Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Ингвар скривился, куснув ус, повернулся к Предславе:
- Сестра, ну ты хоть ей скажи!
Та переглянулась со Сфандрой – женой погибшего вместе с отцом брата Ульфа. Вздохнула. Но проговорила просительно:
- Мама, и правда… Оставайся лучше. Внуки тебя вон как любят…
Мать глянула на неё искоса, но тяжело.
Внуки – Святослав, Олейф, Игорь и Акун – относились к бабке по-разному. Игорь – сын Предславы – с женской половины не выходил. И к бабке действительно только что на колени не залезал. Но – когда бывал в Кенуграде. А бывал нечасто – хоть и близок Пересечен, а куда Владиславу, мужу её, с княжества уголичского своего? Тем паче, что печенеги орды иртим на них то и дело набеги творят…
Так что мальчонка хоть и любил бабку, да она его нечасто и видела.
Акун был пока мал. Он на женской половине жил, но ему и был-то год всего. Как и Олейфу, младшему сыну Ингвара. Родились они в одну неделю. Ну да, как раз Хельга и Сфандра и понесли тогда, когда оба они с братом в один день вернулись. Ингвар - с Норвега, где варягов для войны с Румом нанимал, а Олейф – из Тмутаракани, откуда его отец перед походом на Кавказ отпустил, с женой повидаться.
Пир был – надолго запомнили!
И на сей раз его сын у Хельги родился, Ингвара, промелькнула лишняя сейчас мысль. Отец на Киаву не приезжал – с хазарами дела решал, да войско собирал, чтобы на Кавказ идти.
Ну, а Святослав, старший, как раз днями был на мужскую половину переведён, так что ему не до бабки было. Он и так-то с самого рождения почти к воинам да оружию лип, едва ходить начал – всё норовил на мужскую половину улизнуть. Да в воинском доме всё тёрся.
«Добрый вой выйдет», - смеялся Асмуд, ставший ныне наставником Святослава, как был когда-то наставником Ингвара.
В общем, неправо сказала Предслава. И фальшь была заметна.
Были только свои. Мать и дети. Ни Хельги, ни Владислава. Мать жену сына недолюбливала. Ну, строго говоря, и было, за что. Никто никому, естественно, ничего не говорил, и уж тем более ничего не сказал о том тяжёлом разговоре с отцом Ингвар. Но женское сердце не обманешь, и знала Забава, что невестка у неё мужа, по сути, увела. Женское сердце любовь чует – а любовь между отцом и Хельгою была, никуда от того не денешься. Вон она – вся чёрная ходит с тех пор, как Свенельд весть о гибели его принёс. Несколько дней вообще из горницы своей не выходила, наплевав на все приличия…
Да и, в общем, не нужен тут был никто. Она вон и их-то, детей своих, позвала… И Сфандру, как лицо погибшего сына по эту сторону Кромки… Чтобы просто сообщить. Мать выбрала участь. Решила уйти вслед за мужем. Это, по обычаю, вообще ничьё дело, кроме неё самой. Даже не её детей. Но Забава всё же решила сообщить…
Ингвар понимал зряшность попыток отговорить её от принятия участи. Такое решение принимается наедине с богами – а дальше уже отступа нет. Но он и не представлял себе, как вот так – мать войдёт в огонь, и он останется на свете один! Отец, несмотря ни что любимый отец, - отец сложил голову где-то за морями, за горами, и никто, кроме Свенельда, не знает, как. Да и тот, говорит, не видел – город зачищал, когда основная часть русов вышла за его ворота добивать войско арабов…
Tags: Папка
Subscribe

  • Вот и "Славяне до русских" вышли

    "Славяне до русских" в продаже! С каким удовольствием над ней работал! Много нового удалось открыть, сформулировать, передать…

  • Славяне до русских

    В дальнейшем, однако, — в VI — VII веках — по непонятной причине в пражско-корчакской культуре распространяется курганный обряд…

  • Славяне до русских

    Глава 22. Первая достоверно славянская культура Что представляют собою основные славяноморфные культуры? Все они — –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment