Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские - повелители славян

Ещё на одно очень важное былинное свидетельство синтеза русов со славянами и прочими нативными элементами в ходе развития от догосударственных факторий к государству указывает всё тот же замечательный автор Л.Прозоров. Он обратил внимание на то, что -

- Нередко былинный герой, одолевший очередного супостата, обходится с его останками сколь нерационально, столь и не по-христиански. Тело обезглавленного врага рассекается на части и разбрасывается по полю. Голова же насаживается на копьё и победоносно привозится на княжеский двор или на заставу богатырскую. Иногда, впрочем, её «просто» увозят в качестве трофея.

Ну, к примеру, так поступает Илья с беднягой Жидовином:

По плеч отсек буйну голову,
Воткнул на копье на булатное,
Повез на заставу богатырскую.

Таких эпизодов не один и не два, что немедленно дало исследователю повод провести параллель между повадками богатырей и исторических русов. В частности, он вспоминает эпизод, изложенный Львом Диаконом в повествовании о войне Свячтослава Игоревича с ромеями. Вот что тот поведал:

Что же касается росов, то они построились и вышли на равнину, стремясь всеми силами поджечь военные машины ромеев. … Эти машины охранял родственник государя, магистр Иоанн Куркуас. Заметив дерзкую вылазку врагов, [Куркуас], несмотря на то что у него сильно болела голова и что его клонило ко сну от вина (дело было после завтрака), вскочил на коня и в сопровождении избранных воинов бросился к ним навстречу. [На бегу] конь оступился в яму и сбросил магистра. Скифы увидели великолепное вооружение, прекрасно отделанные бляхи на конской сбруе и другие украшения — они были покрыты немалым слоем золота — и подумали, что это сам император. Тесно окружив [магистра], они зверским образом изрубили его вместе с доспехами своими мечами и секирами, насадили голову на копьё, водрузили её на башне и стали потешаться над ромеями [крича], что они закололи их императора, как жертвенное животное.

«Как жертвенное животное» - это важно, подчёркивает Л.Прозоров, напоминая также о похожем ритуале, описанном ибн Фадланом:

Иногда же продажа пойдёт для него легко и он продаст. Тогда он говорит: «Господь мой удовлетворил мою потребность, и мне следует вознаградить его». И вот он берёт некоторое число овец или  рогатого скота, убивает их, раздаёт часть мяса, а оставшееся несёт и оставляет между тем большим бревном и стоящими вокруг него маленькими и вешает головы рогатого скота или овец на это воткнутое [cзади] в землю дерево.

И вообще голова, череп на ограде капища – типичная славянская традиция, напоминает автор:

У балтийских славян при раскопках святилищ находят черепа людей и скота. Согласно епископу Адельготу (1108) славянские «фанатики» отрубали пленникам головы перед алтарями, которые потом оными головами и украшались — «Голов желает наш Прилегала!». Культ головы у всех славянских народов находит множество примеров. Голова коня, воткнутая на шест, охраняла от болезней и нечисти места ночлегов табунов, конюшни и пасеки в Полесье и Полабье, а в Поднестровье ею увенчивали ограды огородов — «чтоб всё родило!». На Руси медвежий череп, громко именуемый «Скотьим Богом», оберегал хлев, над дверью которого висел, — любопытно, что точно так же назывался и применялся образ святого Николы! Головы коней и коров на оградах защищали скот и людей в русских деревнях от моровой язвы, у сербов и болгар черепа волов, коней, собак берегли поля, баштаны и виноградники.

Отсюда исследователь делает логичный вывод:

Всё это лишний раз указывает на славянскую, а отнюдь не скандинавскую природу русов.

На самом деле вывод логичен, но не очевиден. Здесь очевидна лишь связь со славянскими традициями.
Но не менее очевидна и связь русов со скандинавами. Вспомним всё того же хёвдинга из Шестовиц – по времени он как раз мог быть одним из тех, кто сначала рубил Куркуаса на части, а затем выставлял его голову на на копье. А это означает, что люди, захороненные по скандинавской традиции – и иногда с молоточками Тора на шее, - при жизни с полным удовольствием участвовали в природно славянском мистическом ритуале.
Впрочем, и тот был знаком скандинавам и использовался ими. Да, после того, как бог Один –

- Знаю, висел я в ветвях на ветру девять долгих ночей, пронзенный копьем, посвященный Одину, в жертву себе же, на дереве том, чьи корни сокрыты в недрах неведомых.
Codex Regius, 2365, строка 138

- жертвы, ему посвящённые, преимущественно вешали. В Уппсале вон священный дуб был весь подобными «подарками» богу увешан. Но скандинавы были ребята в этом смысле изобретательные, и жертвы делали подчас с огоньком и истинной любовью к делу. Чего стоит, например, прибивание вынутой из живота обречённого кишки к дереву и затем принуждение того ходить вокруг него, в буквальном смысле выматывая себе внутренности! Тоже, между прочим, обычай, посвящённый богу Одину, богу воинов…
Кроме того, Один сам был воином. И у него любимым оружием было копье Гунгнкр. И что характерно, не раз и не два в сагах скандинавских упоминаются посвящённые этому богу убийства копьём. Например, в «Саге о Гисли», «Саге об Эгиле Одноруком и Асмунде убийце берсерков», «Саге о Гаутреке» и некоторых других можно встретить эпизоды, где герои поражают своих врагов копьём в честь Одина, с его одобрения или даже при его прямой поддержке.
Впрочем, дело не в этих деталях, углубление в которые заведёт нас в дебри схоластики. Само наличие в русском воинстве и скандинавских, и славянских по происхождению обычаев означает одну простую вещь. А именно - что не считали они ни тот ритуал скандинавским, ни этот – славянским. А считали они его русским. Что и демонстрируют русские богатыри в русских былинах. А уж кто какой обычай привнёс в их быт во времена давние, седые – это представляет сегодня лишь академический интерес. А тогда не представлял никакого, ибо люди тогда делили себя на своих и чужих, а не на славян и скандинавов.
Кстати, о том же нам говорит и ещё одно свидетельство Льва Диакона:

И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны (41), скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра.

Много ведётся споров, чего тут больше – славянского ритуала или скандинавского. На самом деле спор бессмысленный: это русский ритуал. О чём нам достоверно сообщает сам ромейский император Константин Багрянородный:

После того как пройдено это место, они достигают острова, называемого Св. Григорий. На этом острове они совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие - кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай. Бросают они и жребий о петухах: или зарезать их, или съесть, или отпустить их живыми.

Опять же можно углубиться в уже много десятилетий не приносящую победу ни одной стороне полемику о том, чьи верования лежат в основе подобных ритуалов. Но мы, как уже говорилось, не стоим ни на стороне славян, ни на стороне скандинавов. Точнее – адептов оголтелой славянофилии или сторонников решительного норманизма. Мы – на стороне русских. И потому лишь отметим одно очень многозначительное место в этом тексте, на которое обычно мало кто обращает внимание в пылу священной дискуссии. Вот оно, ещё раз:

…[одни] приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие - кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, КАК ВЕЛИТ ИХ ОБЫЧАЙ…

Одним обычай велит одно, другим – другое. Но речь идёт о русах – именно они, по Багрянородному, идут караваном в Константинополь. А время, когда писались эти строки, - как раз чуть позже гибели Игоря у древлян. А в договоре Игоря с греками фигурируют в списке русских представителей правящей верхушки и их послов как скандинавские, так и славянские имена. И две информемы из, в общем, достаточно надёжных источников прекрасно коррелируют друг с другом. И говорят они о том, что русы есть уже единый правящий, управленческий и воющий организм, но состоящий пока из элементов разного этнического происхождения. Что, однако, не мешает русам, придерживаясь каждый своих этнических обычаев, участвовать и в общих ритуалах. Где эти этнические черты перемешиваются, проникают друг в друга и становятся уже общими. А значит, русскими. А в следующем поколении, когда подрос сын Игоря Святослав, его русы на поле брани уже в одном общем ритуале участвуют. А через поколение, к которому (формально, конечно же, ибо о собирательных образа речь идёт) принадлежат наши былинные богатыри с князем Владимиром, оные ритуалы уже и не мыслятся ничьими другими, нежели природно русскими.
Tags: Русские - повелители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments