Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

7 сентября. Ночь не спал почти. Забывался минуткою короткой, потом снова что-то будто дёргало. Кроки позиции уже перед глазами плавать стали. Всё думал: али не учёл чего? Как рухнет Наполеон на меня утром – и побегут мои. Дух войска чрезвычайный, верно сие; но мне ли не знать, как легко срываются в бег солдаты, лишь почуяв, что рядом нет локтя товарища своего! И каждый мужественен, каждый храбр, каждый стыдится потом, что сорвался в панику – а строй есть строй: один назад подался, а у всех остальных уверенности убавилось. Да и от гг. офицеров зависит весьма многое, ежели не всё. Именно их мужество неустрашимо должно быть; но не так, чтобы первому стоять и грудь под пули; нет, тут неустрашимость в команде быть должна, в начальствовании над солдатами под пулями и ядрами, когда тело твоё всеми силами рвётся прочь, в тишину или укрытие спасительное, всеми способами устремляется к спасению – и только дух, повелеваемый долгом и честью, удерживает его на месте смерти торжества – а надобно ещё и командовать. Вот она, храбрость офицера – сохранять твёрдость в командовании нижними чинами и пред самым ликом смерти; тогда и нижние чины стоят неустрашимо.
А вот храбрость генерала в другом. В думе сложнейшей, в розмысле неувереннейшем, в измерении мысленном своих и противника своего действий и находжения пртивудействий им. В смелости помысла – вот где храбрость генерала. Стоять под огнём или солдат в атаку вести – сию храбрость он ещё в должности офицерской обыденной принадлежностью жизни воинской принять должен; как натурфилософы говорят, животным его свойством стать она должна. Стоять и умирать – это просто; сложно двигаться так. Чтобы жить и заставлять умирать неприятеля. Вот ключ всего! – а многие генералы наши во времена сии странные молоды слишком: в должностях офицерских не послуживши как следует, не успели обвыкнуть к храбрости офицерской – посему путают последнюю с генеральской храбростью, разума храбростью, а не телесною. Потому доблестью считают стоять и умирать, потому так трудно с ними с Наполеоном именно биться, коий сею храбростию генеральской изрядно обладает, как и маршалы его.
Впрочем, светает. Пора к кургану моему выдвигаться.
Или к кресту моему?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments