отработанный график производства, логистическую схему,
4. наличие центральной верфи и доков для переоснастки кораблей,
5. наличие военно-морской базы, где происходит сколачивание флота.
Не говоря уже о финансах и договорной дисциплине.
И это всё - на Тихой Сосне, откуда до моря ещё плыть и плыть через чужие земли, города и крепости?
Вот и всё, собственно, с «русским каганатом» у «волынцевцев». Всё огромное многотомье на эту тему, все эти постыдные диссертации убиваются несколькими простыми вопросами, исходящими из элементарного здравого смысла.
Вот и будем его придерживаться в дальнейшем.
Tags: Русские - повелители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments