Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Хельга задумалась. Потом начала говорить медленно, едва ли не раздельно:
- Надо решить, что главное, а что потом. Главное для нас – деньги. Нет! – поправилась. – Деньги – это средство. Главное для нас – Русь. Без неё мы никто и ничто. Так?
- Так, - подтвердил Ингвар, раздумывая, куда она клонит.
- Значит. Русь. Чтобы её сохранить, надо отбиться от внешних врагов и прижать внутренних. Так?
- Ну, - уже нетерпеливо сказал князь.
- Внешних пока не наблюдается. Ромеи довольны прошлогодним договором. Хазары тоже прямо завтра не угрожают. Они даже в нас заинтересованы – пока мы им должны. Печенеги – тоже не проблема. Набег каких-нибудь молодых подханков может случиться, но целиком ни одна орда на нас сейчас пойти не может.
«Пожалуй», - снова кивнул Ингвар.
- Теперь опасности внутренние, - проговорила княгиня. – Непосредственно нет ни одной. Славяне, северяне и кривичи под рукой нашей ходят и отойти не помышляют. Более того, мы… то есть Хельги Вещий… хорошо привязали к себе уличей и неплохо контролируем тиверцев. Уличи уже почти русские, благодаря Володиславу и… печенегам. Пока иртим их грабят ежелетне, мы им нужны, и под руку русскую они вот-вот совсем пойдут. А там и тиверцы к нам упадут, никуда не денутся.
Так что смотри, князь, первый вывод прост: не буди лихо, пока оно тихо. Ничего не трогать - и ничего не дрогнет.
- А деньги? – упрямо пробурчал Ингвар.
- Вот! Получается, что это главная наша угроза и есть! – подчеркнула голосом Хельга. – Того, что приходит обычным путём, не хватает. А поднять дань – значит, обрушить то самое равновесие, которое у нашей Руси есть что вовне, что внутри.
Значит, надо ответить только на один вопрос: отчего денег мало?
Много тратим? Нет – вон даже дружина в своей добыче поджалась.
Тогда что? Просто: мало получаем.
А почему мало получаем? На этот вопрос только что мы с тобою ответили: потому как сбором дани для руси занимаются не князья русские, а их же подданные! Потому, что ты в полюдье поедешь только забрать то, что для тебя данники же и отложили! А что они между делом отложили для себя, ты не знаешь. И узнать не можешь.
Отсюда что?
- Что? – туповато переспросил князь. Откровенно говоря, он несколько утерял нить. В смысле – много вопросов. Ими Хельга куда-то подводила его, но опередить её мысль ему не удавалось. От напряжения у него выступили бисеринки пота на висках.
- Отсюда простое следствие: эту дань должен собирать ты!
Жена со значением посмотрела на Ингвара.
Тот откинулся на спинку кресла, своего любимого, привезённого из ромеев ещё по заказу отца.
Смешно.
Не ожидал от Хельги.
- Если я этим займусь, жена, то мне некогда даже будет заделать с тобой третьего сына! – с превосходством пошутил Ингвар.
Хельга хмыкнула:
- Не волнуйся. Наоборот, долгими зимними вечерами, когда ты не будешь ночевать по холодным шатрам да славянским бургам, у тебя будет полно времени.
Лицо её чуть построжело – видно, представила.
Затем продолжила:
- Выслушай самое главное. Ты, конечно, не лично будешь дань ту собирать. Но это будут делать твои люди. Твои личные полномочные представители. Тиуны. Сборщики. Судьи. Твоя личная дружина из русов в каждом городе каждого племени. Как у ромеев. Ты же, надеюсь, там не только за монашками охотился?
Ага, вот и месть не замедлила! Кто, интересно, рассказал? А, поди, Наста и поведала! То-то какие-то непонятно дружные отношения завязались в последнее время между женой и наложницей! Особенно после того как Анастасия дочку родила…
- Ты хоть посмотрел, как у них государство устроено? – продолжала, между тем, Хельга. – Ну да, ну да… Некогда было. Насту топтал, как петушок…
Точно! Наста протрепалась. Эх, бабы!
- Ладно, не насупливайся! – мягко сказала жена. – Шучу я. И не вздумай побить её за то, что рассказала о том. Девка она хорошая, тебя любит, мне вон по хозяйству помогает… Ключницей хочу её сделать. Ты, надеюсь, не против, - неожиданно завершила жена.
Ингвар только помотал головою. Что-то вертят его в этом разговоре, крутят, как хотят! От таких перескоков с темы на тему уже и голова крутится. Он, в конце концов, воин. Все эти измыслы… нужны, конечно. Особенно на столе великого князя. Но с мечом проще всё. Каждый, кто напротив лезвия, - враг. Каждый, кто за спиною, - друг. И пошли ломить!
- Словом, вот что надо сделать, - снова жёстко заговорила Хельга. – Хоть ласкою, а хоть и таскою, а надо племенные верхушки от сбора дани для полюдья отстранить. И само полюдье – отменить. Вместо того устанавливаешь твёрдые оброки. А собирать их будут мужи твои. Твои лично. Тебе обязанные, а не местным старейшинам и князькам. Тебе служащие, и от тебя милости и пожалованья получающие. И чтобы веси, что ты им в кормление дашь, в другой земле стояли, в другом племени.
- Те же яйца, вид сбоку, - не согласился Ингвар. – То же полюдье. Я и сейчас не сам его собираю, мужи мои на то. А по-твоему будет просто муж тот по весям-перевесищам бегать, добро собирать. Да его в лесу каком удавят быстро и скажут, что лешак унёс…
- А чтобы такого не было, в каждом племени ты свои погосты поставишь, урочища, ловища и доли, - победно воскликнула княгиня, явно высказывая продуманное раньше. – Смотри. Устанавливаешь ты оброки или уроки по земле данной. Мужи твои их собирают… там неважно, как – сами ли за ними в веси наведываются, им ли какие старосты назначенные привозят… Свозится эта дань в урочище. Там её принимают и считают мужи твои большие, затем везут в погосты.
- Погосты – что?
- По сути, бурги твои в землях племён. Ну, как… Самват не берём, тут всё же хазарский бург был, к тому же для обороны. Хотя дань же сюда тоже и свозили. А вот, например, тот же Растхоф возьми. Или Сюрнес. Такие посёлки русские посреди местных народов. И товар сюда свозился, и торговля шла, и серебром здесь звенели, и воины, даже и местные, сюда приходили славу и добычу искать. Сколь таких по русским землям? А потом ведь оттуда же русы начали власть свою распространять, местные роды под руку свою подводить. Понимаешь? То же, что отцы-деды наши делали – только уже не вне, а внутри племён бурги эти ставятся! И от них твоя власть до самой последней веси доходит! А сами они к себе всё нужное нам притягивают. Вот как Самват! – торговлю, ремесленников, воев охочих!
Князь покатал мысль эту в голове. Хм…
- А где я русов-то столько возьму? Чтобы по всем этим погостам и урочищам рассадить?
- А кто говорит про русов одних? Что, русингов нет? Да хоть и из местных русских набирать! Вспомни: когда отец твой мальцом русь от Одда, отца своего, принял, - из кого та русь состояла? Сплошь – норманнского корня люди! Хельги мне сказывал: когда договор с Румом от его, малого, имени заключали, так половина послов его вообще только-только с Северного пути была. Жён да деток в Трёндалёге да Уппланде имела. А опору в Земле надо иметь? А воев откуда-то брать? Начали русы с местными родниться, воев местных в русь принимать, купцам добрым грамоты русские выдавать. Через поколение, почитай, - уже и русов нет. Так, слово почётное осталось. А все – русинги. Мы с тобою, к примеру. У меня вон бабка из кривичей, ты вообще древлянин наполовину. И что, плохо! Да хорошо! Только укрепился Самват на Земле этой! А теперь дело за тем стоит, чтобы власть его до самой глубины её распространить. Понимаешь? Не до старшины племенной довести и там её им передать, чтобы они от имени русского свою – свою, обрати внимание! – власть вершили. А чтобы вся толща Земли русскою стала!
Вообще… да. Это выглядело грандиозно! Что же он, дурак, раньше-то жену не слушал? Она ведь пару раз пыталась с ним на эту тему заговорить. Да то не до того было, то обида на неё у сердца стояла.
Ой, как прав был папка! – умища у бабы этой на десятерых мужей хватит!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment