Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

3 июля. Новые известия из главной квартиры.
«В два дня не случилось никаких особливых приключений в войсках, сближающихся для соединения от Свенцян к Видзам. Сим движением сообщение между корпусом Генерала от Инфантерии Докторова приведено в совершенную безопасность. К нему же в свою очередь присоединился Граф Пален, который при открытии военных действий находился в Гродне. Таким образом различные корпуса по сие время остались неприкосновенны и не потеряли ни одного отряда. Вчера семь эскадронов кавалерии Французской с пушками были жарко отражены арьергардом первой армии».
Ну что же, эту краткость только похвалить надобно. Это означает, что корпуса наши воссединились, и теперь армия Первая в совершенный порядок водворяться будет. Удачно: пока Наполеон корпуса свои рассеивает по пространствам нашим, русские корпуса в армию значимую сходятся.
Правда, сказывают, за время отхода-соединения корпус Дохтурова всё же потрепали изрядно: на него более всего и навалились французы. Даже почти до окружению дело дошло. Однако же Дмитрий Серегеевич генерал крепкий, в командовании твёрд, под Фридландом войска уже спасал, главные силы прикрывая при отходе за реку Алле. Под Аустерлицем половину дивизии своей потерял, в окружении почти оказался, но порядок сохранил и солдат своих к армии главной вывел. Конечно, под Кремсом несколько смазанными действия его оказались, припоздал он к совместному с Милорадовичем удару, не удалось нам полностью корпус Мортье рассеять, а с помощью Божьею его и самого в плен взять. Да ведь и тут не столь сам он виноват, сколь дурные советники и проводники австрийские, кои по собственным горам Богемским заплутали. Так что в рассуждении моём вполне он заслужил Святого Георгия 3-й степени, к коему представление я тогда подписал. Словом, как раз при ретираде и обороне из самых надёжных будет командующих.
Тем временем доставлены надёжные сведения о действиях князя Багратиона.
Как и водится у князя Петра, при вторжении неприятельском планировал он ответить ему приступом в Варшавское герцогство через Белосток и Остроленку, где рассчитывал разбить корпуса французские, в отдельности от армии главной стоящие. В случае неудачи он мог бы безопасно отступить в Брест-Литовск на соединение с Тормасовым, с коим вместе добывалось бы у них до 80 тысяч войск.
План смелый, однако ж, с князем Петром в исполнителях имел шанс на успех: не побил бы французов, но потрепал бы изрядно, и наступление главных сил Наполеона непременно задержал бы. Но на этот план, что Барклаю-де-Толли представлен был, он не получил вовсе ответа, что счёл окорбительным, хотя, полагаю, понимать он должен был, что сие царь его план воинственный без внимания оставить высочайше соизволил…
Зато приказано было ему заступить неприятелю дороги, ведущие на Минск и Борисов. Будто бы мог он со своими 40 тысячами 80 тысячам короля Иеронима воспрепятствовать, не говоря уже о корпусе Давуста, в любой момент на голову ему пасть готовом. Что, впрочем, князь Экмюльский и сделал уже. Платову же, отдельным отрядом стоявшему у Гродно, завесу казачью вдоль границы образуя, приказано действовать по направлению к Лиде и Сморгони.
29 июня Багратион выступил из Волковыска на Слоним, чтобы оттуда на Минск направление принять. Платов же из Гродно потянулся к Лиде.
День спустя днями, в Зельве находясь, князь Пётр получил высочайший рескрипт о новом операционном плане. Согласно ему 2-я армия должна была идти на соединение с 1-й через Новогрудок. Сообщают, что оное приказание он ныне исполняет, направляясь туда под прикрытием казаков Платова.
Меж тем, король Иероним с 30 числа стоит в Гродно, подтягивая колонны и налаживая довольствие войск.
1-я Западная армия ведёт ариергардные бои в районе Свенцян. Ничем не примечательны, за исключением того, что в стычках сих появился первый наш Георгиевский кавалер - Польского уланского полка ротмист с фамилиею замечательной: Галиоф (Галиоф 1-й, если точно). Отряжённый к местечку Михалишки для разведки о неприятеле и для связи с Московским драгунским полком, он с эскадроном своим следовал обратно к своему полку в Свенцяны. Увидев, что все дороги заняы уже неприятелем, ротмистр решился проложить силою себе путь и пробился со своим эскадроном через три французские кавалерийские полки. Правда, и потерю при этом понёс немалую: выбыли из строя 1 унтер-офицер и 46 рядовых. Почитай, треть эскадрона положил.
Летучий отряд Платова, по сообщениям, дерётся хорошо. Ежели правда то, что доносят (а знаем мы, каково точности в отчётах у казаков искать, то обменяли они у местечка Вороново 30 убитых и 12 пленных французов на двоих раненых своих.
Возвращаясь к прчинам войны.
Но немало было и личного в этом набухании грозы военной.
С русской стороны многие не только хозяйственно пострадали от Тильзитского мира, сперва лишившись английской торговли из-за вступления в состояние войны с Англиею, а затем пережив падение курса денежного. Но ведь и без того: сам мир, заключённый при сохранённой (несмотря на все усилия бездарного Беннигсена, замечу) армии, полагали похабным. Как так? – рассуждали. Неприятель даже не ступил на землю Российскую, депо рекрутские в состоянии немедленно восполнить убыл в войсках, да и сам узурпатор не осмелился бы пойти на Отечество наше, ибо, на поражения наши невзирая, солдат русский внушил к себе должный трепет! И тут – мир в роли проигравшего?
Откровенно говоря, настроения такие никоим образом, пожалуй, фактические условия мира Тильзитского не отражали. Всё же Россия получила и приращение территориальное — Белостокскую область, - и свободу рук в Финляндии и Бессарабии.Однако ж! Настроения масс подчас совершенным парадоксом оборачиваются, то любому офицеру известно, который хоть ротою когда командовал. Иной раз без причины, кажется, солдаты бегут, хотя и огонь не сильный, и противник не больно грозен. А иной раз наоборот. Как тогда, под Измаилом. Остановились когда солдатики мои, ни туда, ни сюда. Не отступают покуда, но и вперёд не лезут, хоть то для них же наилучший выход, ибо пока стоят, поражаемы они убийственно огнём турецким были. И сам ведь я подумал, что уже не слажу с ними, к графу Александру Васильичу уже за сикурсом послал. А он вместо помощи комендантом Измаила меня назначил. И что оказалось? Несколько слов сих, офицерами до солдат как-тодонесённые, переломили настроение их – взлетели на валы, ровно птицы! А что оказалось, когда после боя уж разговоры пошли и разборы его? А подумали солдатики, что коли сам Суворов уже о коменданте заботится, то крепость уж и взята, почитай. Уже и страшно не так, и опоздавшими быть не хочется…
Словом, давеча я внешние, междержавные причины войны разбирал. А тут ещё общественные настроения не менее роль играют. Не так многие и пострадали от нарушения прямой торговли с Англиею, но ведь то вызвало сильное падение денежного курса. А то уж – множественные купцов разорения и общее хозяйству повреждение. Кому это понравится? А в благодарность за то должны были мы, по велению Бонапартову, с Австриею воевать, не говоря уж об Англии. Не то обидно, что корабли зазря теряли, как в июле 8 года в Балтийском море со "Всеволодом" и лодками 3 канонерскими, либо того ж августа в Лиссабоне, тем паче что Сенявин доброе соглашение залючил, и суда те после войны англичан вернуть обязал. Обидно, что по воле врага природного, к коему уж и привыкли как к врагу, от союзника доброго потери нести приходится. Хотя, отмечу с усмешкою, то ещё добёр "союзник": без всякой нужды экипаж "Всеволода" с канонерками перебили анличане. А что за нужда военная была рыбацкие деревни на Мурмане разорять?
А паки всего войне, думаю, мотивы человеческие правителей поспоспешествовали. Наполеон выговоры делает за нерешительность действий русских в войне с австрийцами (интересно, кстати, насколько те в годину нынешнюю решительны противу нас будут? - покамест, видно, серьёзных действий не ведут). А Александр присоединением Галиции к герцогству Варшавскому недоволен. Оно и государственные заботы – но и противостояние уже человеческое. И как символ такового – отказ выдать за Наполеона великую княжну Анну Павловну. На что тот ответил аннесией герцогства Ольденбургского…
По всему так и выходит, что при вполне выгоде условий мирных, ежели их корригировать в интересах обоюдных, что те самые экономические и политические причины войны исключить могло бы, на человеческом уровне путь иной избран был – давления и неуступчивости. И не по умышленю злому, а потому, что не лежало сердце у обоих владык и народов их к союзу обоюдному.
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. О том раздражении взаимном может сказать хотя бы та реприза ангела нашего послу французскому Коленкуру в 11 году, о коей я уж позже извещён стал: «У меня нет таких генералов, как ваши; я сам не такой полководец и администратор, как Наполеон, но у меня хорошие солдаты, преданный мне народ, и мы скорее умрем с оружием в руках, нежели позволим поступить с нами, как с голландцами и гамбургцами. Но уверяю вас честью, что я не сделаю первого выстрела, я допущу вас перейти Неман и сам его не перейду; будьте уверены, что я не объявлю вам войны, я не хочу войны; мой народ хотя и оскорблен отношениями ко мне вашего императора, но так же, как и я, не желает войны, потому что он знаком с ее опасностями. Но если на него нападут, то он сумеет постоять за себя».
Я, конечно, генерал, а не дипломат, но ничего в этом, кроме как вызова лукавого, но явного, не вижу. Меж тем, на взгляд мой, надо бы, напротив, затягивать было хоть и напряжённый, но мир с Бонапартом, ибо время на нас работало. Год бы ещё, чтобы армию укрепить. Да с турками дело довершить – хоть и не до союза, в коий не верю я, но хоть до устроения вновь армии нашей, установления постов обсервационных, восстановления потерь денежных от войны столь долгой. На Кавказе бы войну с Персиею завершить.
Кардинально положение наше политическое сломать также некому было: один у нас союзник – Швеция, да зато надёжный, покуда маршал Бернадотт так королём новым, ибо с Наполеоном ему никак не по пути ни при каких обстоятельствах.
Зато у Бонапарта как раз на живую нитку всё сшито. Что Австрия, что Пруссия – союзники не надёжные, силою, можно сказать, взятые, как Рогнеда князем Владимиром в жёны. В Испании у него плохо, англичане давят, и война с ними затратна весьма. Само положение хозяйства французского напряжено до крайности, войною живёт – и что с ним будет, когда миллион солдат репарации и рынки новые обеспечивать не станут, а кормить их по-прежнему надобно?
Словом, на нас врмя работало. Понятно, что не в одной фразе стратега нашего царствующего войны сей спусковой крючок искать надобно, и даже вовсе не в ней. Не те времена ныне, когда из-за одной фразы войны начинаются, не рыцари, чай, доблесть свою тешат, а большие интересы держав за всем стоят. Но слова эти ту политику отражают, коя и помудрее могла бы быть, похитрее и поосторожнее. В идеальном случае чтобы даже не самому воевать стать, а других к тому за себя подтолкнуть. Хоть бы у Англии своей поучился, всемилостивейший и кроткий император наш…
Tags: 1812
Subscribe

  • Вот и "Славяне до русских" вышли

    "Славяне до русских" в продаже! С каким удовольствием над ней работал! Много нового удалось открыть, сформулировать, передать…

  • Славяне до русских

    В дальнейшем, однако, — в VI — VII веках — по непонятной причине в пражско-корчакской культуре распространяется курганный обряд…

  • Славяне до русских

    Глава 22. Первая достоверно славянская культура Что представляют собою основные славяноморфные культуры? Все они — –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments