Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

4 августа. Соединение 1-й и 2-й Западных армий под Смоленском положение наше улучшило и ухудшило одновременно. Улучшило тем, что обе вместе они представляют собою уже твёрдый орешек для Наполеона. Разгрызть его он, скажем, и возможет: сил у него более, чем у нас, и сегодня; однако же лёгкою задача сия никак не будет. А ежели командование русское ещё и действовать умно будет, то Бонапарт войну в кампанию нынешнюю не завершит. А зима в России для него, по мысли моей, гибельною станется: во всех случаях будут войски его сидеть на ограниченной и разорённой территории, хотя бы даже и взял он Смоленск.
Армия Наполеона уже сильно разбросана — явственно для облегчения ея довольствия, которое трудно весьма по пленных их показаниям. Простирается она по фронту от Суража до Могилёва, что означает 200 вёрст почти. Растянута она и в глубину: Наполеон с гвардией и одной дивизией 1-го корпуса — в Витебске, две другие дивизии 1-го корпуса — в Половичах; вице-король на левом фланге в Сураже; Ней с 3-м корпусом — в Лиозне; Мюрат с 1, 2-м и 3-м кавалерийскими корпусами в Рудне; Жюно с 8-м корпусом — в Орше; Даву с остальной частью своего корпуса на — Днепре, у Росасны; 5-й корпус Понятовского — в Могилёве. Это не говоря уже о фланговых корпусах на Петербургском направлении и супротив Тормасова.
Мы же между тем усиливаться будем; особливо я фланги бы усиливал, кои нападениями своими концентрическими затрудняли бы снабжение армии французской, необходимо к всего нескольким дорогам привязанной.
Впрочем, есть и то, что ухудшило положение наше: несмотря на формальное принятие Багратионом подчинённого положения своего военному министру, ведёт он себя, по сообщениям, едва ли не презрительно по отношению к нему; в письмах же прямо бранит его, причём в выражениях подчас не сдержан весьма. Да и других генералов отношение к Барклаю холодно; того более: пишут, что сам так заведует войском и и так себя ведёт, что возбудил к себе всеобщую ненависть. И по служебной части недовольны генералы многие: поставлен он выше не токмо Багратиона, коего младше по службе, хотя равны они в смыслах даты производства в чин нынешний, но и гораздого числа иных генералов.
Посмотрел я тут по бумагам, кто Барклая выше. Два фельдмаршала - граф Салтыков Николай Иванович и граф Гудович Иван Васильевич. Их, правда, в расчёт брать не можно: первый – председатель Государственного совета, второй же в отпуску по болезни. Но и генералов 22 выше главнокомандующего нашего. Тоже при должностях многие – как-то главнокомандующий в Санкт-Петербурге Вязмитинов Сергей Козмич, - но немало и тех, кто при армии без должности состоит. К примеру, Кнорринг Богдан Федорович или барон Спренгпортен. Соглашусь с тем, что не все из них командовать армиями хорошо смогут, а уж на уровне Барклаевого мышления стратегического и вовсе никто. Хотя Беннигсен не без способностей, однако черезчур высокомерием хватает своим и интриганством, по сравнению с которым моё, в коем меня обвиняют, и вовсе игрою мальчишескою встанет. Однако ж то положения не меняет: много старших Барклая генералов весьма недовольны порядком сим новым, отменившим старшинство по службе и всякое подчинение между генералами. Холодность же Барклая, неумение и нежелание убеждать в правильности действий своих, вносят дополнительное раздражение в отношения. Что приводит армию в недовольство и, следственно, в расстройство.
Не свои тут соображения одни лишь привожу: частью надиктованы они разговорами, которые тут у нас некие люди ведут, искоса на меня поглядывая – фигурально говоря, конечно. Давеча весьма приходилось смущение изображать, когда граф Г. прямо намекнул мне, что средь генералов дельных один я и по старшинству и по заслугам своим достоин командование главное над армиями принять. Что ж, так и есть оно: надо мною лишь князь Платон Зубов, шеф Кадетских корпусов, князь Григорий Волконский, но тот в Оренбурге военным губернатором, граф Воронцов Семён – тот послом в Лондоне англофильствует. Далее только Розенберг Андрей Григорьевич, да граф Николай Татищев – этот в отпуску по болезни. А воевавших хотя и с моё нет никого среди них, не говоря уже о заслугах моих неоспоримых военных. И то сказать: не про меня ли будь бронзой латинскою сформулировано: veni – vidi – vici? Шесть лет генералы все возможные с турками бились; призвали Кутузова – и тот немедленно армию их в болоте слободзейском прикончил и мир полезнейший подписал!
Впрочем, нескромным быть не хочу. Однако ж думаю ведь постоянно, что я бы сделал, командующим единым быв. И не нахожу в соображениях своих изъянов больших; а по журналу видно сему, сколь точен в расчётах своих бываю и предвидениях.
Вот и тут, в частности, беспокоят меня активные требования генералов наших в наступление переходить. То, что в Петербурге от партикулярных лиц слышу – ладно сие, но на то они и партикулярные. А чего князь Пётр хочет, требуя на Рудню идти? Да, пожалуй, что можно три корпуса Мюратовых здесь разбить – а ну-ка Наполеон из Витебска выйдет, да армии наши с севера охватит? А ну-ка Даву от Орши к Смоленску бросится? И не говоря уже о Нея корпусе, что в 20 всего вёрстах за Мюратом стоит и боем тяжёлым войски наши связать может. Кто тогда Смоленск оборонит, тылы наши?
Словом, опасаюсь я обхождения французского в случае наступления нашего. Но сможет ли Барклай, то же самое, думаю, понимающий, устоять перед давлением собственной же армии, наступления жаждущей?
В делах же армейских ничего существенного не происходит. Стычки и поиски лёгкие, несколько пленных.
Здесь у меня тоже работа текущая.
Отмечу разве что, что немало помещиков в Петербург съехало из имений своих; для того что крестьян их в рекруты да ополчение забирают. Мужики-то сами, говорят, не ропщут, напротив, готовы на врага идти; а вот бабы их вопят и воют страшно; от зрелища сего душераздирающего бегут дворяне. Но признать надобно, тоже средь них не ропщет никто, что столь частым по людям их призыв рекрутский проходится.
Ах, времена наши! Тяжёлые… но и величие России сулящие, коли побьём Бонапарта…
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments