Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

16 августа. ЗАМЕТКА НА ПОЛЯХ. Тут надобно отметить, чтобы позже перепутать. В теи дни события ускорились в Петербурге. Одновременно важные дела происходили при армиях. О последних я узнавал, конечно же, позже, хотя от того система моя получения сведений из армий наших не страдала. Однако тут я применяю тот же принцип, что и прежде: события, случившиеся в день оный, но до меня дошедшие позднее, я, хотя и отмечавши их позже в заметках сих, далее прикладывал листы те к дням, в кои события те имели место.
В день же сей состоялось событие знаменательное: достославная весьм, зрабрая и умела оборона Смоленска корпусом Раевского и войсками, при нём находившимися.
Перечислю войски сии геройские.
7-й пехотный корпус: 12-я пехотная дивизия (командовал ей временно шеф 41-го егерского полка генерал-майор Палицын) – Нарвский, Смоленский, Алексопольский, Новоингерманландский пехотные, 6-й и 41-й егерские полки; 12-я артиллерийская бригада – батарейная № 12, легкие № 22 и № 23 роты; 26-я пехотная дивизия (генерал-майора Паскевича) – Ладожский, Полтавский, Нижегородский, Орловский пехотные, 5-й и 42-й егерские полки; 26-я артиллерийская бригада – батарейная № 26, легкие № 47 и № 48 роты.
Не причисленная ни к одному корпусу 27-я пехотная дивизия (генерал-майора Неверовского) – Виленский, Симбирский, Одесский, Тарнопольский пехотные, 49-й и 50-й егерские полки.
Отдельный кавалерийский отряд под начальством командира 4-го кавалерийского корпуса генерал-майора графа Сиверса 1-го – Новороссийский, Харьковский драгунские, Литовский уланский полки, два орудия конной № 10 роты (подполковника Семанжа) 3-й резервной артиллерийской бригады под командой поручика Свечина; два орудия конной № 1 роты (войскового старшины Петра Тацына) Донской артиллерии под командой хорунжего Калашникова.
Отдельный казачий отряд полковника Сысоева 3-го – Донские казачьи полки полковника Быхалова 1-го, войскового старшины Грекова 21-го, войскового старшины Коммиссарова 1-го, Симферопольский конно-татарский полк (командир – подполковник князь Кирилл Балатуков 1-й).
Отдельный казачий отряд генерал-майора графа Орлова- Денисова – лейб-гвардии Казачий полк и гвардейская Черноморская сотня.
Не состоявшие в дивизиях и в отрядах: Смоленский внутренний гарнизонный батальон, конная сотня Смоленского ополчения под командой поручика этого ополчения Лесли, конвойная команда 3-го Бугского казачьего полка под начальством сотника Белоградина (состояла при дежурстве, т. е. при штабе 7-го пехотного корпуса), команда хлебопеков (7 обер-офицеров и 300 нижних чинов) 1-й Западной армии под начальством майора Белозерского пехотного полка Самсонова 1-го.
Судя по всему, Наполеон был убеждён, что Смоленск обороняет только дивизия Неверовского и что остальные наши войска ещё далеко, а потому отдал Нею приказ начинать не очень подготовленное наступление на город.
Однако в ночь на день сей Раевский с 15 тысячами занял предместья Смоленска, ибо за стенами обороняться было неудобно ему. Стены сии изрядны весьма – до 9 сажён в высоту и толщиной с 2 сажени, однако сии не имели необходимых сооружений фортификационных, равномерно как и бастионы, впрочем, полуразрушенные. Пушки устновить было положительно негде.
В 8 пополуночи со стороны Красного заметились 3 колонны французов. Они с ходу бросились на штурм, ожидая, видимо, слабого сопротивления одного лишь Неверовского. Однако, не овладевши даже Краснинским, Мстиславльским и Рославльским предместьями или «форштадтом» города Смоленска, они оказались связаны кавалерийским боем в открытом поле впереди этих предместий. Кавалерийский бой начался аванпостными стычками, перешёл вскоре в схватки с французскими стрелками и фланкерами и затем выразился обоюдными кавалерийскими атаками. Этот бой отличался продолжительностью и упорством.
Затем конница наша отошла за ряды пехоты и далее французы натолкнулись на слаженный огонь наш и действия войск наших, коими и были отбиты с большим своим уроном. Три сильные пехотные колонны неприятеля: одна из них шла на Королевский бастион, другая правее — на кладбище, третья — левее, вдоль Днепра, на Красненское предместье. Наши 70 орудий открыли огонь. Французы шли в атаку, неся огромные потери от наших ядер и картечи, дошли до рва и уже поднялись было на гласис. Но тут Орловский полк своим огнем удержал противника и заставил его скрыться в овраге. Неоднократные попытки французов возобновить удар были отбиваемы, как и первая.
Сказывают, некие ухари наши артиллеристы наладились стрелять не прямо перед собою, а несколько вбок, из-за чего ядром одним клали целые ряды неприятелей, а картечью выбивали едва не роты одним выстрелом. Преувеличивают, конечно, но метода полезна сия. Хотя и того исключить нельзя, что придумал всё некий поручик артиллерийский; однако ж признать и дозволить приём новый, воинским артикулом не предусмотренный, - сие беспременно заслуга командира его. Надобно приглядеться будет к Паскевичу: он, видно, далеко пойдёт по разумности его, в дни сии проявленной столь очевидно.
После того как боевой пыл врага увял под картечами нашими, Паскевич приказал Орловскому полку ударить в штыки; вместе с ним пошли в атаку Ладожский и Нижегородский полки; неприятель был выбит из рва и отброшен далеко назад.
Затем была произведена неприятелем новая атака, но слабая – скорее, демонстрация: французы дошли до гребня оврага, но не двигались дальше, ограничиваясь одной перестрелкой. На Никольское предместье атаки не было.
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Приведу здесь рапорт самого командующего всем отрядом, генерала Раевского, зане документ это значительный.
«Второго числа истекшего августа следовал я со вверенным мне корпусом по правую сторону Днепра от Смоленска по дороге к Рудне за 2-ю армией, как получил повеление от главнокомандующего оною армиею остановиться на том месте, где приказание его меня застанет, что случилось в 10 верстах от Смоленска, по той причине, что получено было известие от генерал-майора Неверовского, находящегося в городе Красном, расстоянием от Смоленска в 45 верстах на левом берегу реки Днепра, что неприятель в превосходных силах на него наступает. В самую полночь получил я второе повеление от его сиятельства князя Багратиона, чтобы следовать обратно чрез Смоленск до почты Корытно, находящейся на половине дороги к Красному, для сикурсирования генерал-майора Неверовского, к исполнению чего я немедленно приступил, но, подходя к Смоленску в пять часов утра, узнал, что генерал-майор Неверовский, потерпев большую потерю, в расстройке отретировался и находится в семи верстах от Смоленска и что неприятель, переправясь со всеми своими силами, следует к Смоленску. 1-я и 2-я армии тогда находились около 40 верст от оного, все парки и транспорты – на Московской дороге по близости Смоленска. Я рассудил, что ежели неприятель успеет занять Смоленск и перейти в нем на правый берег реки Днепра, то отрежет обеим армиям продовольствие и сообщение с городом Москвою, удержать же мне переправу весьма было ненадежно, потому что не имел 10 000 человек под ружьем, почему и решился, хотя и поставлял себя сам в отчаянное положение, переправиться через Днепр и удерживать неприятеля под стенами города. Едва успел я осмотреть положение места и придвинуть к себе остатки отряда Неверовского, как уже неприятель начал показываться в шести верстах от города. Силы его состояли из корпусов короля Неаполитанского, фельдмаршалов Нея и Дауста. Не стану описывать пространно атаки неприятельской, которую он произвел на меня 4-го числа в шесть часов утром, а донесу, что он чрез целый день делал на всех пунктах покушение завладеть городом, штурмовал мои батареи, но везде был отбит с великим уроном. Сей невероятный успех противу многочисленного неприятеля под личным предводительством самого императора французского единственно приписать должно к необыкновенной храбрости чиновников и войска Его императорского величества, которые чрез 13 часов сражения, несмотря на большую потерю и упрямство атакующего неприятеля, ни на минуту не ослабевали».
Близ 5 часов пополудни к Смоленску подоспела армия Багратиона – скорость сию нельзя замечательною не признать! Раевский получил подкрепления в количестве двух дивизий. К вечеру к городу подошли и войска Барклая.
Последний, явственно обхода опасаясь, приказал Багратиону отправиться к Валутину, где тот должен был обсервировать движения неприятельские. По донесениям верным, Багратион тут буквально взбеленился и на главнокомандующего едва не с кулаками пойти вознамерился. Но сдержал всё же порыв свой.
Сего же дня столкновение знатное случилось у Витгенштейна. Здесь авангарды 1-го Отдельного корпуса неотступно преследовали французов и прибыли в окрестности города Полоцка. Генерал-майор Гельфрейх, прибыв в окрестности погоста Ропны, получил приказание Витгенштейна очистить от французов лесное дефиле, начинавшееся от корчмы Ропны до мызы Присменицы в окрестностях города Полоцка, и для исполнения этой задачи выслал из своего авангарда 25-й и 26-й егерские полки, для поддержки которых направилась затем 2-я бригада 5-й пехотной дивизии под начальством генерал-майора князя Сибирского, из Пермского и Могилевского пехотных полков.
Жаркая перестрелка и лесной бой егерей продолжались около трех часов, после чего высланные генерал-майором Гельфрейхом полки ударили в штыки.
Тако же арьергардные бои были у 3-й Резервной Обсервационной армии генерала от кавалерии Тормасова.Здесь утром 16 августа австро-саксонский авангард возобновил свои боевые действия против расположенного на позиции при селе Дивине арьергарда генерал-майора Чаплица, «но отражаем был с столь великою потерею, что более уже не покушался беспокоить нас», а арьергард генерал-майора Чаплица удержал за собой свою позицию при селе Дивине.
Знатное дело было у Тормасова же при местечке Устилуг и при деревне Выдранка на реке Западном Буге на Волыни.
В пятом часу утра генерал-майор Хрущов переправил на пароме в местечке Устилуге через реку Западный Буг 10 казаков под командой хорунжего Котова «дабы выманить неприятеля, имевшего свои ведеты» и в подкрепление этим казакам выслал ещё 10 казаков под командой хорунжего Решетовскова. Польские ведеты тотчас же удалились в деревню, в которой скрытно был расположен польский отряд из пехоты и из кавалерии, силой до 400 человек, почему генерал-майор Хрущов и не велел своим казакам следовать далее – «а стараться только их выманивать». Последствием произведенного казаками выманивания явилась высылка неприятелем 30 улан, затеявших перестрелку с нашими 20 казаками, ввиду чего генерал-майор Хрущов приказал войсковому старшине Чикилёву 1-му переправиться ещё с 30 казаками и, при возможности, сбить польских улан и захватить кого-либо из них в плен.
Во время переправы войскового старшины Чикилёва 1-го со своими казаками польские уланы были усилены ещёё 40 уланами и из деревни вышли 50 польских пехотинцев для подкрепления своей кавалерии, но войсковой старшина Чикилёв 1-й, не дав им времени соединиться, ударил со своими 50 казаками в дротики и опрокинул польскую пехоту, причём взял в плен 1 офицера и 20 нижних чинов – остальные были убиты. Удар войскового старшины Чикилёва 1-го поддержали со своими казаками хорунжий Котов, под которым была убита лошадь, и хорунжий Решетовсков, который был при этом ранен. Польские уланы, увидев гибель своей пехоты, стали отступать, но войсковой старшина Чикилёв 1-й тотчас бросился на них в атаку и, опрокинув, убил 15 человек и взял в плен 7 человек.
В это самое время генерал-майор Хрущов получил рапорт от майора Аршукова о переправе сильного польского отряда по мосту через реку Западный Буг под местечком Гродло. Две польские колонны, каждая из 500 человек, переправившись под прикрытием огня своей артиллерии но устроенному ими мосту через реку Западный Буг под местечком Гродло, направились для атаки отряда майора Аршукова – одна колонна двинулась прямо на него, а другая пошла влево, в обход. Майор Аршуков, «предвидя сие» и имея невыгодную позицию, отступил заблаговременно на три версты лесом по берегу реки Западного Буга к деревне Выдранке, где, «заняв выгодную позицию на открытом месте, остановил тем самым движение неприятеля».
Генерал-майор Хрущов вынужден был вернуть отряд войскового старшины Чикилёва 1-го с польского берега реки Западного Буга в местечко Устилуг и сейчас же послал из этого отряда 100 человек пехоты, полуэскадрон Арзамасских драгун и 25 казаков на подкрепление майора Аршукова, положение дел в отряде которого осталось без перемены и после прибытия к нему подкрепления – оба противника простояли в виду друг друга «до самой ночи», когда польский отряд отступил по мосту обратно в местечко Гродло, оставив свой пикет из 100 чел. на правом берегу у моста. Но этот пикет при приближении к нему отряда майора Аршукова тоже отступил за реку в местечко Гродло.
Небольшое дело было и в Рижском корпусе генерала Эссена 1-го при деревне Санкт-Олай. При местечке же Любавичи отличились казаки генерал-майора Денисова 7-го из 1-й Западной армии Отдельного казачьего корпуса генерала Платова казачьего отряда. Здесь оный «напав на последнюю часть французской армии, переходящей на левую сторону Днепра, сильную сделал в ней тревогу, будучи в тылу по ее направлению, истребил множество обозов и с зарядами ящиков, при чем взято в плен до 700 человек; оттуда обратно к городу Смоленску».
У меня здесь тоже день довольно напряжённый.
Направил днесь императору рапорт об организации и штатном составе Петербургского ополчения:
Имею щастие всеподданнейше поднести вашему императорскому величеству на высочайшее благорассмотрение учиненный в Устроительном комитете состав Санкт-Петербургской военной силе и двум вербуемым полкам конных казачьих волонтеров.
Лошади для сих полков будут от города, а обоз построится из организации сумм, в пожертвование приносимых.
Имею щастие представить на благоусмотрение вашего императорского величества равномерно и списки чиновникам, назначенным в дружинные начальники, испрашивая им всемилостивейшего в сем звании утверждения
Состав Санкт-Петербургской военной силы
Оная составляется из конных казаков и пеших воинов.
Конница будет состоять из двух казачьих полков, каковые и вербуются уже: первый из 500 человек казаков графом Д'Оливейром, а второй из 5-ти эскадронов, в 500 человеках же состоящих, отставным артиллерии штабс-капитаном бароном Боде.
Сии полки казачьи имеют состоять в команде по высочайшему утверждению: первый у графа Д'Оливейра, а другой до сформирования оных эскадронов у штабс-капитана барона Боде.
Сколько ж они полагают в каждом полку иметь штаб- и обер-офицеров и прочих чинов, равно и обоза, у сего подносятся в оригинале за их подписанием донесении.
Пешие воины делятся на дружины, а дружины на сотни; в каждой дружине 4 сотни; в каждой сотне 200 человек воинов.
Сотня делится на 8 десятков, в каждом десятке по 25 человек.
Дружина имеет состоять в команде начальника дружины, сотня у сотенного начальника. А в оной 4-м офицерам поручается каждому по 2 десятка с их урядниками.
Все дружины разделены будут на некоторое число бригад.
По сему исчислению имеет состоять в дружине: дружинный начальник, 3 штаб-офицера, 2 адъютанта, 1 квартермистр, он же исправляет и должность казначея, 1 дружинной барабанщик, 1 лекарь, 1 фельдшер; писарей: 2 адъютантских, 2 при квартермистре. Сотенных чинов: сотенный начальник, 2 порутчика, 2 подпорутчика, 13 урядников, из коих старший один, 200 воинов (ежели ж люди будут оставаться, то предполагается прибавить еще в каждую сотню по 12 человек), 2 барабанщика, 1 урядник для приема и присмотра аммуниции, 1 урядник для приема провианта, 1 писарь.
По сему ращету имеет в дружине состоять: 1 дружинной начальник, 3 штаб-офицера, 4 сотенных начальника, 23 обер-офицера, 60 урядников, 800 воинов, 9 барабанщиков, 1 лекарь, 1 фельдшер, 8 писарей.
Нестроевых при обозе: 4 при патронных ящиках, 16 при хлебных полуфурках, 1 при лазаретной телеге, 1 при аптечном ящике, которых имеет быть при двух дружинах один. Сверх сего в каждую сотню по две артельные повозки.
Окроме вышеписанного, войдет в состав каждой дружины:
1) из здешнего баталио«а внутренней стражи по нескольку обер- и унтер-офицеров и рядовых;
2) инвалиды, годные к службе, в Санкт-Петербургской губернии имеющиеся, в том числе несколько из Александровской фабрики будут также распределены по дружинам и сотням.
Полковнику Мейбауму, который назначен командовать дружиною санкт-петербургского мещанства, поручится размещение по мере вступления старых унтер-офицеров и рядовых в дружины и сотни.
Об одежде
В коннице по рисунку, высочайше утвержденному. В пехоте ж всем служащим при ополчении штаб- и обер-офицерам иметь мундиры общеармейские. Те же, кои имеют мундиры при отставке, могут носить и оные. Пешие воины сохраняют свое крестьянское платье, но не длиннее иметь кафтаны одного вершка за колено. Прочие принадлежности к одежде по их состоянию. Фуражку на голове суконную. Сапоги черные с такими голенищами, чтобы в осеннюю и холодную погоду сверх шаровар оные надевать могли, и должны быть так просторны, чтоб каждой в зимнее время мог обвертывать ноги в суконные онучи. Кафтаны должны быть такой ширины, дабы под оной мог надевать каждый человек овчинной полушубок. Кушак иметь какой кто может. Фуражка должна быть так, чтоб оную мог каждой во время холоду подвязывать сверху ушей под бородою. Форма фуражек полагается всем одинаковая, но на каждой из них иметь выбитой из медной латуни крест с изображением на оном вензелевого его императорского величества имени и с надписью «За веру и царя». Каждый пеший воин должен иметь ранец, и в оном одну рубаху, холстинные портки, рукавицы с теплыми варежками, двое портянок, суконные онучи и запасные сапоги. Сверх оного должно оставаться в ранце столько места, дабы оной мог иметь сухарей на трое суток.
К ранцам в дружинах приделывать ремни для носки оных по примеру регулярных войск.
О вооружении
Для вооружения предполагается ружье. Суму для патронов кожаную чрез плечо такой формы, какую иметь могут.
Патронов с пулями на каждого человека в суме 40, а в ящике 35. Сабель и тесаков пешим воинам не иметь. Не позволяется у кафтанов делать особые какие воротники или переменять покрой и форму мещанского и крестьянского кафтана. Позволяется дружинным начальникам иметь номер дружины на людях своих, вышитой сукном или тесьмою на верхней поле кафтана на груди.
О жалованье
Дружинным начальникам жалованья никакого не полагается по важности звания, в коем они по особой доверенности государя императора служат из усердия к отечеству.
Равно штаб- и обер-офицерам на сих же правилах жалованья не полагается; но как могут из всех оных случиться недостаточные люди, то в пособие таковым, по назначению командующего военною Санкт-Петербургскою силою, полагается выдавать из сумм, пожертвованных на сие ополчение; а сотенным чиновникам определяется по 30 руб. в месяц; им же, когда потребуют, отпускать провиант и порцию, положенную нижним чинам.
Урядникам, дружинным барабанщикам, фельдшерам и писарям полагается жалованья в месяц по 1 р. 50 к. и провиант.
Всем прочим воинам по 1 р. 20 к., а нестроевым по 1 руб. и провиант. Жалованье выдавать всем чинам помесячно, а провиант, смотря по обстоятельствам, мукою или сухарями. Мясные и винные порции выдавать по назначению командующего военною Санкт-Петербургскою силою.
О наградах
Все штаб- и обер-офицеры получают награды за храбрость и мужество противу неприятеля точно такие же, какие определены в армиях действующих.
Увечные на службе офицеры, имеющие свое достаточное состояние, получат от государя чин или орден. Недостаточным же из них санкт-петербургские сословии уповательно не отрекутся назначить и приличную по смерть пенсию.
Все урядники, казаки и воины получают за храбрость медаль, для сего случая от государя императора установленную; получившим же таковые медали предоставляется дворянству впредь назначить пенсию.
Всякой урядник, казак и воин, сделавшийся неспособным от ран, получает по смерть содержание.
О денщиках
Денщиков всем штаб- и обер-офицерам, не имеющим своих людей, не полагается, а предоставляется, по дозволению дружинных начальников, употреблять во время свободное людей, в их сотнях находящихся.
Прочим же штаб- и обер-офицерам, имеющим своих людей, позволяется иметь оных: дружинные начальники не более 4 человек, штаб- и [обер]~офицерам не более 2, а прочим не более одного.
О обозах
Дружинному начальнику позволяется иметь две повозки, штаб-офицерам по одной повозке. Да в каждой сотне иметь одну повозку парою для офицерских екипажей. Дружинным адъютантам и квартермистрам иметь в каждой дружине одну повозку.
О определении и комплектовании штаб- и обер-офицерами С. -Петербургской военной силы
Дружинные начальники утверждаются государем императором. При убыли дружинного начальника замещает другим его место командующий генерал и представляет на утверждение государю. Дружинные начальники могут быть: подполковники, полковники и генерал-майоры. Штаб-офицеры назначаются и при убыли замещаются дружинными начальниками, а.утверждаются командующим генералом. Штаб-офицеры могут быть: майоры, подполковники и даже полковники. Сотенные начальники назначаются и при убыли замещаются и утверждаются дружинным начальником с донесением по команде командующему генералу. Сотенные начальники в дружинах могут быть: порутчики, штабс-капитаны и капитаны. Прочие все офицеры определяются и при убыли замещаются дружинными начальниками с донесением по команде к сведению командующему генералу. Сии офицеры должны быть: прапорщики, подпорутчики и порутчики. Адъютанты и квартермистры дружинные назначаются дружинным начальником, о которых также представляется командующему генералу, но утверждаются дружинным.
О урядниках
Урядники назначаются первоначально и при убыли замещаются сотенными начальниками, а утверждаются дружинными начальниками; переменяются же другими не иначе, как с дозволения дружинных начальников.
О чинах штаб- и обер-офицерских
Все отставные из военной службы помещаются в С.-Петербургскую военную силу теми же чинами, какими они состояли в отставке.
Если в военной службе бывшие состоят ныне по какому-либо случаю переименованы из военных статскими чинами без повышения, то оное не отнимает вышеписанного правила.
Из статских чинов, не служившие в обер-офицереких чинах, в военную службу помещаются на следующих правилах:
Коллежские советники — капитанами.
Надворные советники и коллежские ассесоры — штабс-капитанами.
Титулярные советники — порутчиками.
Коллежские и губернские секретари — подпорутчиками.
Коллежские регистраторы — прапорщиками.
Служившие же в военной службе штабс-капитанами и капитанами и, дослужившись по статской службе в коллежские и надворные советники, принимаются майорами.
Чины статские остаются при них.
О производстве
Производство делается не по линии, а только за оказанную храбрость или по особому представлению командующего генерала.
При убыли дружинного начальника командующий генерал может определить начальником предпочтительнее из штаб-офицеров, то есть из полковников или подполковников, и представляет на утверждение государю императору.
Равным образом может и из майоров назначать дружинным и представлять государю о производстве оного в подполковники, изъясняя в представлении своем ясные причины, по коим он удостоивает к сему производству.
Прочие чины при убыли не иначе пополняются, как принятыми из отставных, несмотря на то, что сколько в дружине будет порутчиков, подпорутчиков или прапорщиков.
О обучении
Обучение воинов должно быть самое простое и состоять только в следующем:
Первый приступ к обучению есть тот, чтобы вперить в воина знание своего места в шеренге и в ряду, то есть чтобы каждый знал человека, который стоит впереди и позади, и тех, которые в шеренге стоят у него по правую и левую сторону.
Надлежит вразумить его, что ни в каком случае он не должен отрываться от сих людей; если бы даже действовал и в россыпи, то и тогда не должен терять их из виду. Сие есть главное начало, связывающее всякое регулярное войско и дающее ему преимущество над необразованными толпами.
Ружьем учить только на плече нести оное правильно, заряжать, стрелять и действовать штыком; на караул же делать не учить.
Учить поворотам и маршировать фронтом, изводами и по отделениям. Не искать в сем марше никакой красоты и тем только ограничиться, чтобы со временем достигнуть того, чтобы ступали в одну ногу, дабы не иметь во фронте волнования, которое приготовляет расстройку. Обучать также нужным деплоядам.
Дружинам в больших линиях равняться между собою посредством средних рядов, также построения и ращет в дружинах производить по принятому в российской службе способу.
Генерал от инфантерии князь Г.-Кутузов
Генерал-лейтенант князь Салагов
Генерал-лейтенант Буткевич
Генерал-лейтенант Сукин 2-й
Генерал-лейтенант Герард
Генерал-майор Бегичев
Коллежский асессор Ковалевский
Резолюция Александра I: «Быть по сему.
Александр» 1.
К сему приложил список предлагаемых мною дружинных начальников, который список сразу же высочайше апробован был:
1. Полковник Мейбаум.
2. Генерал-майор Ададуров.
3. Полковник Дубенский.
4. Генерал-майор Кошелев.
5. Камергер Мордвинов.
6. Статский советник Бестужев.
7. Полковник Шем йот.
8. Генерал-майор Карпов.
9. Бригадир Скворцов.
10. Статский советник Воеводский.
11. Полковник Сычевский.
12. Статский советник Николев.
13. Генерал-майор князь Мышецкий.
14. Полковник Чернов.
15. Генерал-майор Великолольский.
Тако вот отчитался я за сделанное на посту начальника ополчения Петербургского. Из рапорта сего любой офицер увидит, что хотя и в стеснённых условиях и по времени недостатку, но содеял я регулярное войско из мужичков и мещан. Что будет далее с ним – не ведаю, но почву я ему заложил крепкую.
С чего же и для чего же рапорт сей понадобился – о том умолчу хотя до завтрева, ибо сглазить не хочу, но обещаются мне перемены некие некакими устами важными…
Далее - вновь бумаги. Уже не столь важные.
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments