Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

- Мать, не надо этого делать, - с трудом проталкивая тяжёлые слова через внезапно пересохший рот, проговорил Ингвар.
Забава продолжала сидеть, бесстрастно глядя в оконце своей горницы.
Поодаль, у стены, замерев, смотрели на разговор матери с сыном две наперсницы княгини – одна совсем уж древняя бабка, из древлян, и жена одного из отцовых бояр, Кетиля Рваное Ухо. Тоже из славян.
Вокруг матери вообще преимущественно группировались славянки. Отчего-то ей трудно было с русинками.
Впрочем, Асмунд, наставник, как-то объяснял, отчего между бабами вечная взаимная нелюбовь стоит. Вот среди мужчин такого нет, говорил он. В руси народ хоть и жёсткий собирается, но, в общем, одного дела и закона. Русы нередко задираются друг на друга, без меча, почитай, и в отхожее место не выйдут, рады на загривке чужого перед князем выехать, да по тому же загривку ещё и врезать. А не подставляйся! Всем ближе к князю быть хочется. Ибо сила там. И богачество, соответственно. Ближники и в добыче лучшие куски имеют, и в полюдье кун да щелягов к их рукам побольше прилипает.
Но всё же русы знают, что в одной они силе состоят, в одной дружине, в одном войске. И на поле боя разборки свои забывают. В одно плечо стоят. И главное, никто там не считается, откуда сам, да откуда предки его. Нет розни меж недавними славянами и недавними норманнами. Как нет её между русскими мерянами и, скажем, кривичами. Попал в русь – значит, не кривич ты уже, не северянин, весянин или чудин. Попал в русь – то и русский ты уже.
Нет, конечно, по-норманнски тут говорят. И то – большинство русов с севера происхождением своим. И хоть от родины предков оторвались многие – а и родичей там немало сидит, и друзей-партнёров, и товарищей по русингу прошлому. Да и то сказать – варяги когда приходят – сколь родичей да знакомых средь них у русов! Потому многие остаются, в русь переходят.
И среди славянских русов – то же. Как стал князь Хельги русь киавскую местными подпитывать – так и потянулись вои из весей да селищ. Но здесь они уже – русь, а не север или дрягва с деревою…
А у баб всё не так. Они не законом живут, а поконом. Обычаем родовым. А тот что? А тот на страже семьи стоит, прежде всего. Ну, то есть рода. Хотя и в роду собственные дети бабе дороже всех прочих, ан всё же не одна она их поднимает, а под защитой рода. Потому так у неё всё и приспособлено: сначала дети, потом муж, потом род. А в роду главное – обычай твёрдый, дедами и прадедами установленный, жизнью проверенный.
И потому баба, очаг свой и детей защищая, за покон всей душою держится. Особенно, когда в возраст приходит. Особенно, когда мужа теряет. На бабе, можно сказать, земля держится!
А другие бабы для неё кто? Соперницы. Уведёт какая мужа – а её что остаётся? Мало ли вон случаев, когда какая покрасивше – так её все бабы рода травят. То же, когда невесту из чужого рода приводят. Тут её немедленно к своему покону приводят. А ежели противиться будет, на мужа своего надеясь, так и затопчут, его не спросят. Не физически, конечно, - хотя и такое бывает. Но со света сжить могут.
А уж ежели баба из другого племени – то она заранее врагом местных баб назначается. А тем паче – русинка. Она же вообще, можно сказать, для всех местных чужая. Да такая чужая, которая вообще другим обычаем живёт. Вот и вражда между бабами русскими и местными завсегда тлеет…
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments