Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

- Надо же, так тебя и не выдал! – поджав губы, покачала головой отец. – Я думал, не выдержит. Когда на двадцатом ударе ты распалился и стегнул так, что его аж пронзило, подумал я, что вот сейчас скажет. А он завопил только громче. Хороший вой вырос бы…
Ингвар пошевелился. Впервые с тех пор, как отец завёл его в свою горницу и заявил, что знает, кто на самом деле вынес его фигурки из дворца. Догадаться-де несложно было по поведению сынка.
- Так… - Ингвар протолкнул сухой комок слова через сухое горло. – Так зачем же ты… велел казнить его?
Хельги усмехнулся. Немного печально, немного покровительственно.
- Просто потому, что таков долг правителя, - сказал он просто. И добавил уже значительно: - Запомни это, сын. Сам станешь князем – придётся ему следовать.
Помолчали. Ингвар всё же ждал большего в ответе на свой вопрос. Но задать его ещё раз – нет, робел.
Отец, похоже, понял, что сын боится продолжения темы. А что – вина его ясна, доказана, да и сам признался. И плеть об спину Рыбки не измочалилась…
- По уму-то если, мне сейчас тебя наказать пожесточее надо, нежели холопа этого, - раздумчиво проговорил Хельги. – Ведь он не струсил признаться… в отличие от тебя. Да не зыркай ты на меня! С самого начала знал я, что это ты. Никогда бы холоп не осмелился княжескими вещами играться. Это для тебя они вроде как свои почти. Мал ты ещё понимать, что и вещи ближнего самого всё равно его вещами остаются, а для тебя они такие же чужие, как… чужие. А они, холопы, с младенчества разницу эту знают – меж ими и князьями. Даже меж ими и просто свободными смердами. Они живут с этим. Вырастают. Понял?
Ингвар кивнул. И решил показать, что не такой он трус, как думает папка.
- И почему же ты меня… ну, не наказал? – спросил он тугим голосом.
Хельги рыкнул коротким смешком.
- Да потому, что правильно ты себя повёл! Хотя из боязни так, но правильно! Никогда не признавай своей вины, сын. Ни в чём и никогда. Много раз тебе будет предложено то. Дескать, признайся – вину твою сокращу. Или: признайся, и наказания не будет. Или ещё как. Но только лукавство всё это. Сколько бы тебе ни говорили люди – особенно, если зависишь ты от них… Ну, скажем, в плен попал. Или вот перед правителем вышестоящим… С хазарами ещё дело нам иметь. И тебе, ежели князем станешь. А там даже не с каганом самим… да к нему и не пустят, разве что когда договоришься с беками его, боярами, обо всём… поклониться ему, покорность изъявляя…
У князя заходили желваки. Ингвар знал, почему. Хоть и добился дед его, Одд, чтобы дань угорскую на северянах да радимичах русам каган передал, а как бы и не в выгоде хазары остались. Оно, конечно, собирать дань - всё равно выгодно. Потому что берёшь больше, чем потом хазарам отдаёшь. Но ещё лучше – вовсе не отдавать! И не ездить с подарками благодарить царя и его джавшигыров и беков.
Однако слабовата ещё русь киавская против хазар. Это Ингвар знал по разговорам отца с ярлами русскими – тот начал оставлять его при не самых секретных советах. Приучает к будущей доле княжеской. Вот если с печенегами у тех замятня какая случится. Но те пока между собою ратятся. Как уверен отец – с хазарской же подачи.
- И все будут говорить тебе, что в твоих же интересах действуют, - продолжил Хельги. – Это особенно не верь. Нет ни у кого интереса – за твой интерес выступать. В жизни в этом мире только каждый – за себя. Да и в мире богов - то же самое. Ну, за близких своих. Но потому что они – тоже часть тебя. В одном случае могут люди выступать за других – когда это полезно для них же самих. То есть когда общий интерес совпадает с личным.
А тут – какой общий интерес у тебя с Рыбком был?
Ингвар задумался. С этой стороны он тему не рассматривал. То есть он, получается. Не трусил, а расчёт мудрый имел? Или это просто папка помощь ему так предлагает?
- Ну… - протянул он. – Не знаю… Дружим мы…
- Настолько, что ты готов руку за него отдать? – остро глянул отец. – Да в придачу – судьбу свою будущую княжескую? Без руки-то что будешь ты за конунг русский? Сам же я брата твоего на наследство себе подниму.
Душа Ингвара снова обрушилась в лёд. Вот от чего избавила его трусость! Или – умная осторожность?
- Ну, так какой у тебя общий интерес с холопом? – продолжил Хельги.
Ингвар подумал как мог глубоко и как мог честно.
- Ну… верный оказался…
- Этого ты заранее не знал. А признаваться тебе надо было первому, - не принял ответа отец.
- Играли вместе…
- Кончились бы игры без руки-то, - хмыкнул Хельги. – А он бы продолжал на боевого холопа учиться. А там бы в унаки вошёл, в детские затем. А после и до дружинника дослужился бы. В бояре вполне мог выйти – характер, вишь, есть, слову верен, да и неплохо, сказывали мне, с делом воинским осваивался. Играли-то во что? – неожиданно спросил отец.
- В… - не сразу перестроился сын. – Во взятие Царьграда…
- Видишь, значит, уже полководили вы с ним, - заключил отец.
- Тогда зачем ты велел его… Ну, плетьми... И руку?.. – решился спросить Ингвар.
- Так опять же – долг правителя, - сразу ответил Хельги, словно ждал этого вопроса. – Если бы эта дурища крик не подняла, да вас, дураков, ко мне не повела… Тогда можно было бы по-тихому всё решить. Получил бы он в любом случае – знать место своё надо. И вопрос первый должен был у него быть: откуда ты взял фигурки, что и тебе не по возрасту и чести. А он обрадовался, играть с тобою бросился. Ну, и ты бы своё получил. Да и получишь ещё, подожди…
Ой, как плохо-то… Отец слово своё выполнит. Ой, как плохо… И страшно!
- А тут что было делать? Князь ведь – не император ромейский. Он на плечах воев своих стоит, да бояр ближних. А они – на правде.
Не то чтобы все честные такие были… - усмехнулся князь. – Отай друг дружке такую свинью подложат, что иногда всей русью не убрать. Но покон и закон блюдут. И правде русской верны. А иначе как? Ежели закона нет, ежели не по правде всё решается – то как жить? Не разбойники ведь мы. Да и у тех своя правда меж людьми действует.
И по правде наказать я должен был того, кто имущество чужое присвоил…
- Я не присвоил, - торопливо вмешался сын. – Я так взял… Поиграть. Я не знал, что нельзя…
- А неважно, - потянулся и поднялся на ноги отец. – Главное, что правда в дело вмешалась после этой дуры-бабы. Моя вещь оказалась в руках у холопа. Что я должен был делать? Либо сказать, что сам разрешил тебе взять фигурки. И все бы поняли, что это я сына выгораживаю. Потому как знают, что редкие те вещицы и дорогие очень. С далёкого Востока привезены, из самой Индии. И знают люди прекрасно – а с иными боярами нередко сражаемся мы ими, - что даже в пьяном беспамятстве не позволил бы холопу их в пыли возить. Да со мною после этого играть бы никто не сел! В руки бы не взяли! Да и сейчас-то уж не знаю, как очистить их теперь…
Хельги махнул рукой.
- А значит, оставалось мне только судить вас по-княжески, но по правде. Если бы ты признался – ты был бы наказан. Руку-то, может, и… Всё же княжеского ты рода, не охабил фигурки те руками холопскими. Хотя и парень этот твой хватался… Но можно было и тут что-то найти – всё ж свой отрок, дружинный, можно сказать. Как тебе в унаках не зазорно воинам моим услужать.
Ингвар вздохнул. Да, признайся он, не было бы такого, что с Рыбкою содеяли…
- Но ты молчал, - продолжил отец. – А значит, вина вся – на Рыбе этом. А ты мог и не знать, что за фигурки, да чьи. Конечно, всем внятно и так всё было. Но правда формально соблюдена. А значит, и князь я честной и грозный, как и положено ему быть.
А уж наказали его – то, как правда велит. Только, видишь, велел я левую кисть ему отрубить, не правую, как положено. Всё ж великого мужества мальчонка… был.
Помолчали. Отец – задумчиво, сын – тяжко.
Потом Ингвар спросил робко:
- А… скажи… Зачем ты мне велел Рыбку кнутом наказывать? Друг ведь он мне… был…
Отец резко развернулся. Приблизил лицо своё к сыну.
- А затем, - произнёс он медленно и раздельно, - чтобы ты знал: предательство наказывается. Всегда. Даже когда оно удобно. Как сейчас. Или выгодно. Предательство наказывается всегда. И это для меня парень этот – холоп. Одним больше, одним меньше… Вон девки дворовые от дружинников моих через одну – на сносях. Нарожают ещё.
А для тебя он – друг… был.
А ты друга – предал…
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment