Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

9 сентября. Сего дни армия наша продолжила отступление. Шли к Землину и Лутинскому.
В арьергарде с утра был Платов, и под начальством его отряд немалый: казачий корпус 1-й Западной армии, Масловский отряд ген.-мaйopa Пассека (4-й, 30-й, 48-й егер. полки), Волынский и Тобольский пехотные полки (4-1 пех. дивизии), Изюмский гусарский полк и 2-я конная рота Донской артилле¬рии (12 орудий).
Все эти войска оставались на нашей Бородинской позиции до четырёх ча¬сов утра сего 8 сентября, а казаки Платова ещё и дольше; после чего стали отступать к городу Можайску. Здесь пехота и конная рота заняли город, а казачий корпус атамана Платова стал левее этого города.
Наполеон приказал своему авангарду, под начальством Мюрата, составленному из четырёх резервных кавалерийских корпусов и из пе¬хотной дивизии ген.Дюфура, вытеснить наш ариергард из Мо¬жайска – это показал один пленный, ныне захваченный. Но французы подошли к городу довольно поздно – лишь в пятом часу пополудни, а посему хоть и открыли сильную канонаду, но не успели овладеть городом.
Сражение, тем не менее, произошло, хотя и незначительное. У нас убиты хорунжий и 5 казаков, но нападение было отбито. Впрочем, заслуги начальника арьергарда в том никакой. Тем паче, что я сам заметил наступление неприятеля в значительных силах, и расположил обе наши армии временно на высотах сзади города для возможной поддержки своего арьергарда.
Платов по-прежнему несносен; не в том, что лично я к нему испытываю какие-то чувства враждебные, но пить он продолжает. Через то и казаки его недостаточно хорошо сдерживают напор неприятеля. Вот и ныне арьергард атамана сего не мог удержаться на своей позиции при Можайске и, будучи жарко атакован Мюратом, вынужден был не только сняться с этой позиции но и отступить вслед за главными силами к селению Моденово, в расстоянии всего лишь около трёх вёрст от биваков наших.
Так что начальником арьергарда назначил я Милорадовича. Кроме того, усилил его 1-м резервным кавалерийским корпусом, шестью егерскими и четырьмя пехотными полками.
Небольшие столкновения у Эртеля.
Далее продолжу анализ сражения Бородинского.
Итак, уже после взятия села сего я понял, что сражение проиграно стратегически. Да, проиграно, ибо все эти рассуждения об одержанном поле боя или о том, кто куда отступил, - это всё для историков.
Именно после потери Бородина – ещё до всяких просьб о помощи от Багратиона – я распорядился отправить ему 2-й корпус. Именно после этого к полю боя были придвинуты резервы от Татаринова. Именно после этого я и отстранился от управления боем – зачем? От него уже ничего не зависело, а резервы могли двигать и штабные офицеры.
Мы же с Наполеоном поняли: он разгадал мой замысел; я не смог разгромить его манёвром. Сражение всё-таки вынуждено было превратиться в чисто оборонительное, где всё зависело уже не от красоты стратегического замысла главнокомандующего, а от стойкости солдат. Посему он бы столь пассивен в решениях своих, потому мне оставалось только сидеть и наблюдать. Мы померялись разумами; он уклонился от навязываемого ему варианта боя, а у меня не было иных.
А дальше остаётся только описать чистую драку. По-своему, это восхитительно: рукопашная перед флешами, в которой дрались 50 тысяч человек! Это зрелище хтоническое!
Но беда в том, что – бесполезна была драка сия. Массовое лишь человекоубийство.
Итак, двукратная попытка Давуста атаковать флеши не удалась, и обе его дивизии были отброшены в лес; вскоре Ней, поддержанный огнём большой батареи, развернулся на левом фланге Давуста, и атака была возобновлена. Артиллерия и пехота наши встретили врагов дождём картечи и пуль, но французы, преодолевая ужас смерти, прорвались через интервалы между орудиями и захватили укрепления с тыла.
Но этот успех был недолог. Дивизии Воронцова и Неверовского снова ударили в штыки и, при содействии 4-го кавалерийского корпуса, опрокинули противника, нанеся ему огромные потери.
Ней и Давуст снова двинулись вперед; Мюрат поддерживал эту атаку, направив корпуса Латур-Мобура и Нансути уступом вперед и правее Давуста, а корпус Монбреня — в резерве за Неем. Бой перед Семёновскими флешами снова усилился.
Воронцов, ведя дивизию свою в контратаку, был ранен и покинул поле сражения. Багратион, опасаясь быть охваченным слева, приказал Тучкову прислать дивизию Коновницына на поддержку Воронцова и Неверовского и взял несколько батальонов из второй линии корпуса Раевского, бывшего правее него, придвинул из резерва 2-ю гренадерскую дивизию принца Мекленбургского и поставил её влево от Семёновской; к левому флангу 2-й гренадерской дивизии придвинул 2-ю кирасирскую дивизию Дуки. Я же послал на усиление левого крыла Измайловский, Литовский и Финляндский полки из резерва, а за ними двинул семь гренадерских батальонов, три полка кирасир и три батареи гвардейской артиллерии.
Тем временем вице-король стоял в выжидательном положении у Бородино, наблюдая развитие сражения на нашем левом крыле; когда же Давуст, Ней и Жюно стали подаваться вперёд, он решил начать атаку на центр.
Решив наступать за Колочу, вице-король оставил дивизию Дельзона у Бородина, а кавалерийской дивизии Орнано на правом берегу р. Войны, впадающей в Колочу, приказал прикрывать левый фланг; затем он двинул все свои войска за Колочу, поддерживаемый огнём артиллерии, выставленной у Бородино. Все эти войска двинулись на курганную батарею, обороняемую 7-м корпусом Раевского, у которого, после отправки восьми батальонов на помощь Багратиону, оставалось только восемь батальонов. Из них четыре, под начальством Паскевича, расположились правее батареи, а четыре, под начальством Васильчикова — левее; егеря 12-й и 26-й дивизий обороняли кустарник при впадении ручья Семёновского в Колочу; три егерских полка стояли в резерве за батареей. На левом фланге Раевского расположился 3-й кавалерийский корпус.
В10 часов, оттеснив наших егерей, вице-король атаковал батарею дивизиями Брусье и Морана, переправившимися через Колочу. Минута для атаки была выбрана удачно: французская артиллерия уже несколько часов обстреливала батарею, Семёновские флеши только что были заняты Неем, резерв Раевского был наполовину израсходован на поддержку Багратиона.
Первая атака, произведённая дивизией Брусье, была отбита; французы отступили в овраг и усилили обстрел батареи артиллерией.
В одиннадцатом часу бригада Бонами дивизии Морана устремилась к люнету; дивизия Паскевича, понёсшая до того огромные потери, не в состоянии была удержать атакующих. Бонами с 30-м линейным полком ворвался на батарею, и там загорелся отчаянный рукопашный бой. Это был серьёзный момент сражения: по овладении батареей противник врезывался в наше расположение и разобщал наши армии.
Но, по счастью, поблизости находился начальник штаба 1-й армии генерал Ермолов, которому нельзя не отдать должное в этой ситуации. Сознавая важность обстановки, он приказал следовавшим за ним двум артиллерийским ротам полковника Никитина выстроиться фронтом к потерянному укреплению и открыть огонь по столпившимся на нем французам; сам же, взяв 3-й батальон Уфимского полка, повёл его на батарею, за ним двинулись три егерских полка резерва и оставшиеся защитники укрепления, и всё это ринулось на батарею в штыки. Противник был опрокинут с кургана и, охваченный с флангов остатками полков 26-й и 12-й пехотных дивизий, отброшен на значительное расстояние. Израненный генерал Бонами был взят в плен.
В это время Ермолов был ранен картечью в шею, а начальник артиллерии 1-й армии граф Кутайсов убит.
Барклай-де-Толли, видя полное изнеможение корпуса Раевского, сменил его батальонами 24-й пехотной дивизии Лихачёва, которую вскоре поддержал также 4-й дивизией принца Евгения Вюртембергского.
Около 10 часов я посчитал, что французы довольно втянулись в дело на нашем левом фланге. Поэтому отдал приказание Милорадовичу с 4-м пехотным и 2-м кавалерийским корпусами сблизиться с центром и Платову с казаками и Уварову с 1-м кавалерийским корпусом переправиться через реку Колоча ниже Бородина, и атаковать левое крыло неприятеля.
К глубочайшей моей досаде и сожалению случилось так, как случилось. Лишь в двенадцатом часу дня Уваров с 28 эскадронами и 12 конными орудиями переправился через Колочу и двинулся к р. Войне, где был встречен дивизией Орнано и 84-м пехотным полком, которые отошли у Беззубова за мельничную плотину, а полк построился в каре перед плотиной. Боясь упустить противника, Уваров приказал лейб-гусарам атаковать пехоту без подготовки огнём конной артиллерии; три последовательные атаки лейб-гусар были отбиты, а когда была вызвана вперёд артиллерия, противник отступил за плотину.
На этом наступление Уварова, за неимением пехоты, и кончилось.
Платов с девятью казачьими полками переправился через реку Войну выше Беззубова и, рассыпавшись в кустах между неприятельскими колоннами и обозами, проник в самый тыл, до новой Смоленской дороги. Это движение заставило противника оставить оборону плотины, чем воспользовались лейб-казаки, бросившись через плотину в тыл неприятелю. Однако здесь они сорвали собственную же атаку, напав на обоз и принявшись разорять и грабить его.
После этого я отозвал Уварова и Платова, а честно говоря, и ныне не хотел бы видеть обоих. Бездарный «жё, сир» не сумел как следует воспользовать артиллерию; про Платова и говорить не хочется.
Тем не менее даже такой вялый удар показал потенцию замысла моего: как только вице-король узнал о появлении нашей кавалерии, он поскакал туда сам, приостановил атаку на центральную батарею и даже приказал дивизии итальянской гвардии переправиться обратно за Колочу для поддержки дивизии Дельзона. Благодаря этому время для французов уже было потеряно, и мы успели подтянуть к центру все войска, бывшие в резерве и на правом крыле.
Одновременно началась четвёртая атака на Семёновские флеши; на этот раз готовились атаковать две дивизии корпуса Давуста, три дивизии корпуса Нея, кавалерийские корпуса Латур-Мобура и Нансути и две лёгкие кавалерийские бригады. С нашей стороны оборонялись остатки сводной гренадерской дивизии, 27-я пехотная дивизия, 2-я гренадерская дивизия, 2-я кирасирская дивизия Дуки и три кавалерийских полка (Ахтырский, Новороссийский, Литовский) 4-го кавалерийского корпуса.
Ней повёл атаку во главе 24-го лёгкого полка и овладел левой флешью; дивизия Ледрю ворвалась в правую флешь, а затем захватила и третью, бывшую несколько сзади.
Но тут Багратион направил отбить флеши 27-ю пехотную дивизию, четыре батальона 2-й гренадерской дивизии принца Мекленбургского, кирасирскую дивизию Дуки и вышеупомянутые три кавалерийских полка с пятью конными орудиями. Французы снова были выбиты из флешей.
Около десяти часов утра Ней, Давуст и Мюрат опять повели атаку на флеши; после отчаянного боя, в котором были ранены князь Горчаков и генерал Неверовский, войска Нея овладели флешами. Но в это время подошла 3-я дивизия Коновницына с четырьмя кавалерийскими полками, которым и удалось снова выбить французов из флешей.
В 11 часов Ней и Мюрат ввели в бой дивизию Фриана (Давуст, по случаю контузии, передал командование Мюрату), корпус Жюно направился в лес между флешами и старой Смоленской дорогой, где завязал бой с егерями Шаховского.
Более 400 орудий было выставлено против нашего левого крыла; с нашей стороны число орудий было доведено до 300. На пространстве одной квадратной версты гремела адская канонада 700 орудий; французы смело стремились вперёд, наступая без выстрела под страшным картечным и ружейным огнём с нашей стороны. Они в четвёртый раз ворвались во флеши и снова были выбиты.
Через полчаса последовала шестая, последняя в сей день атака на флеши. Весь фронт нашего левого крыла двинулся навстречу и вступил в отчаянный рукопашный бой. Перемешалось всё — пехота, кавалерия и артиллерия; бились штыками, прикладами, тесаками, банниками. Некоторые неприятельские всадники, увлечённые запальчивостью, были захвачены даже в наших гвардейских полках. Одни только резервы обеих сторон стояли в отдалении неподвижно. В пылу этого боя и был тяжело ранен Багратион; граф де Сен-При и многие другие начальники выбыли из строя.
Вот теперь уже русские войска, не управляемые более, в половине двенадцатого окончательно уступили флеши французам.
Принявший по Багратионе команду Коновницын отвёл войска за Семёновский овраг, быстро привёл их в порядок, занял артиллерией ближайшие высоты и задержал дальнейшее наступление французов. Вскоре прибыл сюда посланный мною на командование левым крылом генерал Дохтуров.
Французы решили развить одержанный ими успех: вдоль Семёновского оврага были выставлены сильные батареи, после чего Ней повёл дивизию Фриана и частью своего корпуса атаку на Семёновскую. Мюрат же направил корпуса Латур-Мобура и Нансути на участок южнее Семёновской, причём последний должен был охватить этот участок, опрокинув полки Лейб-гвардии Измайловский и Литовский. Под страшным огнём наших батарей конница неприятельская понеслась через Семёновский овраг. Нансути три раза атаковал Измайловский и Литовский полки, понёсшие большие потери от огня французских батарей, но все атаки были отбиты батальным огнём, доскакавшие же до наших каре смельчаки умирали на штыках наших гвардейцев. Как донесли мне позднее, потери от артиллерийского огня были настолько велики, что наши доблестные полки отдыхали, когда несущаяся на них в атаку кавалерия заставляла свою артиллерию прекращать огонь.
Латур-Мобур шёл левее, севернее Семёновской, проскакал через части 2-й гренадерской дивизии, опрокинул драгун генерала Сиверса и заскакал в тыл Измайловскому и Литовскому полкам, но атака трёх наших кирасирских полков (5-го гвардейского корпуса) и Ахтырских гусар заставила его отступить за овраг.
Вслед за кавалерией Фриан с двумя пехотными полками двинулся на Семёновскую и овладел деревней. Наши войска левого крыла отошли к востоку от оврага на пушечный выстрел, но полки Измайловский, Литовский и Финляндский удержались у опушки леса, в центре Семёновского оврага.
Устал. Остальное допишу завтра.
Tags: 1812
Subscribe

  • Чтобы мальчишки жили вечно…

    Прошло 80 лет с начала войны. Тем не менее дата 22 июня по-прежнему болит. Об этом говорит всё, что говорит: интернет, эфир, ТВ, литература. А уж…

  • С Днём Победы!

  • Вышли "Русские до истории".

    Как забавно! Пока я в Луганске презентовал одни книги, вышла новая. Уже не публицистика - попытка научно-исторического расследования. Вот такую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments