Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

18 сентября. Достиг Подольска, Здесь сделали днёвку.
Отсюда отправил императору рапорт о фланговом движении моём, где не все, но кое-какие замыслы поведал ему:
"Подольск
После всеподданнейшего донесения моего от 4-го сего месяца я продолжаю движение мое около Москвы. Сделав два марша по Коломенской дороге для произведения в действие намерения моего склониться ближе на дорогу коммуникаций неприятельской армии, оставя ариергард мой на реке Пахре еа позиции у Кулакова, форсированным маршем сделал я фланговой к Подольску. В прошлой ночи ариергард мой скрытым маршем последовал сею же фланговою дорогою за армиею, оставя часть казаков для фальшивого их движения на Коломну с тем, что будто бы и армия сделала свое туда отступление.
До сих пор получаю я сведения об успехе сего фальшивого движения, ибо неприятель последовал частями за казаками. Сие дает мне ту удобность, что завтре армия, сделав фланговый же марш 18 верст на Калужскую дорогу и послав сильные партии на Можайскую, весьма озаботить должна тыл неприятельский.
Сим способом надеюсь я, что неприятель будет искать мне дать сражение, которого на выгодном местоположении равных успехов, как при Бородине, я ожидаю.
Заботу немалую делает мне мародерство, которое застал я усиленным до такой степени, что при движениях армии скорых преград сему злу положить трудно, но принимаются все меры. Зло сие частию причиною и тому, что я, одержав жестокое сражение при Бородине, должен был после баталии отступить назад; правда, известно было мне и то, что вся Наполеонова гвардия была сбережена и в дело не употребилась, а с нашей стороны до последнего резерва, даже к вечеру и гвардию, сей корпус драгоценной по его храбрости и порядку.
Генерал от инфантерии князь Г.-Кутузов"

Дух в войсках потихоньку подымается. Кажется, что и сами солдаты поняли никакого поражения нет, зато есть манёвр спасительный, для них и для страны полезный.
Того более: из Подольска выслал я отряд Милорадовича, состоящий из 8-го пехотного и 1-го кавалерийского корпусов, по направлению к Москве – как бы в поиск, но на деле в качестве авангарда нашего близ реки Десны. Так надо было видеть, как другие войски сим корпусам даже завидовали!
Приказ Милорадовичу отдал я вчерась такой:
"Поелику вам известно, что армия сего дня имеет прибыть к гор. Подольску на Тульскую дорогу, то имеете, ваше высокопревосходительство, до рассвета следовать по дороге, по которой шла 1-я колонна, а именно от Боровского перевоза чрез деревни: Ягоново, Жуково, Константиново, Плетениха, Навлянск, село Колычево, Шишкино, село Похрино, село Юм. При сем месте, переправясь с большою частью вашего ариергарда чрез реку Пахру, следовать до села Знаменского, что в 17 вер. от Москвы на Серпуховской дороге. 7-й корпус под командою Раевского с некоторым числом кавалерии оставьте в селе Юм, что сделает наш фланговый корпус. Казаков один полк оставьте на оставляемых вами высотах, которые отступить должны, когда неприятель их к тому принудит, и то по Рязанской дороге, которые потом могут опять присоединиться к армии тогда, когда неприятель откроет их фальшивое движение; движение всего вашего ариергарда должно быть так скрытно в ночи сделано, чтобы ни малейшего следа на фланговой нашей дороге неприятель не открыл, но желательно, чтобы неприятель сим движением остался в недоумении.
Князь Г.-Кутузов"
Надеюсь, движением сим окончательно запутаю я французов: Милорадович – генерал добрый, хитрости мои вполне хорошо исполнить должен.
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Никогда не отказывал я в быстром уме Наполеону. Он, как видно, уже в сей день понял, как обманул я его уступлением Москвы. Известно стало, что уже в сей день, когда бушевал ещё пожар Московский, он вызвал к себе ген.-майораТутолмина, оставшегося при Воспитательном доме и почти продиктовал ему письмо для матери-императрицы. Он говорил с Тутломиным о том, что не он повелеле сжечь Москву, что он сам от самого Смоленска он более ничего не находил, как пепел, что сжигая свои города и самую Москву, русские разрушают создание веков, чтобы причинить ему временный вред. После чего по просьбе Наполеона Тутолмин написал Марии Федоровне, что Наполеон почитает Александра по-старому и хотел бы заключить мир.
Насколько далее известно мне стало, письмо сие произвело известное действие на императрицу-мать. Она умоляла сына заключить с Наполеоном мир. Но поразительно другое: столь храбрый всегда на словах, столь гулко бивший себя в грудь совсем ещё недавно вел. кн. Константин присоединился к ней! Никогда не было у него характера последовательного; но всё же столь разительная перемена была бы забавной, коли бы не была столь постыдной. Насколько знаю я также, к уговорам сим присоединился также и Аракчеев. И канцлер Румянцев тоже – сей, полагаю, по причине склонности своей ко всему французскому ещё со времён путешествия своего с Гримом, а посему страдающего от состояния войны между Отечеством своим, к которому относится возвышенно, и предметом идеализма своего, Франциею.
Александр же на сей раз проявил характер. Ответа на намёк Наполеона не последовало. Последовало зато отдельное ещё указание ко мне, чтобы не смел я заключать мира с Наполеоном. Словбно бы я собирался! Для меня нынешнее положение: ни мира, ни войны – является идеальным для исполнения замысла моего. А именно: додержать армию французов в Москве до полного её разложения, одновременно окруживши её живейшими партиями и лишая средств ко пропитанию и пополнению. Чтобы, как турки, - начали они у меня конину жрать! А вот там уж выпустить сию массу дезорганизованную обратно в Европу, дабы там она ворочалась, раны зализывая, да с Англиею препиралась далее, нам не мешая дела свои устраивать, к пользе Отечества установленные. А для сего надобно мне, чтобы Наполеон хоть и до зимы в Москве посидел. А для того готов я с ним и переговоры мирные вести, тем самым время оттягивая ухода его неизбежного.
Но и у себя в армии продолжаю наводить я порядок. С дезертирами разбираемся потихоньку; никуда деться они не могут: хоть и 4 тысячах, как давеча, однако возвращают их к армиям.
С начальниками их сложнее. Распоряжении мои заерживаются, не выполняются или выполняютя не своевременно, а то и вовсе гг. генералы, а то даже и обер-офицеры позволяют себе толковать их по-своему. Осему издал я приказ сего дни: "

"№ 18 Главная квартира селение Кутузово
Вчерашнего числа назначено было войскам выступить в 4 часа пополуночи. Прибыв на позицию 2-й колоины, я с удивлением
увидел, что никакая часть войск еще не тронулась, и узнал, что кирасирские дивизии не были еще оседланы. Посылая повеления
мои о скорейшем приведении в движение войск, не могли они тронуться прежде 6 часов утра. Разыскивая сие, отчасти я нахожу, что диспозиция, вышедшая от меня накануне в 7 часов пополудни, дошла до некоторых корпусных начальников в 4 другого утра, а артиллерия и совсем приказа не имела. В отвращение того предписывается всем корпусным начальникам ежедневно в 7 часов пополудни присылать в главную квартиру мою адъютантов своих за приказанием, которое и будут они там выписывать для немедленного доставления к своим генералам.
Всем же г.г. генералам, выключая г.г. главнокомандующих, во всякое время находиться неотлучно в линиях при своих корпусах, кроме того случая, когда именно будет от меня в приказе сказано позволение не ночевать при оных".

<\lj-cut>
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments