Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

6 июля. Примечательно в оценке важности вчерашнего войск наших соединения совпали мысли наши – отставного генерала, безвозможно на войну сию зрящего, и войсками руководящего военного министра, приказ коего, данный к Первой западной армии июня 24 числа, привожу здесь:
«С неожидаемым и даже наглым впадением неприятеля в границы наши, надеялся он расположенные более, нежели на 800 вёрст силы наши, как недостаточные к обороне столь значительного пространства, разрезать колоннами своими на малые части, и истребив каждую порознь, свершить алчное намерение своё одним, так сказать, приёмом. Сим единственно способом, сколько ни противен он правам народным, удалось уже ему победить разные армии и покорить Державы, обманутые надеждою на всеобщее уважение к сим священнейшим правам.
Но как ни стремительно было подобное предприятие его против армий наших; однако здесь не имело оно желаемого успеха. Все отряды войск искусным и быстрым движением приняли направление своё к общему соединению. Уже нет нам никакого к тому препятствия. Вскоре соберётесь вы, храбрые воины, вместе, и общими силами противопоставите врагу, дерзнувшему нарушить спокойствие наше; и ежели бы он, утомлённый тщетным стремлением на нас и бесчисленными нуждами в сем новом напряжении сил его, решился избегать битвы с нами, мы сами тогда устремимся на поражение его, мы сами, с помощью правосудного Бога, отмстим ему за себя и за всех, от насилий его потерпевших. Шаг к тому уже сделан. Вчера арьергард первой Западной армии, отражая стремление авангарда неприятельского, в три раза сильнейшего, заставил его скрыться и искать спасения в лесах с значительною в людях потерею. Храбрость подвизавшихся там вскоре вознаградится признательностью МОНАРХА. Да будет она примером к общему подражанию, и мы, конечно, восторжествуем».
Тем временем, сообщают, Багратион достиг Мира, откуда думал силой открыть себе вновь путь на Минск, но получил донесение, что от Вилейки и Воложина двигаются огромные силы французов, а также от Новогрудка войска Иеронима угрожают ему с тыла. Он снова меняет направление движения — на Слуцк и Бобруйск, чтобы искать соединения с 1-й армией через Могилёв.
К вчерашнему же – об отступлении.
Известно сталось, что оное Барклай ещё в 1810 году задумал. В те поры он подал императору разработку о том, что в грядущей войне с Наполеоном надо будет отходить от границы в глубь страны, не принимая боя. Не гнушаясь и не стесняясь бесславием. Ибо противостоять ему в прямом бою мы не можем.
Вот тут я бы, невзирая на собственное убеждение, что прямого боя надобно избегать поелику возможно до той поры, когда ты твёрдо уверишься в победе своей, возражу всё же. И с Наполеоном принять прямой бой возможно. Беннигсен в Пруссии расставлял войска как попало, а далее и не руководил ими фактически никак, - а тем не менее даже и под Фридландом, в значимом поражении, солдаты наши выказали столько мужества, что тот же Наполеон с изряднейшею предупредительностью переговоры Тильзитские провёл.
Нет, бой в равных частей численностей, думаю, выиграем мы. Вопрос, как водится, в командовании. Ежели Надёжа наша и далее в Главной квартире пребывать будет, по обыкновению своему не беря командование над армиею в руки свои, но всячески командуя и руки генерала командующего связывая… Тогда зрелище Аустерлица пред глазами всякого восстанет.
А вот далее не согласен я с Барклаем. Он предлагает опустошать страну за собою, пока коммуникационные линии неприятеля не растянутся, а силы его не истощатся в опустошённой стране настолько, что продолжение войны окажется для него невозможным. Скажу, что плох тот генерал, который снабжением войск своих без опоры на неприятельское население не озабочивается. Наполеон, известно, армию свою призывает кормиться за счёт местного ресурса – во всех смыслах. Однако же и то заметить надобно, что николи он без обоза знатного в поход не выступал. Не знаю, верно ли сказывают, что говорил он: «Армия мужественна желудком» или около того. Но вижу, что внимателен он и к графа Александра Васильича заветам, коий скорость продвижения войска со скоростию продвижения обоза равнял. И летали мы, помнится, в полку Суздальском потому, что обозы наши он мало что не вперёд войск отсылал.
Словом, не думаю, что полководец сей изрядный, меру снабжения армии своей возможностями территории завоёванной измеряет. Тем паче не уверен я, что Бонапарт вообще всерьёз на большую кампанию нацеливается. По мнению моему, он как раз выпада нашего на прусскую Польшу ожидал, кою он Герцогством Варшавским ныне назвал. Когда же узнал – а уверен я, что донесли ему из Главной квартиры нашей, а то и из Дво… (а что? националист польский в роли иностранных дел министра, хоть бы и ранее бывший, не даёт о том размышления?) – что не вынашивает Россия планов наступательных, зато войски свои так нелепо расположила, что ни на наступление, ни на оборону не годны они стали, - тут и кинулся император французский в атаку, доколе войск русских расположение менее благоприятным для него не стало.
Вспоминая о первых дней войны моих заметках, надобность вижу противоречия устранить. Не сомневаюсь в том, что войск наших расположение в видах оборонительных лучшим быть не может. Превосходство сил неприятельских сковывает оно тем, что не даёт ему развиваться ни в одну сторону без того, чтобы войски русские на плечах у него повисли. Оно уже и сего дня видно, что не свободен в манёврах своих Бонапарт, что ведётся он за движениями корпусов наших, запаздывая, однако, за ними. Оттого и торжество наше нынешнее, что не дали просочиться корпусам его между наших, а собрали армию, с коею дело ему теперь иметь надобно. А для чего и войск ему хорошо в полтора, а лучше в два раза больше иметь надобно. Вот и получается, что 120 тысяч Барклаевых за собою 240 Наполеоновых устремляют. Да князь Пётр вон как аж два корпуса за слёзками своими увёл – Давуста и Иеронима. И оказалось, что нетути у Бонапарта сил более даже в видах тылы свои обеспечить! Не случайность то, что рейд Дорохова столь славно сделался!
Но и то учесть надобно, что войска наши для обороны тоже худо расставлены были. 800 вёрст по фронту – это ж каким умом обладать надобно было, чтобы 120 тысяч так расставить? Оттого в толк и взять я не могу: мы к движениям наступательным или к оборонительным готовились?
Нет, одно сказать должен: хорош Михайла Богданович! Пусть оно и мне странно – хотя не то слово пишу в видах ангела нашего, не странно то… То есть пусть не из генералов лучший военным министром назначен стал, но Барклай умён более других. Люблю князя Петра – хоть он меня и не любит, - но тот плох был бы на должности сей. Вот тот точно расставил бы армии в видах натиска на Польшу, где его Бонапарт и охватил бы. И тут противоречу сам себе, но вот это не в раз внятное построение войск наших войну нынешнюю, как ни странно, по нашим пока намёткам развиваться заставило.
А потому, что – и тут я противоречие устраняю, - Барклай на всякий случай оборонительную операцию предусмотрел. Напасть на Наполеона в Польше с двух направлений – пожалуй. Но армии расставить лучше так, чтобы и при нападении нежданном все оперативные направления неприятелю заранее перекрыть. Что и удалось.
В видах таких полагать надобно, что Барклай и Пфуля в качестве полезного немца лишь использовал. Дал ему ландкарту, думай, как ворогу пути возможные перекрыть.
Немец, естественно, в Дриссу войски наши завести запланировал – что естественно для европейца, хотя и не понимаю я, как после 7 лет с конфуза Маккова можно рассуждать ещё о победительности пунктов оборонительных!
Но, с донесениями нынешними рассуждаясь, полагать надобно, что и сему плану Пфулеву Барклай место нужное отвёл. Иное дело, что с государем нашим насколько доверен он. Убедить ведь монарха нашего в чём-то, с убеждением его расходящимся, сложно неимоверно. В случаях он и не допускает до себя, как вон тогда меня перед Аустерлицем. Упрекают меня: отчего-де к гофмаршалу обратился, нежели к императору? Смешно: да оттого, что не допустили меня к императору! Ладно, меня: он знает, что я знаю, что он знал – далее все эти забавные французские словесные фокусы, но не в них суть, - суть в смерти… Многоточие тут оставлю.
Словом, утверждают, что Кутузов не исполнил всех действий, что главнокомандующему надлежит, дабы отговорить государя от гибельного плана. А то в рассуждение своё не берут, отчего главнокомандующий – главнокомандующий! – до государя не допущен был! Нет, ну просто: укажите мне место и время, где я мог донести до государя угрозы, мне представлявшиеся, но не сделал это! Я даже демонстративно отстранился от совета военного, где австрияки песни свои пели – даже сон изобразил, полагая, что хоть это внимания государя нашего удостоится. Как же: его собственный главнокомандующий – от его страны! его генерал! – спит на совете, никоим образом в делах его не участвуя! Вызови, спроси – отчего так ведёшь себя, Михайла Ларионович?
Нет!
Ладно, разгневался ужо. Отставлю дело сие до завтра, покуда успокоюсь.
Нет, ну надо же! Ну хоть кто-то поинтересовался бы, отчего я к мало не повару обратился, дабы от позора завтрашнего предостеречь!
Прискакал же ещё на Праценские, …
«Но мы не на Царицыном лугу, где не начинают парада, покуда все не соберутся!», бл… Именно поэтому, бл…! Тут война, щен…!
Вот этого боюсь. Тогда я, не имея сопротивляться указаниям высочайшим, ответственность за оные на автора и переложил. Барклай не столь… Ладно, про себя не буду. Но не полагаю, что сумеет он так же ответственность на царя переложить. Да ведь, если смотреть твёрдо и без амбиций, то и ответственность совсем другая. Тут на за Австрию битва идёт, а за Россию началась! Тут уже без разницы, кто виноват в Аустерлице здешнем будет! Не изолировать ежели царя нашего от принятия приказов по армии, то как бы, ей-Богу, на Камчатке, по умыслу его воевать не пришлось…
Tags: 1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments