Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Но опять – это всё воспоминания. А сейчас Ингвар не знал, что делать, на что решиться. Странное было ощущение. Будто перестань они сейчас уговаривать мать – то вроде как разрешат ей уйти вслед за мужем. За папкою. С другой стороны, оно, может, и впрямь лучше ей там будет за Кромкою? Кто она теперь здесь? Вдова безмужняя? Хоть и мать великого князя, а уже вроде и приживалка… А уж с Хельгою-то в виде великой княгини… Тут ведь не то что характерами не сошлись – мужа одного не поделили. Ой, как не любила мать Хельгу!
Но согласиться с матерью сейчас тоже было тяжело. Вроде как своими руками на смерть её отправить. Вот скажи сейчас: «Ладно» - и будто сам её голову снёс…
И Ингвар молчал, беспомощно глядя в чёрные непроницаемые провалы материных зрачков. А те, кажется, вытаскивали из его глаз то, о чём он пытался не думать…
Князь отвёл взгляд, посмотрел на сестру, затем на Сфандру. Те сидели потупившись, словно предоставляя ему все решения. Что ж, оно и верно: он князь, он – мужчина.
Но решение приняла Забава.
- Так, - сказала она, прихлопнув ладонью по столешнице. – Не надо мне больше ничего говорить. Я сказала, что приму участь, и я её приму. Я жена водимая, мужняя. Мне за ним и к богам идти.
И иного не скажу, - отстраняющим движением руки остановив попытавшегося вскинуться сына, категорически продолжила Забава. – Без него не жизнь мне. Потому что любила я Эльга, - как и всем славянам, матери не давался мягкий выдыхательный звук «ха». – И он меня любил, вторую жену не брал.
Помолчала, остро глядя на сына. Потом в уголке рта её мелькнуло что-то змеиное.
- Любопытно мне, взойдёт ли на краду жена твоя Эльга, - едко проговорила Забава. – Иль она за мною бросится…
Бац! Ингвара словно оглушило. Ошеломило, как палицей. До сих пор мать никак не давала понять, что знает о постыдной тайне, связывающей её мужа и сноху. Не любила, да. Не подпускала близко к своему кругу. Словом могла с нею за день не перемолвиться. Но что в курсе отношений между отцом и Хельгою – этого не показывала. Даже Ингвар лишь догадывался, что мать знает об этом. Этим он и объяснял ту холодную нелюбовь, что питала она к его жене – хотя поначалу вполне приветливо встретила невесту из Плескова. Ну, ладно… пусть не приветливо – не принято так меж свекровью и снохою. Но и без предубеждения. Входи в дом, невестушка, в роду нашем родной будешь! А уж потом как-то развернулось всё. То ли сама догадалась, то ли отец проговорился. Хотя, бабье сердце – вещун. Что-то заметила, остальное домыслила. Вот и… Это Хельга гречанку пленную едва ли не радушно встретила. «О, худа-то какова! – сказала, смеясь глазами. – Не кормили её в греках-то, что ли?» И всё ей потом кусочки подкладывала, когда Ингвар демонстративно по левую сторону от жены посадил. Он даже испугался было, а испугавшись, взъярился. Тем более что отец далеко был, в Тмутаракани, на Кавказ по велению Песаха собирался. Прошипел: «Только не вздумай тронуть её. Ежели что с нею случится, я ни на что не посмотрю, прибью тебя…»
Ох, как посмотрела на него Хельга! Знала ведь уже, что в великого князя место муж её вернулся. По крайней мере, покуда отец не объявится, с хазарами рассчитавшись. Но мгновенно восстановила положение. Расслабила взгляд, усмехнулась и сказала: «Да не собираюсь я её трогать. Чем мне бетья твоя угрожать может?»
Бетья, наложница – так Хельга мужнину любовь определила. Отвела её роль такую в доме княжеском. В его доме! И главное – так и пошло оно ходить: пустила жена словцо это в адрес Насты. И не возразишь-поспоришь! Так и есть – наложница она ему, монашенка бывшая. Что из того, что бился он за неё и женою второю сделать планировал? Теперь её и до этого места не поднять. Даже случись что с Хельгою – его же ярлы да бояре не позволят. Невместно великому князю наложницу безродную в жёны вводить. И верно: невместно!
Ингвар скрипнул зубами. По-больному мать ударила. Да ещё при Предславе со Сфндрою. Те что себе подумают? Нешто не поймут лишь. Подумают, что съязвила так мать перед уходом, на большую «любовь» взаимную с невесткою намекая…
Хорошо бы, чтобы не поняли…
А внутри у Ингвара гнев заскворчал. Как масло на разогревающейся сковороде. Вот так, да, мама? Я тебя уговариваю на краду не всходить, с детьми да внуками пожить ещё, а ты вон какие намёки тут строишь?
Но хоть жарко стало внутри, снаружи Ингвар захолодел. Выпрямился в кресле резном. Вот бабы! Змеи все, даже мать родная! Да ни слова я тебе больше не скажу! Хочешь на краду? Да пожалуй! Принимай участь! Проводим тебя честью! Чтобы рассказала там папке, что последний почёт от детей полностью получила. Да весточку передала, что-де честно и грозно сын его дело продолжает! Что ромеев клятых, коих они вдвоём победить не могли, он один нагнул. И дань с них взял. И от хазар откупился. И дальше Русь киавскую так же держать будет!
Оно и лучше, коли мать с таким посланием к отцу уйдёт, решил, расслабляясь, великий князь.
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments