Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Симметрия

С начальником связи полка едем в Андреаполь.
Там - рота, где наши бойцы тянут ТСО. Нам с ним туда. Мне – связь подсоединять, ему – контролировать.
В магазине у вокзала Андреаполя я, слиняв от майора, покупаю две "бомбы" яблочного. Не то чтобы сам пил – но не порадеть родному коллективу было бы свинством.
Хорошее вино было. Особенно по ценам. Так и говорили: "Ну, по рупь-одной?"
А всё остальное молодой печени было вовсе по плечу…
Продавщица с сомнением поглядела на мои погоны. То ли про закон вспомнила, не дозволяющий утешать страждущих в спецодежде. То ли что-то недоброе у неё с ефрейторами ассоциировалось. Но русская провинция стоит не законом, а поконом, а где это видано, чтобы солдатику не порадеть?
"Бомбы" – "плодово-выгодное" тогда продавали в бутылках по 0,8 литра – я спрятал умело. Чуток распустил ремень, чуток распушил бушлат. Бутылки, как кобуры спецагента, встали под мышки, превратившись в органичную часть бойцового тела.
Как мне казалось.
Мирно подхожу к майору, ожидающему машину из роты. Ну, то есть не к самому майору – не по чину мне, да и похмельем он явным мучился. Не ближний свет – Андреаполь на "пятьсот весёлом" паровозе. Ночью-то я спал, когда он гулял, а теперь ему самое то – к воину вооружённых сил с каким-нибудь приказанием домогнуться.
Пристроился в стороночке, уставно держа руки по швам. Оно же и бутылки маскировать сподручнее.
Но майора не проведёшь. Он кротко смотрит на меня, потом говорит:
- Воин! А ну, иди сюда! Здесь у тебя что?
У истинного бойца на лице не должен дёрнуться и мускул, когда он попадает под обстрел. Потому я восторженно выпучиваю глаза и уставным шагом выбираю немногие метры, разделявшие нас с проницательным офицером.
Одна только мысль: "Вот вскину руку к ушанке – он бутылочку-то и заметит…"
Но начальник связи обращает внимание на асимметрию в форменном обмундировании почему-то на другой стороне.
Честь ему отдать я не успеваю. Он сразу же забирается под левую подмышку бушлата. Достает "бомбу".
Неужто употребит?
Нет, хоть морда и красная, но до такого уровня коррумпированности в той армии офицеры не опускались.
Заводит меня за угол вокзального здания и - бац бутылку об асфальт!
- Всё понял? - спрашивает.
Я был - бодрый солдат.
- Так точно! - отвечаю. - Виноват! Разрешите идти?
И козыряю.
Напрасно. Напрасно я поверил в силу устава.
- Стой! - говорит майор. Глаза его расширяются. - А тут у тебя что? - показывает на правую подмышку.
Молчу.
- Боец, - говорит. - Бля, - говорит. – Ты даёшь, - говорит. - Давай сюда!
Если бы я был тогда столь же образован, как сейчас, я бы подумал, что так чувствуют себя бычки перед закланием. Но спорить глупо. Глаз у майора – ох! Ватерпас!
Отдаю вторую бутылку.
Забирает. Поднимает вверх, словно собрался поразить вражеский танк "коктейлем Молотова". Но танка поблизости нет, а многострадальный асфальт – вот он. Хрясь!
- Понял? - спрашивает.
Я, снова козыряя:
- Так точно!
Но он мне почему-то не верит. Ощупывает. Как будто забыл размер жалованья солдатского. 3 рубля 80 копеек. У меня, ефрейтора, на рубль больше. Два ноль две из них уже поправляют бюджет любимой страны. Рубль отбирает старшина на всякие мыльные и прочие бытовые принадлежности. Что там осталось на месяц-то?
Да и куда бы я третью бутылку дел, интересно?
Однако после происшедшего я, видно, пользуюсь у майора авторитетом. Так что обшмонал он меня качественно. Что ж, это внутренние войска, школу не пропьёшь.
Наконец, офицер успокаивается. Недолго думает, затем произносит – торжественно, будто награждает:
- Властью, данной мне командиром полка, объявляю тебе трое суток ареста!
За что трое-то? Две же бутылки! Где симметрия?
…Губы в отдельной роте не было, конечно. Сидел в бане.
А баня в этом посёлке, где жили офицеры и прочий персонал наркоманской зоны под Андреаполем, была одна на всё население. Включая женское. Но поскольку мораль в те годы была ещё высока, то никакой дополнительной радости солдатам это не приносило: женщины и их защитники мылись в разные дни.
Посадили меня во вторник. Ну да: в понедельник выехали из полка в Твери, ночь в поезде, трагическое утро в Андреаполе, унылое топтание перед веселящимися ротными офицерами…
А в четверг был в бане женский день. Я про то узнал от караульного. Которому тоже было очень интересно: выпустят меня к тому времени или оставят причаститься феминизма.
А стремление к нему во мне крепло, да. Особенно к утру четверга.
Но мир наш, как верно отмечал классик, - юдоль скорбей. Вместо нежного девичьего цвирканья в предбаннике раздался грубый мужской голос сержанта-разводящего:
- Выходи, арестант! Хорош париться!
Задавил на месте душевную мою готовность вписаться в ряды женского движения за равноправие полов!
Об одном только вспомнил я себе в утешение. Есть всё же справедливость на свете. Не пришлось мне трое суток отсидеть. Так и вышло – по одним за бутылочку. Восстановлена оказалась симметрия…
Tags: Заметки на манжетах жизни, Пешком по жизни, Я родился в СССР
Subscribe

  • Новый солдат империи - завершена работа...

    Вышел последний том трилогии "Новый солдат империи" - "Плата кровью". Можно распрямить спину - как мог, попытался показать…

  • Тревожно стало...

    Что-то загадочное: либеральная газетка упомянула "Мстителя Донбасса". Одним словом, конечно, но неужто что-то в лесу сдохло? Или в…

  • Обалденный отзыв на книжку мою...

    Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга "Новый солдат империи. Воин Донбасса" Пересвет Александр Анатольевич не оставит тебя равнодушным,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments