Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

28 июля. Изнова изменю порядку журнала сего. Ибо событие значащее произошло: дворянство московское командующим ополчения своего призвало меня!
Пощёчина ангелу нашему: не даёшь ты генералу боевому, османов и прочих победителю, армии нашей – так мы ему хотя и ополчение дадим!
Но по порядку.
Когда 24 июля в полночь император въехал в Москву, приезд его вызвал неописуемое воодушевление. Рассказывает один:
«Я был поражен тем впечатлением, которое произвело чтение манифеста. Сначала обнаружился гнев; но когда Шишков дошел до того места, где говорится, что враг идёт с лестью на устах, но с цепями в руке — тогда негодование прорвалось наружу и достигло своего апогея: присутствующие ударяли себя по голове, рвали на себе волосы, ломали руки, видно было, как слёзы ярости текли по этим лицам, напоминающим лица древних. Я видел человека, скрежетавшего зубами. За шумом не слышно было, что говорили эти люди, но то были угрозы, крики ярости, стоны. Это было единственное, в своём роде, зрелище, потому что русский человек выражал свои чувства свободно и, забывая, что он раб, приходил в негодование, когда ему угрожали цепями, которые готовил чужеземец, и предпочитал смерть позору быть побеждённым».
Ещё более воодушевления вызвал призыв к формированию ополчения: дворянство Московской губернии определило выставить 80 тысяч ополченцев! Купечество и другие сословия делали огромные денежные пожертвования.
Люди таковые, известно, надёжность приложению капитала своего требуют; потому так лестно мне, что выбор их на меня пал, когда ныне московские дворяне вновь собрались, теперь для избрания командующего ополчением. Из 490 депутатов за меня проголосовали 243. Вторым был Ростопчин, генерал-губернатор – 225. Далее шёл старик Гудович — 198. Остальные с заметным отставанием: Морков — 58, Татищев — 37 и так далее.
Вот ведь как, оказывается! Понятен бы Петербург был мне: здесь я нахожусь, здесь я с людьми говорю, здесь моё мнение и суждения мои значат нечто. А Москва? Там ничего, там даже и был я… Давно, давно там был я. Но вот: помнят заслуги мои! Не интригами, не подкупом, ни даже присутствием своим купил я голоса дворянства Московского – а максимум голосов собрал Голенищев-Кутузов!
Привожу достопамятный документ сей!
«1812 г. июля 16 дня московское благородное дворянство обще с губернскими и уездными предводителями, прибыв в дом благородного собрания, во исполнение высочайшего его императорского величества манифеста, занималось избранием из своего сословия по одобрительным голосам в главнокомандующие Московской военной силы, и старшинство голосов вышло генералу от инфантерии и кавалеру графу Михаилу Ларионовичу Голенищеву-Кутузову — 243, генералу от инфантерии и кавалеру графу Федору Васильевичу Ростопчину — 225, генерал-фельдмаршалу и кавалеру графу Ивану Васильевичу Гудовичу — 198, с четырьмя им кандидатами, чем присутствие кончилось. Определили: означив в списке против каждого имени число одобрительных голосов, предоставить препроводить губернскому предводителю к его сиятельству господину московскому военному губернатору графу Федору Васильевичу Ростопчину при рапорте список Московской губернии благородного дворянства о избранных в главнокомандующие Московской военной силы июля 16 дня: генералу от инфантерии и кавалеру графу Михаилу Ларионовичу Голенищеву-Кутузову — 243, генералу от инфантерии и кавалеру графу Федору Васильевичу Ростопчину — 225, генерал-фельдмаршалу и кавалеру графу Ивану Васильевичу Гудовичу — 198, графу Ираклию Ивановичу Маркову — 58, графу Николаю Алексеевичу Татищеву — 37, генералу от кавалерии и кавалеру Степану Степановичу Апраксину— 17, графу Петру Александровичу Толстову — 19.
Подписали: губернский предводитель
генерал-майор и кавалер Арсеньев,
предводитель граф Толстой,
предводитель Васильчиков,
предводитель Остафьев.».
Подчеркну паки: голосовавшие дворяне не могли не знать, что император меня не любит, но на их решение это не повлияло. Получается, что столбовой дворянин Михайла Голеницев-Кутузов выше в их глазах сего ангела мнения!
Далее опишу, что сказывают про собрание сие.
Там был немедленно составлен комитет по организации московского ополчения, состоявший из Аракчеева, Балашова и Шишкова. Иными словами, государственного уровня дело обозначили. Председательствовал же в нём генерал-губернатор Фёдор Васильевич Ростопчин. Человек не без способностей, но, на мой вкус, чрезмерно хватающий русофильством и тем барством, кое, всем пресытившись, в народничество уже упадает. При том, что – ежели, скажем, нас сравнить – знаю я: он с крестьянина своего втрое сбирает, нежели я. Потому беден я, не желая последнее исподнее с мужика своего стребовать, дыба он барщину избыл; потому и барщина моя посильная ему. Согласен, потакаю я, как в том, экономы некие меня убеждают: без того, чтобы непосильную работу делать, мужик и посильной пренебрегать начинает. А далее прежняя посильная ему уж непосильною представляется, и на том много хозяйств помещичьих в непорядок пришло – крестьяне разбаловались до того, что самая малая барщина уже к противлению их приводила; а в повиновение приводить мужиков – себе дороже. Солдаты имущество крестьян разорят; заводчиков на каторгу отправят; а останные больше вредить будут, нежели работать.
Вот так и получается у нас в России, от Европы просвещённой в отличие: барин и мужик в единениии некоем парадоксальном пребывают – барин мужика за шкирку держит, так ведь мужик-то барина – аж за горло!
Оттоль и чудно мне: я, генерал, немало крови солдат своих проливший, жалею каждого из них; а оттого жалею и крестьянина своего, в Горошках тех же, имении моём. А иной - вот как сей фрукт партикулярный, коего государыня «сумасшедшим Федькою» называла и коий генералом от инфантерии стал, ничем больше батальона не командовав, да и тот лишь протекциею странного покровителя своего, князя Виктора-Амедея Ангальт-Бернберг-Шаумбургского получивши, - имение своё не до пота, а до самой крови выжимает, не готов жалеть никого же…
Но скажу о том, как придумано организование ополчения сего, раз уж командиром оного избрали меня.
Московская военная сила должна представлена быть конными и пешими полками - казацкими и егерскими. Изведывал я, что за казаки такие быть должны. Подразумевают, что коли из партикулярных лиц регулярную кавалерию создать если и удастся, то чрез время изрядное, то пускай они, на коня едва не охлюпкою севшие, иррегулярной конницею значатся. Сиречь, казаками. Ба, представить могу, как настоящие казаки с подобными встретятся…
Назначена особая форма одежды: русские серые кафтаны длиной до колена, длинные шаровары, рубашки с косым воротом, шейный платок, кушак, фуражка и смазные сапоги. Зимой под кафтан назначено надевать овчинный полушубок.
Сие понятно: сбережения ради, ибо одежда воинская дорога, да и, по мнению моему, во многом излишествами отягощена. Тут я полностью с графом Александр Васильичем: помене солдату побрякушек всяких да узорочья надо. Чтобы тепло было, да в грязи любой удобно – и весь мундир быть должен! Султаны к чему ему? Фалды? Гамаши – тож. Штаны простые, рейтузы у конников, чапчиры; сверху рубашка суконная просторная, да зимою шинель и полушубок, да фуражка на голове – довольно того. Зимою – шапку мехову, как у казаков, да башлык.
А что это я? Я ж ведь теперь командиром ополченцев избран! Коли утвердит государь – тут и настою на форме, условиям нашим подходящей. Согласен, что честь воинскую чернить нельзя мундиром некрасивым, - ан через ополчение, даст Бог, и введу, для полевых хотя бы нужд, одежду воинскую, более для сражений подходящую. Удалось же мне с егерями моими Бугскими когда-то на обмундирование новое, для них более полезное, указать!
Правда, то государыня великая была, да и при ней Светлейший...
Решением общим было предложено выставить одного ратника с десяти душ, обеспеченного продовольствием на три месяца. Граф Дмитриев-Мамонов и граф Салтыков выступили с решением своим сформировать два казачьих полка за свой счёт и из своих крестьян. Взял бы усмехнуться – всё об том же, какие казаки из крестьян, - но не удаётся: слеза искренняя на глаза наворачивается. Пусть и никакие войски из крестьян тех будут – но каковы люди! Тож и помещик Демидов и князь Гагарин взялись за собственные средства свои сформировать егерский и пехотный полки. Словом, результаты собрания превзошли ожидания: дворяне были готовы выставить 32 тысячи ополченцев, а купцы собрали 2 400 000 рублей.
Теперь о делах военных.
Сказывают, наутро сего дня французы были поражены исчезновением русской армии и два дня искали её по дороге в Петербург. Наполеон предполагал, что Барклай отступил к Петербургу, в направлении на Сураж, и двинул для преследования Мюрата, вице-короля Евгения и гвардию; только Ней отправился по Рудненской дороге, на Смоленск. В вечер Мюрат был у Гапоновой. Но сведений о русских не было.
Что же до Тормасова, то не нахожу иного, как привести донесение его собственноручное государю, известное, конечно, ставшее и в свете.
«ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ Генерал от Кавалерии Тормасов, от 16 Июля 1812 года, из города Кобрина доносит:
Имею щастие всеподданнейше поздравить ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, с совершенным разбитием, и забранием в плен, сего Июля 15 числа, всего отряда Саксонских войск, занимавших город Кобрин, и с большим упорством девять часов оборонявших оный. Трофеи сей победы суть: четыре знамя, восемь пушек, и большое число разного оружия; в плен взяты: командовавший отрядом Генерал-Майор Клингель, Полковников 3, Штаб-Офицеров 6, Офицеров 57, унтер-офицеров и рядовых 2.234, убитых на месте более тысячи человек; потеря же с нашей стороны не весьма значительна.
Саксонский корпус под начальством Французского Фельдмаршала Ренье[3] следует из Слонима на перемену Австрийского корпуса здесь бывшего; Князь же Шварценберг пошел через Слуцк к Минску.
Повергая к стопам ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА четыре неприятельские знамя, с Адъютантом моим Гвардии Порутчиком Бибиковым, вслед за сим буду иметь щастие представить подробное донесение о сем щастливом поражении и о дальнейших движениях войск, Всемилостивейше мне вверенных».
Граф Reynier, впрочем, не фельдмаршал, и генерал лишь дивизионный, но подвига Тормасова то не умаляет: генералов в плен не получали ещё мы!
Tags: 1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments