Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

17 июля. Передают наверное: Наполеон оставил Вильну. Значит, он решился. Решился идти дальше, не встретив мирного предложения от русского императора. Посчитал: получается, он 19 дней пребывал в ожидании. Или в нерешительности. Конечно, корпуса двигались его, и стычки происходили, но ничего фатального французы не сделали. Не исключаю, что и по велению императора своего. То есть Багратиона в ловушку загнать и окружить – это стремление непременное: ибо что ещё так наверное заставит Петербург решиться на мирные переговоры как не потеря армии своей, в нынешних условиях ключевой. Но князь Пётр оправдал свою славу. Хотя его чаще сравнивают с львом, а в данном случае он петлял, как лисица, но это никоим образом его заслуг не умаляет. В условиях немыслимых он не только покамест уходит благополучно от втрое его сил превышающих, но вызвал знатный кризис в управлении армии Бонапартовой: сам брат императора оную оставил, не снеся укусов Багратионовых и издёвок за то со стороны маршалов императорских. Поглядим: что-то верю я, что и Давуста Багратион обведёт вокруг пальца.
В любом случае Наполеону ничего не стоило отозвать корпуса свои в любой момент, ибо сражения решительного не случилось, в губерниях собственно русских нога врага не ступала, а конфигурация корпусов пока что не давала ему значимого преимущества, кое потерять было бы жаль в видах уничтожения армий наших. Так что при сигнале из Петербурга о мире он, полагаю, готов был состояние военное прекратить.
Но Петербург, оказалось, на то готов не был. И хотя считаю я войну эту не нужной, а главное – преждевременной, всё же тут всецело на той же позиции стою: чтобы крепкий мир с Наполеоном иметь, надобно побить его. Либо, поскольку трудно сие неимоверно, нанесть ему потери неприемлемые, дабы не думал он более на самодеятельность России покушаться.
Вот только как сделать сие? Потерями Наполеона не сломить: хоть и дорожит он солдатом, однако же лишь постольку, поскольку тот важною машиною для войны является. Чем, кстати, выгодно отличается Бонапарт от многих генералов наших, для коих солдат русский просто скотиною бессловесною представляется, массою лишь и стойкостью своею успеха для полководца добивающийся. Но при крайности и Наполеон пред потерями не останавливался никогда. А уж как он армию свою в Египте бросил, то о нём весьма красноречиво рассказывает.
Вот и мыслю я: а что его заставило там армию свою на погибель бросить? Один ответ только: окружение стратегическое, в коем она к тому времени пребывала. Он в силе – и в руках его то было – войско своё в любую сторону направить и даже успеха добиться. Но это не решало основной его тягости: некуда ему армию было уводить без перспективы потери её конечной!
Вот и в России надобно бы ему что-либо подобное учинить. Разбить его войска наши едва ли возмогут, но вот обхитрить и в ловушку загнать…
Вот только некому, зрю я, сделать сие. Князь Пётр хорош, но… наступателен. Наполеон сам его в ловушку завлечёт. Барклай умён и предусмотрителен, но прямолинеен. Он будет отступать до сравнения сил своих с Бонапартовыми, а там даст сражение, столь же прямолинейное, как сам, и проиграет его. Беннигсен? Да, Пултуск и Пройсиш-Эйлау – за ним, и заслуженно красят его как генерала. Однако полководцем в этих сражениях он выступил слабым, опять же – прямолинейным, потому и битвы эти распорядительностью корпусных командиров – тех же Барклая с Багратионом – да стойкостью солдат наших выиграны были. А там Фридланд и вовсе итог подвёл доблестям полководческим Левина-Августа-Теофила…
Войски на поле расставлять, на большее не способен он.
И вот не вижу я генералов иных, способных самого Наполеона окрутить. Честным будучи, как обещался я себе самому, дневник сей начинаючи, скажу, что генерал такой есть. Да только в немилости он царской и в отставке фактически. Да, не льстя себе, могу сказать, что и опыт есть по окручиванию Наполеона самого, а уж маршалов его – любого обману. А всё же холодок в душе шевелится – это ж самого Наполеона обхитрить надобно! Сумею, не сумею, - а пробовать страшновато. Точнее, так: и страшновато, и хочется. Всё же получилось в 5-м годе… И силы его я растянул, и нашего превосходства численного добился, и далее отвёл бы его в Галицию – там и похоронил бы… Правда, здесь Россия, а не чужая земля, но кто ж в том виноват, что Наполеона сюда привели? А всё с Аустерлица этого проклятого началось! Да, не виновен я в поражении том, но… или виновен всё же? Может надо было молокососа-царя послать по-русски там, на Праценских? Что я терял-то? Да поставить корпуса в оборону? Много раз бой я тот разбирал. Смотрел и такой образ действий своих. Предположим, я не Кутузов, а Суворов, предположим, на месте царя Светлейший Потёмкин-Таврический стоит, предположим, что как тогда, у Очакова… А чего добился Суворов? Да ничего. Эпиграмму свою сочинил только лишь…
Так и там, при Аустерлице. Сколь раз я и так, и сяк позиции перекручивал! Вотзадержи я Коловрата, оставь его на высотах. Левый-то фланг всё равно вслед за Давустом, ему то ли подающимся, то ли поддающимся, - уходит и отрывается! Сульт, на высоте меня видя, понизу проходит, стык нащупывает и всё равно в спину Дохтурову и Ланжерону, кои уж в болотах близь Тельница и Сокольница вязнут, вонзается! Бернадот на меня наваливается, Ланн – на Багратиона: сколь ни много нас, а боем мы связаны. И левому флангу нашему всё едино в окружение попадать, ибо всё едино к озеру Сачамскому прорывается и наших к нему приколачивает, как гвоздями к кресту! Всё в диспозиции Вейротеровской дела проигрыш заложен был. Я ж не просто так молчал на совете военном – я ж до того и прямо возражал, и с генералами нашими нарушение правила решительнейшего стратегии военной обсуждал – что нельзя в сражении линейном фронт разрывать! Царю хотел на то, как на курьёз указать: князя Петра на фланге правом забыли!
И что? Не допустили меня к царю. Он, вишь, советникам да стратегам австрийским доверяет, и план сражения менять не будет. Даже до Аракчеева не допустили! А что мне брат царёв Константин в лицо крикнул, когда я его об опасности построения австрийского? «Вы говорите вздор!» Будто я лакей его!
Да и то сказать: кто такой для них – русский командующий? Ему император собственный всего десять тысяч подъёмных да издевательских сто рублей в месяц столовых положил! Камердинеру больше платят! Уже о том не вспоминая, что в условиях схожих – на поход Итальянский - Суворову император столовых тысячу в месяц назначил, а подъёмных и вовсе 30 тысячей! И не в том дело, что Суворов Кутузову не чета – это само собою! Только ведь и не миловл Павел Петрович его куда как больше, чем наш ангел – меня; сей хотя и наружно, но хоть в ссылку не отправлял. Получается, к полководцу своему император Павел был щедрее, чем его милый сынок... А в естестве ежели глянуть – так и не к полководцу, а к державе своей. Ибо в вйоанх таких полководец царский – армии твоей лицо, а значит, страны своей и тебя самого. А ты перед австрияками битыми его на нищету обрекаешь… Курьёз, но токмо собственную твоию армию унижающий!
Курьёз и то: план сражения с главнокомандующим заранее обсуждался! А ведь тоже – армии русской поношение! Не считаешь годным полководца своего: смести, в отставку отправь, замени хотя и на Вейротера, тобою столь высокочтимого! Нет, вы тут командуете, Михайла Ларионович! Вот только командовать вы тут не смеете!
Тут уж я понял всё. Славу победы завтрашней мне отдавать не хотели – ни австрияки, ни наши иностранцы придворные. Во главе с главным из них – царём русским…
Ну, хотите победы – вольно вам! Добивайтесь. Я уж мешаться ни во что не буду. Но только вот и поражение ваше на себя не возьму. Демонстративно спать буду на совете военном – может это проймёт их? Нет! Завтра австрияки, Бонапартом многажды битые, во главе с Вейротером репоголовым, Наполеона победят! Подумаешь, генерал русских от него с 200 тысячами со своими 50 ушёл, да так, что не токмо из окружения спас, самими австрияками ему же вдругорядь угтовленного столицы своей сдачею без боя, а и Наполеона с 70 тысячами всего оставил! У нас же теперь не русские лапотники-варвары, у нас теперь цвет воинства европейского в армии нашей общей – непобедимые беломундирники австрийские! Вынесем Буонапартия!
Вот и вынесли. А я, простите, - да, я чист останусь! Раз уж я всё равно вздор говорю – так я и промолчу… Разве что наутро не забыл ещё раз засвидетельствовать исправному немцу генералу Бергу 1-му, что ныне у Витгенштейна в восках направление Петербургское прикрывает: «Хорошенькое дело — я должен командовать боем, которого, видит бог, не хотел предпринимать». Не зря сказал: действительно исправный немец оказался Григорий Максимыч, не поосторожничал слова сии далее передать.
А кто из генералов, со мною вместе плечьми на план Вейротеровский пожимавшими, признался позднее в том? Ни единого! Молчал Кутузов, ни с кем не говорил! Тогда и я спросить у всех в праве полном: ладно, я спал на совете том. А вы-то где были? Отчего вы молчали?
Да, в общем, горько об том вспоминать. По разумению трезвому по времени тому уж всё равно было – оставлять или нет высоты Праценские. Разве что поболе французов мы на них положили б – но без левого фланга, уже потерянного наверное, поля бы мы не удержали. Той катастрофы, возможно, не случилось бы – отошли бы Коловрат с князем Петром в порядке относительном. Но зато левый фланг наш полностью бы лёг. Так что и под сим решением не хотелось бы мне подписываться. Что ж, хитрый, но недалёкий ангел наш и тут сам голову в нужник сей погрузил: «Отчего не велите войскам вперёд двигаться, Михайла Ларионович?» Добился лишь от него не увиливания гражданского, а прямого приказа, как в армии оно положено, - и пожалуйте на настоящую войну, Ваше Величество! Это вам не Гатчина, где можно батальон назад вернуть, дабы он заново прошёл перед вами, ещё выше ноги вскидывая…
Неужто и теперь всё то повторится? Неужто не возмогут его генералы дельные из армии убрать?
Отвлёкся сызнова.
Таким образом, ныне, 17 июля, Наполеон приказал войскам перейти в наступление. Значит ли это, что он узрел выход армии нашей из Дриссы и разочаровался в плане своём под видом спокойствия полного и сидения в Вильне тихо приблизить корпуса свои и окружить Барклая; либо же наступление сие общим его замыслом диктуется, - того сказать не берусь. Но ежели же тут второй вариант окажется, то значит сие, что Бог нам попустительствует: за день до катастрофы, получается, 1-я армия из западни своей добровольной выскочила!
Но тут новую опасность, из-за остановки сил наших в Дриссе Наполеон нам создаёт: оставив на левом фланге большой армии Макдональда и Удинота, центральные силы свои направил он на Витебск. Цель ясна: завернуть армию Барклая всё ж таки на север, преградив марш её на Полоцк и далее Оршу, куда и армия генерала Багратиона через Могилёв выйти шанс имеет. Либо… в Смоленск.
Впрочем, не надобно и быстроумием Бонапартовым обладать, чтобы узреть: ретирадою своею в Дрисский лагерь армия наша и без того Полоцк без прикрытия оставила. И ежели не успеет теперь Барклай, то и в Витебске французы его уже ожидать будут. Нет, и этот стратег хотел Наполеона у Аустерлица победить! – поставил одну армию в положение, где она ничего не защищает кроме самоея себя, открыл оперативное направление на Москву, подарил неприятелю армию Багратионову, ибо выставив заслон, хотя бы и значащий, против 1-й армии, может Наполеон со всеми силами на князя Петра навалиться. Ну внятно же это любому генералу, даже и глупому! Кадетам моим из Шляхетского корпуса то внятно бы было!
Ох, надобно прекращать письмо сие, что-то сильно волнение моё, и голова болеть начинает. Ночью, поди, опять не спать. Только ляжешь, а думы не улегаются, всё будто движения корпусов наших и вражеских пред взором мысленным крутятся. Ну так же просто всё, поручику штабному карту покажи – и он всё то заметит, что царь с советниками своими иностранными не замечает!
Впрочем, и стычки пока незначащие: Макдональда корпуса авангард выдавил наших на 3 версты к гор. Бауску; возле Пинска столь же мелкое дело против двух эскадронов, да некий поручик Изюмского гусарского полка от французского пехотного отряда будто бы 13 пленных выхватил.
Нет, верить буду, что Барклай не опоздает и выернется, хотя и мимо Полоцка обойдя…
Tags: 1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments