Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

И его отец с матерью тоже когда-нибудь должны были покинуть этот Мидгард. Или Белсвет, ежели по-материному-то… Хотя какой там Белый Свет! Не древлянка мать уже – русинка! А почему участь тогда по-славянски принять хочет?
Но всё равно… Жил внутри Ингвара тот мальчонка, каким он был в детстве. И мир казался огромным, а родители – добрыми и вечными великанами. Отца, впрочем, добряком не назовёшь, но так оно и надо было. Воя он воспитывал из сына своего. И князя. Повелителя. А зла от него я не видел, подумал Ингвар. Наказывал, но… справедливо. Как тогда, с Рыбкой. Не своею даже рукою наказывал. А подводил дело так, что ты сам себя корил. Сам себя по косточкам разбирал. И клялся больше так не поступать. Не для отца клялся. Внутренне, про себя. Ибо трудно поднять руку на друга своего. Который к тому же взял на себя вину твою…
Где он сейчас, интересно, Рыбка? Ушли они тогда с матерью из Самбата. И с Киавы вообще. Найти бы…
И девку ту найти. В веси той, где он первый бой свой принял. Да та, поди, замужем. Что ей… Но, может, вспоминает княжича малого, что отпустил её тогда, избавил от доли рабской…
Мысль о доле снова вернула к мысли об участи, что хочет принять на себя мать. Вдова-де по обычаям дедовским должна на костёр за мужем взойти. А то, что больше одного дня с его смерти прошло? А что не будет его на краде… нет, на корабле – по русскому обычаю отца хоронить следовало. Правда, есть и такое – иногда, особенно когда муж погиб где-то на стороне, откладывается участь. Пока весть не дойдёт, и всё необходимое приготовлено не будет.
А вместо мужа образ его рядом лежать будет. Из дерева. Всё равно-де неизвестно, как Хельга похоронили. Свенельд не видел, а арабы тела не выдали.
Ингвар скрипнул зубами. Ну да, что ему! Он же варяг. Нанятый. Но русы-то как могли не потребовать ввернуть тело вождя своего? Только и донесли слухи, что-де, от коня своего отец смерть принял. Дескать, споткнулся конь, опрокинул всадника, а враги его и добили. А на верное никто и не знает. Даже русов, в свенельдовой дружине уцелевших, грех винить. Из тех, кто с отцом город вычистил да врага прочь погнал, почитай, все погибли. Те уцелели, кто ранен раньше оказался и остался с варягами, да теми русами, коим отец велел город дочистить. Тут почти все выжили, кроме тяжёлых. Не стали арабы снова город свой штурмовать. Договориться предпочли, чтобы русов с варягами остатних выпустить. И даже с добычею. Вон Свенельд с отроками своими в богачестве каком вернулся. И хоть отдал долю княжью, да что с того? Долею этой тем же варягам заплатить пришлось: добыча добычею, а уряжённое отдай! Вот и взвыла дружина его, Ингварева. И понять их можно. После выплаты долга хазарам от дани той греческой, что на Дунае получили, - и не осталось, почитай, ничего. А варяги известно, кто. Норманны они. Кичиться умеют. Добычей своею и богачеством. И хоть большинство, со Свенельдом во главе, в русь перешло, а замашки их никуда не делись. Вот и дерутся с ними русы княжьи…
Эх, отвлёкся опять! Столь ведь дум теперь княжьих думать приходится!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments