Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - повелители славян

Микула Селянинович явно и явственно олицетворяет связь местного земледельческого населения с местными же богами. Говоря проще, с Велесом. Отсюда все истории про тягу земную в маленькой сумочке, про соху неподъёсную, про неподъёмную же торбу скоморошескую. А впросак с нею всё время попадают богатыри. Но что самое главное – не все. Только чужаки вроде Вольги-колдуна или Святогора, коего русская земля не держит:
Поехал Святогор путём дорогою широкою.
И по пути встретился ему прохожий.
Припустил богатырь своего добра коня к тому
прохожему,
Никак не может догнать его.
Поедет во всю рысь – прохожий идёт впереди,
Ступою едет – прохожий идёт впереди.
Проговорит богатырь таковы слова:
«Ай же ты, прохожий человек, приостановись
немножечко,
Не могу тебя догнать на добром коне!»
Приостановился прохожий,
Снимал с плеч сумочку
И клал сумочку на сыру землю.
Говорит Святогор богатырь:
«Что у тебя в сумочке?»
– «А вот подыми с земли, так увидишь».
Сошел Святогор с добра коня,
Захватил сумочку рукою – не мог и пошевелить;
Стал вздымать обеими руками
– Только дух под сумочку мог пропустить,
А сам по колена в землю угряз.
Говорит богатырь таковы слова:
«Что это у тебя в сумочку накладено?
Силы мне не занимать стать,
А я и здынуть сумочку не могу!»
– «В сумочке у меня тяга земная».
– «Да кто ж ты есть и как тебя именем зовут,
Величают как по изотчине?»
– «Я есть Микулушка Селянинович!»

Содержательно поговорили, ничего не скажешь. Однако для предков наших эта байка явно несла сразу несколько смыслов. Например: силён-то ты силён, да с нашею землёю не управиться тебе. Чужак потому что. Вот Микула Селянинович – это да, он тебя покрепче будет . Потому как свой он. Не только потому, что местный, но с богами нашими знается. Более того. Святой Николай, Микула, то есть, в православном пантеоне заместил именно… Велеса! Иными словами, на дерзкий вопрос новоявленного таможенника о содержимом ручной клади прохожий чётко представился: «Я – здешний бог Велес и несу свою силу божественную». А ты? Ты, богатырь, с какими богами знаешься?
И вот тут у нас появляется информемка, годная на сенсацию. Оказывается, не с местными богами богатыри русские знаются! Не из этой былины, из ряда других, но картина предстаёт однозначная: если исключить явно позднее привнесённый в раннюю русскую эпику православный элемент, то богатыри, оказывается… скандинавские культы исповедают!
Точнее, культы русов, какими они предстают ещё в самом начале своей истории. На это обстоятельство обратил внимание уже упоминавшийся здесь Лев Прозоров:

В одной из записей былины о том, как Дунай и Добрыня добывали для Владимира Всеславича невесту, её отец отвечает сватам-богатырям:

Не отдам Опраксии за вашу-то веру поганую,
За поганую да за котельную…

Что это за вера такая – «котельная»?
Сам Л.Прозоров ассоциирует её с кельтскими мифами. Совершенно не исключая влияние кельтов на праславян в образе легендарных венедов (об этом была речь в предыдущих работах), ябы всё же указал на более синхронные и прозрачные толкования.
В 2006 году в одном из таких погребальных комплексов у Шестовиц было обнаружено следующее:

В северной части камеры, на дне, лежало грудой несколько предметов: кожаное седло, украшенное многочисленными бронзовыми бляшками и решмами (бляшки-погремушки) с привешенными к нему железными стременами с выгнутой подножкой; два плохо сохранившихся железных котла (или котёл и сковорода под ним)…

Это – погребение знатного руса времён кязя Святослава Игоревича. Причём по очень многим бесспорным признакам – погребение скандинавского типа. И жертвенный котёл в могиле в этом смысле – не просто скандинавский этнокультурный признак. Это важнейший религиозный идентификатор норманнов. Котёл, в котором часто обнаруживаются кости съеденного во время погребального пира козла или барана, символизирует уход покойного в Вальхаллу, к Одину. А тот первым делом предлагал покушать – из пиршественного котла, где варилось мясо «воскресающего зверя»… Такие котлы археологи находят в центре курганов Гнёздова, возле Бирки в Швеции, на Готланде, на Аландских островах, в Дании…
В общем, различий между Русью и Скандинавией в этом аспекте не наблюдается:

Характерные для больших курганов Руси и Скандинавии черты погребального обряда — «языческое» трупоположение или трупосожжение (на Руси), часто в ладье, использование оружия и пиршественной посуды, иногда размещённых на кострище особым образом (оружие — в виде «трофея»), жертвоприношения. Жертвенный котёл со шкурой и костями, съеденного во время погребального пира козла (или барана) располагался в центре кострища курганов Гнёздова и Чернигова; в кургане Скопинтул на королевской усадьбе Хофгарден возле Бирки котёл содержал человеческие волосы (принадлежавшие жертве?), как и в самом большом кургане могильника Кварнбакен на Аландских островах. /338/

И ещё одно важно. Конструкция могилы:

…в яму была впущена срубная конструкция, сложенная из брёвен, диаметром 10—15 см «в обло» с остатком, причём концы нижних венцов на несколько сантиметров вошли в стены погребальной ямы и отпечатались в них.

Отметим: срубная – она же камерная - конструкция могилы также считается у археологов несомненным признаком захоронения по скандинавскому обряду:

Ныне очевидно, что «ансамбль некрополя»… Гнёздова - трупосожжения, трупоположения в ямах и камерах - действительно идентичен «ансамблю» Бирки. Более того, тот же «ансамбль» характеризует и некрополь Киева X в., точнее - то, что от него осталось в процессе развития города (около 150 погребальных комплексов). /245/

А вот что по этому поводу говорят былины.
Вот Михайла Пот ык женится. При этом подписывается свадебное соглашение:

Как клали оны заповедь великую:
Который то у их да наперёд умрет,
Тому идти во матушку сыру землю на три году
С тыим со телом со мёртвыим.

Конечно, столь строгий подход к гендерному равноправию и правам женщин сыграл с героем дурную шутку, ибо жена преставилась первой. И пришлось ему в могилку идти. И вот что это за могилка:

…Стройте вы колоду белодубову:
Идти то мне во матушку во сыру землю
А со тыим со телом со мёртвыим,
Как заходил в колоду белодубову
А со тыим со телом со мёртвыим…

В некоторых вариантах ещё и –

- с конём и сбруею ратною.

А друзья… а друзья сруб делают:

Как тут это старый казак и да Илья Муромец
Молодой Добрынюшка Никитинич,
А братья что крестовые, названые,
Копали погреб тут оны глубокии,
Спустили их во матушку во сыру землю,
Зарыли то их в жёлты пески…

И такой вид погребений отмечен археологиею: в корабле или в лодке. Или в симолизирующей их колоде. Надо ли добавлять, что обычай этот – тоже скандинавский?
Но в целом вот оно – всё то, что когда-то описал для нас в качестве непосредственного свидетеля церемонии ибн-Фадлан. Или ибн-Русте – помните? –

Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда, и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении.

И то же мы находим в могиле знатного русского хёвдинга в Шестовицах. А именно: камеру-сруб, запасы еды, коня. И женщину, разделившую со своим мужем или повелителем дорогу к богам…
Осталось уточнть лишь одно. Хотя подобные погребальнрые комплексы – в виде курганов со срубной конструкцией внутри – изначально принадлежали большим племенным вождям, конунгам, правителям Скандинавии, в X в. эти элитные захоронения появляются в Восточной Европе, на территории будущей Руси. И тут… они довольно скоро приобретают массу дополнительных этнических признаков. В могилах появляется оружие не скандинавского или не только скандинавского образца, здесь появляются бытовые предметы явно местных производств, здесь появляются останки женщин, которые перед смертью были обряжены в местные одежды. А потому исследователи этих древностей делают вывод:

Вероятно, в Восточной Европе погребённые в камерах являлись той частью древнерусского истеблишмента, который наиболее активно формировал культуру верхушки древнерусского общества в начале - середине X в. Это - преимущественно скандинавская, военизированная, лично свободная (княжеский дружинник мог быть и рабом), связанная с международной торговлей, частично христианизированная группа со значительным, судя по обряду, личным окружением. Существующая хронология подобных захоронений позволяет сузить время активного формирования этой социальной группы до второй - третьей четверти X в. Судя по расположению в могильниках Киева, Гнёздова (Смоленска), Чернигова и позднему проникновению на северо-восток (во второй половине - конце X в. в Тимерёво), эта группа населения должна была быть тесно связана с княжеским домом «Рюриковичей» и, вполне вероятно, эти люди скрываются под термином договоров Олега и Игоря - «русь». /191/

Есть даже специальное обозначение для таких вот смешанных восточноевропейских комплексов – дружинная культура. А она – совершенно прозрачный и чёткий символ развития того, о чём я тут постоянно говорю: пришлых скандинавов в местных русов и русов при участии прочих местных – в русских.
Tags: Русские - повелители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments