Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

6 августа. При армиях ничего решительного. Разве отметить малое дело при Рижском корпусе генерал-лейтенанта Эссена 1-го, коего отряд под командою генерал-лейтенанта Левиза атаковал местечко Шлок и вытеснил из него левый фланг пруссаков. Дело пустяшно, но для духа народного и столь малая победа хороша, покуда из Смоленска невнятные известия приходят.
Там же, по слухам, сильно спорят главнокомандущие наши. Спор идёт о наступлении желательном на француза: корпуса их стоят разобщены на расстояния переходов друг от друга; так что можно себя надеждою льстить разбить Мюрата в Рудне, покуда к нему Ней не добежит. Однако ж писал я уже, что пользы в движении сём никакой я не вижу. Даже побили Мюрата, даже убили у него тысяч пять, да в плен столько ж взяли; что с того? Мюрат отошёл к Нею, перегруппировались они, упёрлись в позицию какую: а остальные в это время корпуса французские что делать будут? Не по хвосту ли нашему ударят – тем паче, что Наполеон мастер манёвров таковых? И то, чего на границе не добился он, получит возле Орши – окружение всех сил наших!
Понимаю нежелание Барклаево действовать столь глупо – но и противиться даже и глупому движения генералитета своего не по силам ему. И так уже об измене шепчут его – что же скажет он, когда обвинения таковые же криком подымутся, откажись он от наступления? А гворить Барклай не умеет; убедительны слова его для умного человека, но всех прочих убеждать он не умеет.
Из дел других приведу одно, в авангарде генерала графа Ламберта между местечком Малеч и городом Пружаны Гродненской губернии произошедшее. Не потому что важно оно в войне нынешней, а для показа того, как умелым манёвром можно важного результата стратегического достигнуть. В данному случае, генерал Тормасов, выдвинув отряд лишь один, добился того, что два корпуса французских - саксонский генерала Ренье и австрийский генерала Шварценберга – не смогли, как намеревались, выступить для действий в тыл 2-й Западной армии генерала князя Багратиона, а принуждены были гоняться за Тормасовым между Слонимом и Пружанами.
Прелюбопытные французские признания передают – вероятно, от пленных полученные. Вот, например:
«Почти во всех местах, куда мы приходили, съестные припа¬сы были вывезены или сожжены русскими, деревни были пусты, жителей не было: они убежали, унося с собой свою провизию, в большие окрестные леса. На нашем пути мы не встретили ничего, кроме жалких и безлюдных деревень, дома которых были скорее несчастными избами. Скот, обозы со съестными и боевыми припасами, предназначенными для нас, были по большей части захвачены и уничтожены каза¬ками, которые проскальзывали мимо наших флангов. К тому же длинные переходы, которые приходилось совершать, что¬бы преследовать и настигнуть неприятеля, частый дождь и рыхлая почва полей, а временами страшная жара, быстро меняющаяся погода, недоброкачественная пища или же пол¬ное отсутствие ее, а также и других необходимых предме¬тов — одним словом, голод и усталость истощали солдат и вызывали болезни. Уже армия понесла значительные потери. Госпитали, или, вернее, места, предназначенные для при¬ема раненых и больных, были от нас слишком далеко, и обозы с этими несчастными чаще всего попадали в руки русских…»
Чудесно сие, просто чудесно!
Я же на посту своём малом продолжаю собирать войска, в Санкт-Петербурге и подле находящиеся. Затребовал у 2-го кадетского корпуса директора ген.-лейтенанта Клейнмихеля сведения о тех войсках, кои находятся в его команде. В ведении его некоторые учебные части находятся, о кроме того, с апреля ещё формирует он по поручению высочайшему 12 новых полков – так посмотреть надобно, что удалось из сего.
Через графа Салтыкова испросил 200 человек матросов, могущих обслуживать артиллерию – в интересах укрепления прислуги крепости Нарвы крепостной артиллерии и той, которая по распоряжению моему перевозится с устья реки Нарвы в крепость, вся на морских лафетах.
А боле пока и сказать нечего. Для размышлений же общих поздно уже, да и устал за сей день. Много ездил, и за заставы. Завтра день тоже тяжкий быть обещается – сводки составлять, да две крупных из них; бумаги писать да на заседание в три часа пополудни. Каки успею, не ведаю – а ведь ничего не отложишь на потом. Ох, доля моя! – да ведь сам и хотел…
Tags: 1812
Subscribe

  • О трактовке событий вокруг смерти князя Игоря

    А вот скажите мне кто-нибудь добренький, как, по вашему мнению могут быть совмещены следующие события и даты в непротиворечивый ход событий с…

  • Русские - повелители славян

    Интересные аллюзии к скандинавской мифологии предлагает внимательному читателю одна из самых известных русских былин – «Добрыня и змей». Конечно, в…

  • Русские - повелители славян

    Ещё на одно очень важное былинное свидетельство синтеза русов со славянами и прочими нативными элементами в ходе развития от догосударственных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments