Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

28 июня. Занятие французскими войсками гор. Вильно.
Да, хоть это было неизбежно, а с военной точки зрения даже и полезно – не армию же положить, защищая город? - но сердце как-то томится. Ах, Вильна, милая Вильна! Ведь из лучших годов там прошли, на посту генерал-губернторском. Волею-неволею разделишь возмущение Александра Семёновича, секретаря государственного: «Как? В пять дней от начала войны потерять Вильну, предаться бегству, оставить столько городов и земель в добычу неприятелю и, при всем том, хвастать началом кампании! Да чего же недостает еще неприятелю? Разве только того, чтобы без всякой препоны приблизиться к обеим столицам нашим? Боже милосердный! Горючие слезы смывают слова мои!» Изрядно сказано, да и то подумать: преизрядный ведь Шишков и литератор, хоть и адмирал! Да и не тайна то, что им и проект того рескрипта государя императора подготовлен, и иные распоряжения государственные в связи с началом кампании сей.
А только о другом задумываюсь я: не помешает ли армии нашей риторика сия? Ведь отступление наше предопределено уже. И ежели Багратион ранее маршала Давуста в Минск не поспеет, так, значит, уже и у Витебска обе армии наши не встретятся (надеяться надобно, что всё же в Дриссе армия Первая не останется, хотя, сообщается, туда она движется). И не встретиться нельзя: ясно уже слабое место в целом верной войск расстановки; развернуть может Наполеон в помощью Давусту хотя бы и Мюрата корпус, от Барклая заслон изрядный выставив, и раздавят они князя Петра. Значит, Витебск. А это значит, что Литву мы всю потеряем. А с настроением таким, что Шишков создаёт, тяжело будет Михайле Богданычу на движениях отступательных настаивать. Тем паче что в свите императорской адмирал состоит, а я по себе помню, как тяжко с ангелом нашим над головою войсками командовать. Вроде не особо и приказывает, но свита же! Те как раз во всё вникают, а далее на ухо ему и нашёптывают. Даром, что ли, мне тогда, перед Аустерлицем, к Толстому обращаться пришлось, чтобы и он нашептал о гибельности решения на сражение! Жаль, отказался … с лицом лисицы, сослался, что дело его – пулярки да вина, а ведь ход имел к императору прямой и в любое время дня и ночи!
А император наш – ангел, конечно. Вот только слабый и сам то знает. А потому слабость сию свою подчас ложною решительностью и упрямством скрыть пытается. Вот уж тогда – как вдруг прикажет! Как тогда – с Праценских высот уходить. А далее – кто виноват? После Аустерлица я оказался, ныне, вижу, Барклая шельмовать станут…
Между тем, оставил сегодня 1 корпус Витгенштейна город Вилькомир. Дело, хотя и арьергардное, довольно жарким было: силы наши, до шести полков простиравшиеся, – впрочем, егерских только, драгунских и казачьих, да Гродненских гусар 4 эскадрона, и с полуротою артиллерии при 6 пушках, - почти полному корпусу маршала Удино противостояли до 4 часов пополудни. Однако ж на 5 вёрст уступили.
В бою этом первые кавалеры орденские в войне сей появились: ротмистр Кемпферт – Св.Владимира 4 степени с бантом, да Св.Анну 3 класса получили капитан Коцебу 2-й, штабс-капитан Бистром да корнет Лизогуб.
Возле Гродно казаки летучего отряда атамана Платова, сообщают, весь день вели оживлённую перестрелку с 8 корпусом короля Вестфальского Иеронима. И хотя оставили город Гродно, не смея устоять перед постепенно усиливавшимся неприятелем, себя в общем хорошо проявили.
К вчерашней мысли возвращаясь, скажу, что они, конечно, от устава регулярного далеки, и в прямом бою положиться на них не всегда можно, а потому лучше и не полагаться, дабы в нежданный момент бой нежданным образом не пошёл. Да и мародёрствуют немало, что несовместно со званием солдатским. Однако же от правильного их использования и надёжность их зависит, и успех генерала, под чьим командованием они находятся. Как раз иррегулярность их, эту их манеру татарскую в ход пустить ежели – то как раз против регулярных войск вражеских изрядно пользы они принести могут. Движение армий регулярных отдельными колоннами возможность дают манёвренному войску такому, в рассыпном строю к тоу же большею частью перемещающемуся, активно на флангах и в тылах противника. Отдельные отряды их будут, таким образом, всё время держать силы его под угрозой нападения, смешивать порядок в тылу и на марше. А при нужде соединить силы и применить на широком фронте лаву конных масс, пусть и плохо вооружённых, а именно массою своею способных весьма многих врагов на пути своём снести.
Управлять ими, конечно, тяжело генералу строевому. Пожалуй, что хорошо, что Платов больше к князю Багратиону тянется; там, при его отходе, от первой армии отдельном, казаки как раз на месте будут. А Барклай с ними едва ли верное обхождение найдёт.
Но нечто и озадачивает меня в бою этом – потери. На 65 убитых – 37 раненых. У драгун Нежинских вообще странно: 22 убитых и ни одного раненого. Не то что-то в рапорте, надо думать.
Первая армия отступает к Свенцянам. При отходе из Вильны, сообщают, уходили в полном порядке, вывезли все припасы армейские и сожгли магазины.
От князя Петра надёжных сведений нет ещё.
Tags: 1812
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments