Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

- Зачем ты это сделал? – низким, почти вибрирующим голосом спросил отец.
Ингвар сжался. Когда отец говорил таким голосом – ничего хорошего ждать не приходилось.
Ещё больше сжался Рыбка. Ему вообще ничего ждать не приходилось. Кроме жестокого наказания.
Быть обнаруженным с княжеским серебром – за такое руку рубят. А ежели ты к тому же холоп, сын холопки – так и жизни решат.
- Я ничего не делал, - тонким даже для восьмилетнего голосом пролепетал Рыбка. – Я только играл… Мы играли…
Второй участник игры присутствовал здесь же. Но только стоял он не перед князем, а рядом с ним.
Это был Ингвар.
История начала раскручиваться, когда мать Рыбки – холопка из древлян, отчего-то не возвращённая домой по послевоенному обмену пленными, - застала их двоих играющими в воинов между кухней и дровницей. Там было славно играть. Щепки, валяющиеся в траве после колки дров, изображали корабли. А странные, но забавные фигурки, взятые Ингваром из ложницы отца, - воинов. А разыгрывали они с Рыбкой, конечно, поход на Царьград, устроенный старым Хаскульдом.
Хоть и давно это было, но песни о том, как по велению Хускульда корабли поставили на колёса и тем обошли цепь, запирающую Суд, пели кощуны во время пиров. Хоть и не киавская русь тот поход устроила, да уж больно великое дело то было. Помнили о нём.
Ну, а мальчишки из детей воинских в то играли. Обычно щепочками и вырезанными из дерева фигурками. Но Ингвар был княжич. Отчего ему не играть фигурками серебряными?
Иное дело, что у отца их брать не следовало. Но руки как-то сами всё сделали. Глаза увидели фигурки чудные, а руки уже сами и схватили.
А там – как не похвастаться перед дружком своим?
А что холоп Рыбка – так это всё равно. Отец-то его всё равно кто-то из руси княжеской. А значит, хоть и холоп Рыбка – а воинский. Боевой холоп. Вырастет – в дружине будет. Пусть и в младшей поначалу, в уных походит. А за храбрость и удачу и свободой пожалуют, и до десятника поднимут. Постоянны такие случаи.
Был Рыбка другом Ингвара. И хоть немало детей воинских на дворе княжьем обитало – да только ему понёс Ингвар показать фигурки забавные. А там как-то само получилось, что играть начали. Да заигрались.
Покуда не нависла над ними тень матери Рыбкиной. А та даже не ахнула – взвизгнула, увидев, чем мальчишки балуются. Да на одну такую фигурку можно три таких, как она, на волю выкупить!
И заорала глупая баба. Так-то можно было воинов этих серебряных потихоньку обратно отнести. Да на место положить. Никто и не узнал бы ничего. А тут на крик подсуетились стражники служебной смены, стали разбираться, позвали десятника, тот – княгиню. И пошло дело…
Ингвар-то убежал. Сразу, как только баба заорала. А вот Рыбка на месте остался. И, получается, застали его на месте, да с княжеским добром в руках.
Ох, что теперь с ним сделают…
Разве что пожалеет князь мальца, узнав, что не сам он те фигурки из дома вытащил.
А как он узнает? Ингвар-то всё отрицал и отмалчивался на вопрос, кто именно из них фигурки из ложницы вытащил.
Страшно было признаться.
А слову холопа, естественно, веры не было…
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments